Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Гесте Вильям (1763 (в. 1753) — 1832

русский инженер и архитектор шотландского происхождения

 

Гесте Василий Иванович (англ. William Hastie) (1763 — 1832) 

Исследователи творчества Гесте М. Ф. Коршунова и Д. О. Швидковский называют годом его рождения 1755 год. В ранних публикациях, включая энциклопедии, называется 1753 (согласно послужному списку 1822 года) или 1763 год (согласно сведениям Петербургского некрополя).

Шотландец Уильям Гесте, известный также под именем Василия Ивановича Гести, 48 лет своей жизни провел в Россиии, здесь он умер. Онприбыл в Кронштадт на борту судна Betsey and Brthers в 1784 г. в числе большой группы шотландских мастеров, откликнувшихся на приглашение Чарлза Камерона работать в России. Превратившись со временем в Василия Ивановича Гесте, каменных дел мастер из Шотландии сделал в России карьеру архитектора.

Гесте сочинял планы переустройства городов, применял новые технологии в мостостроении и до своего последнего дня, служа Российскому государству, оставался британским подданным. Царское Село явилось для Уильяма Гесте местом начала и полнейшего осуществления его карьеры. Грандиозный проект зодчего по преобразованию города, выросшего вокруг резиденции, определил строение и масштаб Царского Села, неизменные и поныне.

Происхождение Уильяма Гесте остается неясным, но достоверно известна причина его приезда в Россию — объявление в эдинбургской газете «Edinburgh Evening Courant» от 21 января 1784 года. Это объявление дал его соотечественник архитектор Чарльз Камерон, который от лица Императрицы Всероссийской Екатерины II пригласил кузнецов, каменщиков, мастеров кирпичной кладки и сводов для строительных работ в Царском Селе. В числе 73 ремесленников, заключивших контракт с Камероном, приехал и двадцатидевятилетний Уильям Гесте.

Он поселился в одном из специально спроектированных деревянных домов на Английской линии в Софии, небольшом городе близ Царского Села, который был задуман Екатериной Великой как символ грядущего осуществления высших государственных амбиций России — отвоевания Константинополя у турок и восстановления Восточной империи от Белого моря до Средиземного. Так, с самого момента своего прибытия, Гесте оказался причастным к замыслу императрицы по устроению идеального города с продуманной архитектурой и идеологией.

В связи с тем, что в Россию прибыло значительно большее число работников, чем ожидал Камерон, многие из них в скором времени вернулись на Родину. Гесте остался, но и он несколько лет ждал наилучшего способа применения своих сил.

В Софии в то время существовали две мастерские. Одна была предназначена для создания проектов (чертежная), а другая — для изготовления архитектурных деталей (скульптурно-литейная). К службе под руководством Камерона Гесте приступил в должности младшего каменщика — он был причислен к чертежной мастерской, которая занималась составлением архитектурных проектов. Но, даже если на этом этапе «младший каменщик» заниматься самостоятельной разработкой проектов пока не мог, то в команде Камерона свое чертежное мастерство, несомненно, отточил и, возможно, приобрел вкус к «художественному» черчению с мягкими растяжками в голубоватых полутонах.

С 1784 года Гесте работает чертежником, сперва под началом Камерона, потом в Конторе строений Царского Села. В те годы на глазах В. И. Гесте и, возможно, при его участии начинают реализовывать проект планировки и застройки города Софии его соотечественника Ч. Камерона. Оригинальность и масштабность задуманного не могла не оказать влияние на профессиональный выбор Гесте.

Лишь в 1786 году он ненадолго отлучается в окрестности Торжка, где вместе с А. Менеласом, своим соседом по Английской линии и собратом по масонской ложе, участвует в осуществлении идеи князя Н. А. Львова по поиску месторождений каменного угля. Следует отметить, что Гесте всегда держится прибывших в Россию соотечественников и позже, подобно Ч. Камерону, выбирает в жены шотландку — девушку своего круга: в 1795 году архитектор женится на Маргарет Брюс, дочери одного из своих соратников по каменному делу.

В марте 1787 года он вместе с двадцатью тремя английскими мастеровыми каменотёсного дела он продлил контракт с Конторой строений Царского Села. Условиями контракта предоставлялось:

  • 350 рублей годового жалования,
  • Казённое жильё,
  • 15-часовой рабочий день с двумя перерывами по два часа на завтрак и обед,
  • 30 рублей на обратный проезд в Шотландию.

Последний пункт контракта В. Гесте не понадобился: с 1792 года он поступил на службу архитектором в Кабинет Ея Императорского Величества. После восьми лет службы указом Екатерины II Уильям Гесте получает звание архитектора и поступает в подчинение Кабинета Ея Императорского Величества.

 

 

Результатом первых лет работы при русском дворе стал исполненный им для императрицы альбом проектных рисунков (1794), ныне хранящийся в Государственном Эрмитаже. До настоящего времени при нем находится написанная неизвестным лицом записка. Ее текст частично приоткрывает завесу тайны появления нового зодчего: "Посылаю тебе при сем в библиотеку е. и. в. зделанные кандидатом архитектуры Гастием по заданной программе: два плана, фасад и прорез, для присоединения оных к поднесенной им Гастием книге. 20 августа 1794."

Заслуживает внимания употребление слова "программа". Не исключено, что Гесте пытался получить  звание архитектора от Академии художеств. На 57 листах зодчий представил две неоготические виллы и несколько десятков загородных домов и садовых павильонов в неопалладианском стиле. Грамотно скомпонованные проекты Гесте отражают влияние архитектуры Роберта Адама и иногда содержат очевидные цитаты из современных английских строений, как, например, план загородного дома лорда Скарсдейла в поместье Кэдлстон.

Источником заимствования для первых чертежей Гесте, вероятно, были увражи из императорской библиотеки, с которыми придворный архитектор имел возможность работать и которыми мог воспользоваться.

Несмотря на то что спроектированные Гесте строения так и не были осуществлены, после рассмотрения проектов Екатерина написала с одобрением одному из своих главных советников в области искусств барону Мельхиору Гримму: "Этого архитектора Гесте, о котором Вы мне говорите, я взяла к себе на службу: это личность весьма достойная, он делает прелестные вещи." Но, на наш взгляд, едва ли альбом предполагалось в тот момент использовать именно для переустройства Царского Села. Вероятно, наряду с предложениями других зодчих это была лишь демонстрация возможностей широкого строительства в классическом стиле. Ход мысли Гесте понятен. Он предлагал распространить в России достижения британских архитекторов.

Способ поднесения альбома, неоднократно использованный Гесте, был типичен для той поры — так поступил и Камерон, преподнеся свои "Термы римлян". Прыжок к придворным вершинам, совершенный Гесте, был возможен лишь при том интересе, который Екатерина проявляла к британскому палладианизму в целом и к творчеству знаменитых шотландских архитекторов братьев Джеймса и Роберта Адам, в частности.

Трудно представить, что заставило Екатерину II вскоре отозвать «весьма достойного» Гесте из Царского Села и передать его на службу к графу Зубову.

Источники расходятся в том, при ком именно состоял на службе Гесте: Э. Кросс и Ч. Бретт придерживаются мнения, что его патроном был фаворит императрицы П. А. Зубов, генерал-губернатор Тавриды, С О. Кузнецов называет брата Платона, В. А. Зубова, военачальника и генерал-адъютанта в войне с Персией. Служба Гесте продолжалась с 5 июля 1795 по 3 июня 1799 года. Окончание службы С О. Кузнецов связывает с опалой клана Зубовых при Павле I.

Возможно, талант его был не столь ярок на фоне творений Камерона и Кваренги, возможно, Екатерина II решила послать «надежного» Гесте в Крым» уверенная в его практическом опыте, необходимом для поддержания в порядке городов ее великих побед. В любом случае, пребывание Гесте в должности губернского архитектора Екатеринослава и Тавриды было плодотворным. За четыре года он построил несколько церквей, выполнил рисунки и описания примечательных строений, в том числе мечетей в Евпатории и Каффе, снял панорамные виды крымских городов и разработал проект хирургической академии для Екатеринослава.

В 1798 году по ходатайству губернатора Гесте составил обмерные чертежи бывшего Ханского дворца в Бахчисарае, который со времени славного посещения Екатериной II и послами иностранных держав (1787) находился в бедственном положении. Эти фиксационные рисунки впоследствии использовал Ф. Эльсон дпя реставрации дворца в 1820-х годах. Примечательно, что для Гесте археологическая точность воспроизведения в чертежах не являлась приоритетом. В духе времени он позволял себе «реконструировать» несохранившиеся детали, заимствуя их из аналогичных построек.

В этом последовательном стремлении к порядку и законченности проявляется отличие Гесте от Чарльза Камерона, архитектора, любившего оставить фрагменты древностей фрагментами или соединить их в придуманной форме. Рациональный и гибкий ум шотландского архитектора пришелся впору при переустройстве Олонецких заводов на Ижоре (ныне Ижорские заводы в Колпино). Туда по приглашению директора, также шотландца Ч. Гаскойни, зодчий поступил в 1803 году. Гесте спроектировал здания управления завода, мастерских, участвовал в разработке устройств охлаждения и плотины, освоил новейшие техники обращения с металлом, которые пригодились ему несколько лет спустя при строительстве мостов. Вероятно, здесь, в Колпино, Гесте и претворил в жизнь свой первый градостроительный проект. От здания заводского управления — двухэтажного, увенчанного башенкой здания с длинными одноэтажными флигелями — Гесте проложил дорогу на Царское Село, которая, подводя к колокольне церкви Святой Троицы, соединила две высотные доминанты этих мест. Заложенное Гесте сочленение превратилось в композиционное ядро постепенно прирастающего города и определило его архитектурное развитие на многие годы.

Следующий, несравненно больший по масштабу градостроительный проект для города Уфы того же 1803 года был отложен более чем на десятилетие из-за отсутствия средств на его осуществление. Однако шотландец, обладавший весьма деятельным темпераментом, желал, по всей видимости, более явного и прямого результата своей работы.

К пятидесяти годам Гесте вступает в пору самого продуктивного творческого состояния и за два десятилетия создает то, что составит его славу. В 1804 году он поступает в Департамент водных коммуникаций, возглавляемый графом Н. П. Румянцевым, и одновременно, до 1807 года, продолжает участвовать в реконструкции Ижорских заводов. Новый пост открыл ему возможность разработки и скорейшего внедрения передовой для Санкт-Петербурга технологии металлических конструкций в мостостроении.

Опираясь отчасти на идеи англичанина Р. Фултона, Гесте разработал особый тип моста, в основе которого лежал простой в производстве модуль в виде прямоугольного чугунного «ящика» с бортами — повторяемый многократно, он мог служить основой конструкции для мостов самых разных размеров. Такой мост представлял по своей структуре несколько составленных рядом арок, собранных из модулей-кессонов, скрепленных болтами. Первый из возведенных — Зеленый (Полицейский) мост через Мойку (1806) — был спроектирован Гесте совместно с Ч. Бердом и стал образцом для строительства ему подобных. За Зеленым в 1806-1818 годах последовали Красный, Синий и Поцелуев мосты, которые вошли в альбом «Планы чугунных мостов на Мойке» (1807), а также Александровский и Новомосковский, переброшенные через Обводный канал.

Проектирование Гесте касалось не только конструкции, но и отделки мостов, в частности решеток; им были предусмотрены специальные ограждения, разделяющие проезжую и пешеходную части. Его основательные и изысканные в деталях проекты обладают инженерной четкостью и свидетельствуют об осведомленности шотландца в архитектурных тенденциях своего времени. Так, в альбоме 1807 года Гесте включает в один фолиант собственные проекты (мостов, строений, а таже загадочной мельницы и гигантской ротонды) и чертежи возведенных к тому моменту английских и французских мостов.

По мнению А. Я. Шмидта, этот альбом, представленный на рассмотрение Александру I, мог повлиять на решение императора о привлечении шотландца к строительным работам в Царском Селе, последовавшем через год.

После упразднения города Софии и образования города Царское Село (1808) Гесте высочайше назначается на должность городового архитектора, и работает в этой должности в период с 1808 по 1832 годы.

Он разрабатывает проект развития Царского Села, создает генеральный план города (1809) и курирует все проекты возводимых и перестраиваемых зданий. Гесте фактически осуществляет в том, что касается архитектуры, идею Александра I о создании образцового города Российской империи, идею, которую император унаследовал от своей бабки Екатерины II и которую ему удалось в полной мере воплотить.

 

 

В числе факторов успеха переустройства Царского Села надо назвать особые условия финансирования и организации работ, а также постоянное внимание и участие самого Александра I в строительных делах: император неоднократно осматривал приобретавшие новый облик кварталы города и лично утверждал все архитектурные проекты. 

Помимо Московской дороги, другим существенным моментом градостроительного плана Гесте явилось построение нового центра Царского Села, который должен был преобразовать существующую, ориентированную на дворец, слободу в целостный и равновестный по своим структурным связям город.

Дома обывателей, по преимуществу деревянные, проектировались Гесте специально для каждого заказчика. Поскольку только новых домов предполагалось построить более двухсот, отдельные чертежи исполнялись учениками мастерской (например, А. М. Горностаевым), а затем выверялись и подписывались самим Гесте, после чего проходили высочайшее утверждение.

 

Фасад дома булочного мастера Родака по Малой улице, № 118. Проект В. И. Гесте. 1815

 

Главные городские здания Гесте решил выстроить в несколько этажей из кирпича, производство которого из местной глины он наладил прямо у городской черты.

При всей своей рациональности Гесте нес в себе устремление к сверхреальному, которое скрыто присутствует в классицизме, и однажды почти дал ему осуществиться в проекте полукруглой площади при въезде в Царское Село. След несбывшейся площади в виде дугообразного изгиба Дворцовой (ранее Кузьминской) улицы и теперь существует в ландшафте города. 

9 марта 1809 года Александр I повелел «построить при повороте Московской улицы одноэтажное здание богадельни, а при ней больницы с церковью. Работы по строительству по проекту В. И. Гесте начапись в 1809 году. Больничный комплекс из 15 одноэтажных деревянных домов был торжественно открыт 24 июля 1815 года.  

 

Реальное строительство Царского Села началось после Отечественной войны 1812—1814 гг. Гесте возвел три полицейских корпуса на Соборной площади и несколько деревянных образцовых домов.

Выстраивая новый город. Гесте одновременно преобразовывал старый. «Правильное» Царское Село по замыслу Гесте хорошо встраивалось в улучшенное существующее, способствуя, несомненно общей цельности среды.

Градостроительный проект Царского Села, на осуществление которого потребовалось около двух десятилетий, является центральным в карьере Уильяма Гесте. Именно он послужил источником для его последующих проектов, связанных с переустройством других городов России.

 

Проекты Гесте для дугих городов

Значимость, придаваемая проекту В. И. Гесте, и необычность его судьбы были во многом предопределены особой ситуацией, сложившейся в градостроительной истории России на рубеже двух столетий. На протяжении всего XVIII века именно застройка и планировка Петербурга являлась примером для всей России. Меры, предпринятые в царствование Екатерины II для регулирования передачи столичного градостроительного опыта русской провинции, придали процессу невиданный размах. «Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы» составила проекты планировки для 416 городов Российской Империи и разработала серию «примерных фасадов зданий для их застройки. После смерти императрицы и ликвидации «Комиссии...» на протяжении более десяти лет не существовало подобного органа, который бы соединял в своей деятельности широту полномочий с качественностью и талантливостью новых градостроительных проектов.

Появление в этот сложный для русского градостроительства период «высочайше» одобренного и утвержденного проекта В. И. Гесте во многом предопределило судьбу и автора, и его творения. В 1810 году император Александр I персонально возложил на В. И. Гесте руководство всей градостроительной деятельностью в Империи. Положение архитектора стало чрезвычайно ответственным, он приобрел безусловный авторитет в области градостроения. При его непосредственном участии с 1811 по начало 1830-х годов было составлено 400 проектов планировки российских городов.

Так с начала XIX века Царское Село стало «творческой лабораторией», распространяющей передовой градостроительный опыт по всей России. Альбомы с «образцовыми фасадами» жилых домов, составленные архитекторами В. Гесте и Л. Руска, направлялись в провинцию для руководства при застройке запроектированных геометрически правильных городских кварталов. В дополнение к «Собранию фасадов», вышедшему с 1809 по 1812 год в пяти выпусках — альбомах, непосредственно самим В. И. Гесте были разработаны 26 образцов различных вариантов квартальной застройки, которые также в виде гравированных альбомов рассылались по губерниям для использования при проектировании кварталов и разделении их на участки.

Система «регулярности» являлась основным принципом при разработке планировки. Также, как в проекте Царского Села, проектный план накладывался на подоснову, присыпаемую с места. Командировки В. И. Гесте в другие города были весьма нечасты из-за нехватки времени: в 1808 году его назначили городским архитектором Царского Села. В обязанности В. И. Гесте входило постоянное наблюдение за внедрением собственного проекта в жизнь.

Получив одобрение Александра I, планы и фасады возводимых в Царском Селе домов приобрели статус образцовых проектов, по которым было высочайше указано строить повсеместно. Аккуратный классицизм Гесте вышел за пределы города, для которого предназначался изначально, и начал служить улучшению архитектурного вкуса российской провинции.

В дополнение к образцовым фасадам в 1811 году шотландец создает «Записку об организации планировочного дела в России» и альбом «Разделение городских кварталов на обывательские места».

На основе практического опыта детальной разработки и осуществления планировок Царского Села Гесте в 1811 году составил альбом образцовых проектов «Разделение городских кварталов на обывательские места», получивших распространение по всей России.

В 18091812 годах он составил два первых выпуска альбомов с «образцовыми» фасадами жилых частных домов (совместно с архитектором А. И. Руска). В этих альбомах было более двухсот чертежей для частных жилых зданий Во многих чертежах альбома воспроизводились с незначительными изменениями проекты царскосельских кварталов. Проект «средней части Царского Села» широко применялся в генеральных планах площадей уездных городов (Александровска в 1823 г., Шадринска в 1824 г., Петровска в 1826 г., Бахмута в 1831 г.), проекты образцовых кварталов – в генплане Томска 1830 г.

Его системный подход, основанный на функциональном членении городской среды и прояснении ее системой прямолинейных улиц и площадей, способствовал обновлению облика губернских и уездных городов.

По сути, с 1810 года и до своей смерти Гесте возглавлял градостроительное дело России. В течение двадцати лет он создавал перспективные планы и участвовал в архитектурной реконструкции 500 российских городов (Петрозаводска, Вильно, Смоленска, Саратова, Пензы, Красноярска, Вятки, Киева и др.) Многие генеральные планы разрабатывались им «вслепую», без посещения города, только на основании карт и замечаний местных архитекторов и землемеров. Поэтому закономерно, что отдельные из них подвергались со стороны современников критике за невнимание к природному ландшафту и исторической застройке. Другие же, как в случае с планом Красноярска (1828), признавались удачными и служили руководством для расширения городов на протяжении XIX века.

Являясь свидетельством амбициозности и прозорливости, перспективные планы Гесте имеют между собой ряд схожих черт.

  1. Во-первых, в них закладывается увеличение площади города, выбирается направление его развития и намечаются кварталы.
  2. Во-вторых, формируются новые городские площади, которые, в точности как в царскосельском проекте, сочетают храм в центре и торговые места по периметру.
  3. Наконец, для придания черт регулярности сложившейся городской среде, Гесте выравнивает «красные линии» улиц и расширяет проезды.

 

Дополнения и модификации план каждого города получает после «сверки с натурой», по советам геодезистов на местах. Так,

  • в Томске (1824-1829) интенсивный городской рельеф побуждает Гесте отказаться от привычной прямоугольно-прямолинейной системы кварталов и использовать «веерную схему»;
  • в Красноярске архитектор укрупняет городские кварталы исторического центра, объединяя каждые четыре в один;
  • в Уфе (план утвержден в 1819) принимает решение продолжать главные существующие улицы для приведения их к новым задуманным центрам — площадям.

 

Градостроительный метод Гесте был хорош в переустройстве развивающихся городов средней величины. Жертвуя частью сложившейся застройки, они приобретали сбалансированную структуру с ясными транспортными связями. Унификация городского пространства, сопутствующая этому методу, воспринималась жителями таких городов как признак их современности, поскольку производилась в «столичном», классицистическом ключе.

Показателен случай Москвы, где предложенный Гесте в 1813 году план реконструкции города после пожара не был принят. Главнокомандующий Ф. В. Растопчин и Комиссия от строений Москвы отклонили уже утвержденный императором проект, формально ввиду его высокой стоимости, но еще более — потому что сочли его превращающим древний стольный град в подобие Санкт-Петербурга с прямыми улицами и площадями. После 1812 года, освященная жертвой Отечественной войны и хранящая усыпальницы царственных династий, Москва мыслилась современниками более нуждавшейся в сохранении своей старинной материи, чем в рациональном ее преобразовании. Историю и память воплощал не только Кремль, но и весь город, рассекать который проспектами и членить кварталами считали недостойным. Из масштабного проекта Гесте были выполнены лишь отдельные элементы, такие как освобождение от строений пространства у стен Кремля и Китай-города.

В целом одобрение Александра I служило залогом осуществления многих идей Гесте. Очевидно, императору импонировали практичность и разумность шотландца — качества, проявленные им при переустройстве Царского Села. Благосклонно принимаемые проекты Гесте получали высочайшее утверждение и поступали в исполнение, несмотря на сопротивление чиновников на местах, предпочитавших местных архитекторов английскому «художнику». Собранная, направленная на усовершенствование, гармоничная архитектура Гесте вторила гражданственным идеалам царствования Александра. Его труд получил признание, свидетельством которому стали награды: в 1809 году по императорскому указу Гесте был удостоен ордена Св. Владимира IV степени, в 1817 — получил в потомственное владение занимаемый им дом по Московской улице в Царском Селе, и годовой пенсион, в 1819 году — чин коллежского советника.

При Николае I Уильям Гесте, достигший в 1825 году семидесяти лет, продолжал жить и работать в Царском Селе. Он по-прежнему занимался составлением генеральных планов, согласно своей должности в Строительном департаменте Министерства внутренних дел, и до своей смерти 4 июня 1832 года оставался городским царскосельским архитектором. Гесте был похоронен на иноверческом Казанском кладбище Царского Села, вдали от родной Шотландии, на земле города, совершенствованию которого посвятил свои дни.

 

От Уильяма Гесте осталось мало «личного». До нас не дошло его портретов, утерянным остается место его могилы. Однако образ Гесте как архитектора и градостроителя отражен в созданных им проектах и все еще заметен в пространстве измененных им городов.

05.12.2011 Верхотурье будут возрождать по лекалам архитектора У. Гесте, разработанным в Царском Селе

Шотландский зодчий не создавал шедевров, но в совершенстве умел отбирать изобретенные классической архитектурой формы и встраивать их в нужный масштаб. Он делал это в своей выверенной технике, согласно своему чутью. В чертежах и планах Гесте есть характер и индивидуальность, в них есть красота, состоящая из простых частей, поставленных на свои места. Изя щество его архитектуры — в отсутствии громоздкости и чувстве пропорций.

Шотландец не был поборником «чистого» вкуса: он допускал сочетание английской площади и французского бульвара, мог поместить над фронтоном башенку в очертаниях маленькой триумфальной арки. Его классицизм жизненен и гибок, в небольших строениях он восхитителен «собранностью» формы. Зодчий на службе императора, Гесте служил и российскому обывателю, внося ясность и равновесие в архитектурную среду русских городов.

 

Работы В.И.Гесте в Царском Селе в Царском Селе в хронологическом порядке: 

 

Источники:

  1. Коршунова, М. Ф. Архитектор В. Гесте (1755-1832) Текст. / М. Ф. Коршунова / Труды государственного Эрмитажа XVIII. Л.: Аврора, 1977.-с. 132-144
  2. Кузнецов П.О. Вильям Гесте // Зодчие Санкт-Петербурга, ХIХ – начало ХХ века. СПб., 2000. С. 123–131.
  3. Кузнецов П О. Гесте // Три века Санкт-Петербурга. Девятнадцатый век. Т. 2. СПб., 2003.
  4. Микишатьев М. Н. Некоторый особенности композиционной структуры Царского Сепа, разработанной архитектором В. И. Гесте // Петербургские чтения Материалы конференции. СПб. 1992.
  5. Мощенникова М.А., Корнилова Н.А. Историческая застройка Царского Села: исторический очерк градостроительного развития (XVIII — начало XX века) / / Дворцовый город Царское Село. СПб., 2009. С. 5-94.
  6. Мощенкова М.А. София и Царское Село: преемственность градостроителных идей от Ч. Камерона к В. Гесте // Тезисы V Царскосельской научной конференции. Россия — Англия. Страницы диалога. СПб, 1999. С. 18-23.
  7. Сергеева В. Гесте. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  8. Соминич Г. Е. Архитектор Василий Иванович Гесте в Царском Селе // На рубеже двух эпох, 1801-1825-1825-1855: Тез. докл. Второй Царскосел. науч. конф. СПб., 1996

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 15552 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!