Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Фрейганги (von Freygang)

Потомственный дворянский род, породнившийся с Гумилевыми

 

​Фрейганг Андрей Иванович, б/д, похоронен на Казанском кладбище Царского Села.

В 1823 году Благородный пансион при Царскосельском лицее заканчивает Фрейганг Андрей  (X класс), был цензором в СПб. 

Его брат, Фрейганг Василий Васильевич (1816-1898) — окончил уже Царскосельский лицей в 1836 году, тс, был начальником Западного почтового округа.

Родственная связь этих Фрейгангов с А.А. Фрейганг и её родителями не установлена (прим. сост.).

 

Семье Фрейгангов принадлежало расположенное около Люцина имение "Крыжуты". В этом имении семья жила и после революции, когда оно оказалось на территории Латвии.

 

Анна Андреевна Фрейганг, в замужестве Гумилёва (1886-1965)

 

Анна Андреевна Фрейганг, дочь Андрея Васильевича von Freygang (1848 — ?) и Шильдер-Шульдер Софии Анны (Анны Юрьевны) (1852-1933) родилась в Люцине, в родовом имении Крыжуты, 23 сентября 1886 года. Крестили девочку 8 декабря того же года в Космодамиановской церкви при  Лейб-Гвардии Саперном батальоне в Санкт-Петербурге.1  

Мать Анны, Анна Юрьевна — дочь статского советника Александра-Целестия (Александра Ивановича) Шильдер-Шульднера и Теонии-Александры-Луизы (Александры Иосифовны), урожденной фон Гамм. 

У супругов было, как минимум, четверо детей:

  1. сын Василий;
  2. дочь Ольга,
  3. дочь Анна (1886 — 1856, в замуж. Гумилёва);
  4. дочь Анастасия (1892-1955, в замуж. Енгалычева).2,3

 

Фрейганг Ольга Андреевна —  о ней в своих воспоминаниях пишет Л.И. Веселитская-Микулич: "В Воскресной школе, кроме Екатерины Максимилиановны Клеменц, преподавали еще Софья Павловна Ганнельфельд и Ольга Андреевна Фрейганг — три немецкие фамилии, но все они были русскими. Ольга Андреевна была хорошая, отвественная и опытная учительница, но она уехала на год в Персию к своей сестре и теперь им недоставало одной учительницы."10 Л.И. предложили место уехавшей Ольги. Далее она пишет: "Ольга Андреевна Фрейганг вернулась из Персии, о которой мне рассказывала много интересного и возобновила свои занятия в Воскресной школе."11 Кем была та сестра, к которой Ольга ездила в Персию нам пока установить не удалось (прим. сост.)

А в 1915 году она упоминается в хоре трезенников ЦС отдела Александро-Невского общества.4

 

В 1909 году Анна Андреевна Фрейганг вышла замуж за Гумилёва Дмитрия Степановича, старшего брата Николая Гумилёва. Оглашение брака, по православной традиции, состоялось трижды 14, 21 и 24 июня 1909 года в СПб Воскресенском всех учебных заведений соборе.

На момент брака Анна проживала с родителями, в Санкт-Петербурге, на Суворовском пр., д.34. Тамже, неподалеку, поселились после бракосочетания и молодожены, и часто подолгу гостили на квартирах семьи Гумилевых в Царском Селе.

Брак оказался счастливым, Анна, по свидетельству Александры Степановны, сводной сестры Дмитрия, любила своего мужа безумно и они смогли пронести теплые чувства друг к другу через всю жизнь.

После женитьбы младшего брата Николая в доме появилась её тёзка, вторая Анна Андреевна (Горенко, Ахматова).  Обе Анны, мягко говоря, между собой не ладили, но это не отразилось на взаимоотношениях братьев.

«Творить Коля любил по ночам, и часто мы с мужем — комната была рядом с его кабинетом — слышали равномерные шаги за дверью и чтение вполголоса. Мы переглядывались, и муж говорил: „Опять наш Коля улетел в свой волшебный мир"», — вспоминала Анна Гумилева ( Фрейганг).

Осенью 1910 года Дмитрий Степанович вышел в отставку с военной службы и до начала Первой мировой войны служил земским начальником в Петербургской и Тверской губерниях. Во время Первой мировой войны поручик Дмитрий Гумилев, прошел почти всю войну, был контужен  (по состоянию здоровья он был демобилизован раньше младшего брата), получил пять орденов.

С началом войны Анна записалась в Свято-Троицкую общину сестер милосердия. Год проработала в Петербурге в лазарете, а затем была отправлена в перевязочный отряд при 2-й Финляндской дивизии, где в это время служил Дмитрий.

После событий 1917 года положение семьи начало неуклонно ухудшаться. 

Последний раз Новый год братья встретили вместе в ночь с 1920 на 1921 год.

«Встретили мы Новый год очень оживленно и уютно. Никто из нас не предполагал, что этот год будет для нас трагическим, что это последний раз, что мы все вместе встречаем Новый год», — вспоминала А.А.Гумилева (Фрейганг).

Здоровье Дмитрии Степановича ухудшалось, он часто болел, терпел постоянную нужду. Пытаясь помочь брату материально, Николай устроил его юрисконсультом и управляющим финнансовой частью Петроградского Отделения Всероссийского Профессионального Coюза Поэтов, председателем которого он сам являлся (справка от 16 июля 1921 г.)7.

С августа 1921 года Анна Фрейганг переехала с мужем в Ригу к ее родителям, у которых было имение недалеко от г. Режице (ныне г. Резекне, Rēzekne, Latvia). Здесь ее застало известие о смерти Николая Гумилева, он был расстрелян по приговору ЧК по обвинению в участии в Таганцевском заговоре. И без того подорванное здоровье Дмитрия продолжало ухудшаться, от контузии у него бывали нестерпимые головные боли, сильно болела и стала сохнуть нога, не было средств к существованию.

Последние годы его жизни прошли в доме жены. Д.С. Гумилев вследствие контузии тяжело болел и умер вскоре после расстрела брата.

Как записал П.Лукницкий со слов матери А.И. Гумилевой, "10 сентября 1922 года в Риге, в психиатрической больнице, умер Дмитрий Степанович Гумилев. Вдова его Анна Андреевна Фрей<ганг> жила в Риге до 30-х годов, пока не уехала в Брюссель" 3. Жила она на самом деле не в Риге, а в имении "Крыжуты". Похоронен Д.С. Гумилев был в Риге4.

Она оставила любопытные, но грешащие неточностями воспоминания о Николае Гумилеве.Эти воспоминания, по-женски субъективно, "не переваривала" Анна Ахматова, о чем имеется множество язвительных заметок в ее "Записных книжках". Они, действительно, требуют существенной "фильтрации" и породили множество не имеющих отношения к реальности легенд, подхваченных современными биографами. Тем не менее, приведем несколько строк из этих воспоминаний, они говорят об авторе воспоминаний не меньше, чем о тех, о ком написаны сами воспоминания:

"… Мои воспоминания не являются литературным произведением, я просто хочу рассказать все, что знаю о поэте и его семье. Главное, конечно, о нем, о яркой, незаурядной и интересной личности, какой был Н. С. Гумилев.

Впервые я познакомилась с поэтом в 1909 году. Я поехала с моим отцом в Царское Село представиться семье моего жениха... От моего жениха я много слышала о Коле и мне интересно было с ним познакомиться. Я внимательно за ним наблюдала… Он держал себя скромно, но по всему было видно, что этот молодой человек себе на уме. 

... Старший брат был более покладистого характера и не протестовал, но предсказывал, что не все будут ему так подчиняться, на что Коля отвечал: "А я упорный, я заставлю"… Впоследствии, в своей взрослой жизни, поэт тоже не любил подчиняться. В его характере была даже известная доля заносчивости, что вызвало две-три дуэли...

.. Коля дал мне прочесть свое стихотворение, а я была в саду около дома. Села, читаю. В это время пришла племянница десяти лет и попросила поиграть с ней в мячик. Я встала и аккуратно положила листочек, где было написано стихотворение, на скамейку. Не прошло и двадцати минут, как пошел вдруг сильный дождь. Мы быстро вбежали в дом, а листочек я забыла на скамейке. Дождь прошел. Коля вышел в сад и о, ужас! - видит продукт своего творчества промокшим от дождя. Он так обиделся за такое пренебрежение, что сказал: "Вам я никогда не посвящу ни одного стихотворения, даже ни одной строчки". Слово это, увы, сдержал...

… Будучи от природы очень наблюдательным, Коля всегда подмечал у каждого слабые стороны, которые сейчас же высмеивал. Он вообще любил поддразнивать и грешным делом насмехаться, но добродушно...

… Ранней весной 1910 года С. Я. скончался. После его смерти жизнь в семье Гумилевых сильно изменилась даже внешне. Отцовский кабинет перешел Коле, и он в нем все переставил по-своему. Как часто добрые по существу люди бывают подчас неделикатны и даже эгоистичны! Помню, не прошло и семи дней, как пришла ко мне в комнату расстроенная А. И. и жаловалась на колину нечуткость. "Не успели отца похоронить, - говорила она, - как Коля стал устраиваться в его кабинете. Я его прошу подождать хоть две недели, мне же это слишком тяжело! А он мне отвечает: я тебя, мамочка, понимаю, но не могу же я постоянно работать в гостиной, где мне мешают. Дмитрий и Аня так часто и надолго приезжают, что мне всегда приходится уступать им свой кабинет". Без ведома А. И. я сейчас же пошла убеждать Колю повременить, но мои доводы на него не подействовали, он только посмеялся над моей сентиментальностью...

...В дом влилось много чуждого элемента. Весною 25-го апреля этого же года поэт женился на Анне Андреевне Горенко (Ахматовой).В семье Гумилевых очутились две Анны Андреевны. Я - блондинка, Анна Андреевна Ахматова - брюнетка. A. A. Ахматова была высокая, стройная, тоненькая и очень гибкая, с большими синими, грустными глазами, со смуглым цветом лица. Она держалась в стороне от семьи. Поздно вставала, являлась к завтраку около часа, последняя, и войдя в столовую, говорила: "Здравствуйте все!". За столом большею частью была отсутствующей, потом исчезала в свою комнату, вечерами либо писала у себя, либо уезжала в Петербург...

… Когда приходили юные поэты и читали ему свои стихи, Коля внимательно слушал; когда критиковал - тут же пояснял, что плохо, что хорошо и почему то или другое неправильно. Замечания он делал в очень мягкой форме, что мне в нем нравилось. Когда ему что-нибудь нравилось, он говорил: "Это хорошо, легко запоминается", и сейчас же повторял наизусть. Коля и в семье был строг к чистоте языка. Однажды я, придя из театра и восхищаясь пьесой, сказала: "Это было страшно интересно!" Коля немедленно напал на меня и долго пояснял, что так сказать нельзя, что слово "страшно" тут совершенно неуместно. И я это запомнила на всю жизнь...

… В 1911 г. у Анны Ахматовой и Коли родился сын Лев. Никогда не забуду счастливого лица Анны Ивановны, когда она нам объявила радостное событие в семье - рождение внука. Маленький Левушка был радостью Коли. Он искренне любил детей и всегда мечтал о большой семье. Бабушка Анна Ивановна была счастлива, и внук с первого дня был всецело предоставлен ей. Она его выходила, вырастила и воспитала. Коля был нежным и заботливым отцом. Всегда, придя домой, он прежде всего поднимался наверх, в детскую, и возился с младенцем. Но мятежную натуру поэта патриархальная спокойная семейная обстановка надолго удовлетворить не могла...

… Коля очень любил традиции и придерживался их, особенно любил всей семьей идти к заутрене на Пасху. Если даже кто-либо из друзей приглашал к себе, он не шел; признавал в этот день только семью. Помню веселые праздничные приготовления. Все, как полагается, одеты в лучшие туалеты. Шли чинно, и Коля всегда между матерью и женой. Шли в царскосельскую дворцовую церковь, которая в этот высокоторжественный праздник была всегда открыта для публики...

...5-го июля 1914 года мы с мужем праздновали пятилетний юбилей нашей свадьбы. Были свои, но были и гости. Было нарядно, весело, беспечно. Стол был красиво накрыт, все утопало в цветах. Посредине стола стояла большая хрустальная ваза с фруктами, которую держал одной рукой бронзовый амур. Под конец обеда без всякой видимой причины ваза упала с подставки, разбилась, и фрукты рассыпались по столу. Все сразу смолкли. Невольно я посмотрела на Колю, я знала, что он самый суеверный; и я заметила, как он нахмурился. Через 14 дней объявили войну. Десятилетний юбилей нашей свадьбы мы с Митей скромно отпраздновали на квартире художника Маковского на Ивановской улице в Петрограде при совсем других обстоятельствах. Все было уже не то, и тогда Коля напомнил нам о разбитой вазе...

… День объявления войны застал меня в имении моей матери - Крыжуты, Витебской губернии. Я сейчас же решила ехать к мужу, в Петербург. Приехав туда, поехала на квартиру моих родителей. Отца дома не застала и вообще никого. Оставив записку, помчалась в Царское Село и там узнала, что Коля, движимый патриотическим порывом, записался добровольцем в ЛГ Уланский полк, с которым был отправлен на фронт. Я сама записалась в Свято-Троицкую общину сестер милосердия. Год проработала в Петербурге в лазарете, а затем была отправлена в перевязочный отряд при 2-й финляндской дивизии. В этой дивизии мой муж был в пехотном полку, был награжден "Владимиром с мечами", пробыл три года на фронте и был сильно контужен. Коля уже в начале войны успел настолько отличиться, что был дважды награжден Георгиевским крестом за храбрость. Для поэта война была родная стихия... Несколько раз Коля приезжал на несколько дней в отпуск и раза два-три наши отпуска совпадали. Мы все трое "фронтовые", как называла нас Муся (племянница), делились впечатлениями...

… В 1919 году поэт преподавал во многих литературных студиях, в Институте Истории Искусства, в Институте Живого Слова. Я поступила слушательницей в Институт Истории Искусства на археологический факультет к проф. Струве, но часто заходила слушать Колю. Он читал очень интересно… В 1919 году Коля женился вторым браком на Анне Николаевне Энгельгардт. После того, как семье Гумилевых пришлось покинуть свой дом в Царском Селе с его чудной библиотекой, они переехали в Петербург. Художник Маковский предложил Коле временно свою квартиру на Ивановской улице. Мы все соединились, кроме Александры Степановны Сверчковой. Времена стали тяжелые...

… В 1920 году нам пришлось разъехаться. Муж получил назначение в Петергоф, а Анна Ивановна осталась жить с Левушкой, Колей и Асей, которые переехали на Преображенскую улицу № 5. В это время Ася ожидала прибавления семейства, чему Коля был очень рад и говорил, что его "мечта" иметь девочку, и когда маленькая Леночка родилась на свет Божий, доктор, взяв младенца на руки, передал его Коле со словами: "Вот ваша мечта".

.. 1921 г. последний раз мой муж, Коля и я встретили Новый год вместе. А. И. с Левушкой и Асей уехали в Бежецк, а Коля остался один. В Бежецке легче можно было достать продукты, что для Левушки и Аси было очень важно. Новый год - это уже семейный праздник, и мы трое его хотели встретить вместе. Встретили мы Новый год очень оживленно и уютно. Никто из нас не предполагал, что этот год будет для нас трагическим, что это последний раз, что мы все вместе встречаем Новый год...

В последний раз в жизни мне пришлось видеть Колю в самом конце июля 1921 года (1-го августа я уехала с больным мужем). Муж очень плохо себя чувствовал и просил меня зайти к Коле и принести привезенные им письма от Анны Ивановны. Коля, будучи у нас утром, забыл их захватить. Когда я пришла к нему, он меня встретил на лестнице и сказал: "А я как раз собирался к вам с письмами мамы. Какой сегодня чудный солнечный день, пройдемтесь немного, а затем зайдем вместе к Мите". И мы пошли прямо по Преображенской улице к Таврическому саду. Гуляя по вековым аллеям роскошного сада, разговорились; затем сели под дуб на скамейку отдохнуть. Тут поэт разоткровенничался. Первый раз за всю мою двенадцатилетнюю жизнь в их доме он был со мною откровенен. Сначала он рассказывал о путешествиях, потом перешел на свои взгляды на жизнь, на брак, много говорил о своих душевных переживаниях и о тех минутах одиночества, когда, уйдя в себя, он думал о Боге...

...25-го августа 1921 года трагически погиб наш талантливый поэт Николай Степанович Гумилев. Мы узнали об этом из газет. На здоровье моего бедного тяжело больного мужа гибель единственного любимого брата сильно подействовала. Он проболел еще некоторое время и тихо скончался. Несмотря на дружеские отношения с братом, поэт скрыл от него, от всей семьи и даже от матери, с которой был так откровенен, свое участие в заговоре..."

 

Из приведенных отрывков воспоминаний проступает образ домашней девушки, полюбившей своего единственного супруга на всю жизнь, и настолько, чтобы пойти за ним на фронт, имеющей традиционные взгляды на семейные отношения. Детей у Дмитрия и Анны, к сожалению, не было, она, как нам представляется, была бы и любящей матерью.

 

Есть еще одна связь Анны Андреевны с Царским Селом и Императорской Николаевской Царскосельской гимназией, которую окончили её супруг и его брат. Анна Фрейганг оказалась в родстве с расстреляным в 1941 году правоведом П.Н. Якоби, семья которого до революции проживала в Царском Селе и который также учился в Николаевской гимназии, в 1887-1888 гг.

В Риге, в предвоенный 1939 год Андрей, сын Анастасии Енгалычевой, родной сестры Анны Андреевны, женился на младшей дочери П.Н. Якоби, тоже Анне (заколдованное имя!). Вот, что пишет по эту поводу внучка П.Н. Якоби, Л. Флам, в своей книге воспоминаний о семье деда:

"Мать его жила по большей части в своем лат­гальском имении Крыжуты, принадлежавшем ее семье еще с дореволюционных времен. Было оно недалеко от русской грани­цы. Там Анастасия Андреевна Енгалычева (урожд. Фрейганг) вместе со своим бра­том Василием Фрейгангом вела хозяйство, не гнушаясь никакой работой. Сестра ее Анна Андреевна Гумилева, в прошлом жена брата поэта Николая Гумилева (по странному совпадению оба брата были женаты на женщинах, носивших одинаковые име­на), преподавала в Риге в одной из русских школ и дружила с семьей Якоби." 2

Андрей влюбится в Аннну- самую младшую дочь Якоби и женится на ней. Сохранились письма П.Н. Якоби и Анны Андреевны Фрейгагнг Гумилёвой друг к другу.2

 

Венчание сестер Якоби и братьев кн. Енгалычевых. Слева направо: Коленька Якоби, Ася (Анна) Якоби, кн. Анастасия Андреевна Енгалычева (урожд. Фрейганг), Андрей Енгалычев, Сусанна Яковлевна и Петр Николаевич Якоби, Вера Якоби, Денис Мицкевич, Николай Енгалычев. Бальдон, 23 июля 1939. Личный архив Л. Флам

 

Надо отметить, что именно Василию Андреевичу Фрейгангу, брату сестер Анастасии и Анны, мы обязаны установление точной даты смерти П.Н. Якоби в лагере в Котласе. Арестованный и сосланный позднее из Латвии, Василий Андреевич после войны оказался в Фергане и сделал запрос по этому поводу в Главное управление лагерей г. Москва. И оттуда получил официальный ответ:

 

После Второй мировой войны Анна Андреевна Фрейганг-Гумилёва переехала в Бельгию. В 1956 году в «Новом журнале» (Нью-Йорк) и были опубликованы ее воспоминания «Николай Степанович Гумилев».5 

Умерла она в Брюсселе 1 февраля 1965 года.3

В одном из упоминавшихся выше к ней писем правовед П.Н. Якоби написал фразу, которую можно отнести ко всем членам семьи Гумилёвых, в том числе и Анне Фрейганг: "Потомки скажут, "то было интересное время", а по мне лучше было бы все это прочесть в покойном кресле, из книжечки..." 

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии. Документы ЦГИА и ИРЛИ РАН публикуются впервые

 

Источники и примечания:

  1. ЦГИА СПб. Ф.19, Оп.114, Д.5810. 1909. Дело о бракосочетании подпоручика 147 Пехотного Самарского полка Дмитрия Степановича Гумилёва и дочери надворного советника Анны Андреевны Фрейганг. Л.1 об. Копия Свидетельство № 98 о рождении и крещении Анны Фрейганг.
  2. Л. Флам. Правовед Пётр Николаевич Якоби и его семья — М.: Русский путь, 2014. — 192 с., ил.
  3. Похоронена в фамильном склепе Фрейгангов-князей Енгалычевых-Якоби на кладбище Uccle в Брюсселе. Сведения Л. Флам.
  4. Газета "Царскосельское дело", 1915 г
  5. Анна Гумилёва. Николай Гумилев в воспоминаниях современников. – Париж; Нью-Йорк. 1989. С. 111-130. Впервые воспоминания опубликованы в "Новом журнале", Нью-Йорк, 1956, №46, сс.107-126. Перепечатаны в книге "Жизнь Гумилева-1991", сс.61-77. 
  6. "Труды и дни", с.332.
  7. Toronto Slavic Quarterly: Евгений Степанов ПОЭТ НА ВОЙНЕ — ЧАСТЬ 2 — Выпуск 6. Часть приведенных сведений и фотографии — из частного письма от родственников А.А. Фрейганг, любезно предоставленного Евгению Степанову Р.Д. Тименчиком.
  8. Русские Латвии
  9. Ключевая фраза, отражающая взаимоотношения между супругами братьев. Именно поэтому Анне Ахматовой жить в доме супруга не понравилось, хотя она так стремилась к семейному уюту
  10. ИРЛИ РАН. Рукописный отдел. Ф.44. Д.1. Воспоминания Л.И. Веселитской-Микулич. С.484, 485. Публикуется впервые
  11. там же. С.499
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1278 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!