Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Гумилевы

Фотоальбом семьи Гумилевых

 

Отец поэта — Степан Яковлевич Гумилёв (1836-1910) родился 28 июля (ст.ст.) 1836 года в селе Жолудево, Спасского уезда, Рязанской губернии, где родитель его служил в приходе дьяконом.

 

 

Фамилия Гумилев происходит, возможно, от слова “гомилевтика”, что означает “искуство составления проповеди”. Семинарский предмет. Семинарская, поповская фамилия. Другой, даже более вероятный, вариант происхождения фамилии – от латинского слова humilus – “скромный”, “низкий”, “незначительный”; совсем уж непочетная этимология… По утверждению Н. Оцупа, Гумилёв в гимназические годы не откликался, если его фамилию произносили с ударением на первом слоге – как слово humilus. Сомнительно: юный Гумилёв не был силен в древних языках. В любом случае фамилия, похоже, с латинским корнем; в России это характерно для выходцев из духовного сословия, обучавшихся в семинарии.1

Младший сын, Степан Яковлевич, рос и воспитывался в Рязани у старшего сына Александра. Александр учительствовал в духовной семинарии. Когда Степан подрос, брат отдал его на ученье в ту же семинарию. Родители Степана мечтали о духовном преемнике. Дочерей выдали замуж за людей духовного сословия, и старший, Александр, свою дочь выдал тоже за священника. Но по достижении восемнадцатилетнего возраста Степан Яковлевич — примерный семинарист — против желания родителей и старшего брата поступил на медицинский факультет Московского университета.6

В университете он находился на государственной стипендии и поэтому, окончив учебу, должен был отслужить определенный срок по назначению. 10 июня 1861 года С. Я. Гумилёв получил свидетельство о звании лекаря и уездного врача, и был назначен в город Кронштадт на должность младшего врача 4-го флотского экипажа. 30 августа он прибыл в Кронштадт и был прикомандирован к госпиталю для исправления должности ординатора. 4 октября 1861 года он был переведен в 3-ий флотский экипаж, в сентябре 1867 года — в 8-ой флотский экипаж, в 1870 — во 2-ой флотский экипаж.2 

В 1870 году был откомандирован в Саратовскую губернию для набора рекрутов.2

В 1873 году назначен старшим судовым врачом в 5-ый флотский экипаж, в 1879 году — старщим экипажным врачов в 6-ой флотский экипаж. Летом 1885 года заведовал госпитальными бараками в Ораниенбауме.Степан Яковлевич многократно ходил в море на кораблях военного флота России.

Имел чины:2

  1. 1863 — титулярный советник
  2. 1865 — коллежский асессор
  3. 1870 — надворный советник
  4. 1873 — коллежский советник
  5. 1887 — статский советник

 

Степан Яковлевич кавалер орденов:2

  1. Св. Станислава 3-ей ст., 2-ой ст.
  2. Св. Анны 3-ей ст.

 

Женат Степан Яковлевич был два раза. Первым браком на москвичке А. М. Некрасовой, от которой осталась дочь Александра Степановна, по мужу Сверчкова (1869-1952). Александра родилась 29 июня 1869 года.2

6 октября 1876 года в селе Градницы Бежецкого уезда С. Я. Гумилёв сочетался вторым браком с дочерью умершего коллежского ассесора Анной Ивановной Львовой (1854 — 1941), с которой познакомился в Кронштадте у брата Анны Ивановны, контр-адмирала Льва Ивановича Львова (1838-194).

 

 

О предках братьев Гумилёвых со стороны матери:

Иван Яковлевич Милюков наследовал имение отца, князя Милюка, Слепнёво (Тверской губернии). Затем имение перешло к его дочери, которая вышла замуж за Л.В. Львова. Сын супругов Львовых, дед поэта — И. Л. Львов, в браке имел пятерых детей двух сыновей и трех дочерей. Старший, Я. И. Львов, служил в пехотном полку, был женат на помещице и, выйдя в отставку, жил в ее имении. Лев Иванович служил во флоте в течение 35 лет, по отставке и чине контр-адмирала получил в наследство от отца имение. Умер в 1908 году, оставив усадьбу Слепнёво трем сестрам, в том числе матери поэта.

«Она была «хороша собой, – пишет Е.Б. Чернова, внучатая племянница А.И. Гумилевой, –высокого роста, худощавая, с красивым овалом лица, правильными чертами и большими добрыми глазами…». Анна происходила из мелкопоместных дворян Львовых. Лев Гумилев в конце жизни утверждал: «…Гумилевы, каста военных, были священники, но в основном военные, морские и сухопутные офицеры и разведчики». На самом деле его слова относились скорее к семье Львовых. Степан Яковлевич Гумилев, дед Льва Николаевича, был военным в первом поколении.

Анна Львова провела детство, юность и молодость (до замужества) в Слепнёве. В семье была младшей. Рано потеряла родителей.и получила домашнее воспитание, с гувернанткой. Очень любила родной дом, кабинет отца, где на стенах висели географические карты, а в шкафу стояли книги с описаниями военных кораблей и морских сражений. Библиотека в доме была замечательная, собиралась несколькими поколениями Львовых. Анна много читала, больше всего – русские и французские романы. Французским языком владела свободно. Любила гулять по слепнёвскому парку и окрестностям усадьбы. Возможно, на её характер, спокойный и уравновешенный, неизменную доброжелательность повлияла окружающая природа. Повзрослевший внук Анны Ивановны, Лев Гумилёв, установит связь между психологическим состоянием человека и ландшафтом, он же отметит умиротворяющий характер природы Тверского края: «…этот якобы скучный ландшафт, очень приятный и необременительный, эти луга, покрытые цветами, васильки во ржи, незабудки у водоемов, желтые купальницы – они некрасивые цветы, но они очень идут к этому ландшафту. Они незаметны, и они освобождают человеческую душу».

Брак Анны Львовой и Степана Яковлевича Гумилёва мемуаристы называют неравным: двадцатидвухлетняя потомственная дворянка и сорокалетний корабельный врач, сын сельского дьячка, вдовец с дочерью семи лет. Между тем Анна Львова послушала совета своего старшего брата (Лев Иванович познакомил ее с Гумилёвым) и приняла решение, о котором никогда не жалела. Этот тип женщины любим русской литературой: пушкинская Татьяна, тургеневские девушки. Анна никогда не тяготилась сельским уединением, не любила праздности, была лишена кокетства. Она сочувствовала семейному горю Степана Яковлевича, жалела его осиротевшую дочь. С желания помочь и сострадания началась любовь.

Анна Ивановна легко вошла в роль хозяйки дома, когда Степан Яковлевич надолго уходил в плавание. Так получилось, что дом держался на ней. Все, кто знал Анну Ивановну, называли ее властной и умной. Она умела разбираться в людях.

После рано умершей дочери Зинаиды у супругов Гумилёвых родился сын Дмитрий (1884-1922), по окончании военного училища был офицером, а по отставке служил в основном земским чиновником в Тверской губернии.

 

Кронштадт, Николаевский пр., открытка, 1900-е

 

Интенсивная военная служба сказалась на здоровье Степана Яковлевича, после отставки он часто и тяжело болел. Ещё летом 1884 года он ездил лечится на счет Морского Министерства в Пятигорск и Кисловодск, а летом 1885 года он был откомандирован для лечения "отечественными минеральными водами и кумысом" в Старую Руссу.2

3 апреля 1886 г. по старому стилю, в Кронштадте, в доме Григорьевой по Екатерининской улице у А. И. и С. Я. Гумилёвых родился сын Николай. 15 апреля 1886 г. был крещен на дому священником Кронштадтской госпитальной Александрониевской церкви. Крестным отцом стал Лев Иванович Львов. Крестной матерью А. С. Сверчкова, сводная сестра поэта.

Через одиннадцать месяцев после рождения младшего сына Высочайшим Приказом по Морскому ведомству от 9 февраля 1887 года врач шестого экипажа Степан Яковлевич Гумилев был уволен в отставку “по болезни” с производством в статские советники и пенсией – 864 рубля в год из казны и 684 рубля 30 копеек из эмеритальной кассы (эмеритальная касса – страховой пенсионный фонд, куда поступали суммы из обязательных отчислений государственных служащих). Деньги (примерно 124 рубля в месяц) для семьи из пяти человек довольно скромные.2

Но, по всей вероятности, у Степана Яковлевича и Анны Ивановны были накопления, к тому же не исключено, что в эти годы доктор Гумилёв имел в Царском Селе частную практику. Средства у Гумилевых водились: дважды при жизни Степана Яковлевича покупалась земельная недвижимость. в 1890 году - небольшая усадьба на станции Поповка Николаевской железной дороги (ныне Тосненский район Ленинградской области), спустя 11 лет семья покупает большое, в 60 десятин, имение Березки в родной для Гумилева-отца Рязанской губернии. В дальнейшем – и при жизни, и после смерти Степана Яковлевича, вплоть до 1917 года, – Н.Гумилеву более или менее хватало денег на безбедное существование, хотя его собственные литературные труды конечно же надежным источником заработка служить не могли.

К этому времени Гумилёвы присмотрели дом в Царском Селе на улице Московской.

Вероятно, на выбор места жительства повлияла образовавшаяся за много лет привычка к тихому, полупровинциальному быту. Царское Село было несколько меньше Кронштадта (около тридцати тысяч жителей); как в Кронштадте, в нем проживало относительно много дворян, очень много военных (вместе с отставными – более восьми тысяч человек), очень мало (чуть больше трех тысяч человек) мещан и купцов. Мужское население в полтора раза превышало женское. Распределение по вероисповеданиям тоже напоминало кронштадтское, не считая очень малого (несколько десятков человек) числа мусульман. В городе было размещено семь полков (кирасирский, гусарский и пять стрелковых) и Артиллерийская академия. Но в остальном Царское мало походило на тот город, в котором Гумилеву суждено было увидеть свет.

Тогда многие отставные военные, как и представители обедневшей аристократии, селились со своими семьями в этом уездном городке, представляя собой неопасную лояльную прослойку общества, соседствующую с летней царской резиденцией, впрочем, отгороженную от нее невидимым, но остро ощущаемым «табу». Здесь, в обстановке «добропорядочного, тихого дома» где гостями бывали лишь пожилые, любившие поиграть в винт знакомые отца, в окружении гувернантки и сводной сестры Александры прошло детство братьев Коли и Мити Гумилевых.

 

 

Кроме детей и родителей, в доме жила гувернантка; но гувернантки часто сменялись – как говорят, не в силах выдержать скуку царскосельской жизни. В русских интеллигентных семьях “со средствами” принято было держать бонн-иностранок, но, судя по аховым познаниям юных братьев Гумилевых в немецком и французском языках, их гувернантки были русскими. Вечерами дом навещали бывшие сослуживцы и коллеги главы семейства, разговаривавшие о медицине и игравшие в винт. Доктор Гумилев был скуп: жена и дочь тайком от него покупали сладости или водили мальчиков на карусели. 

В 1892 году Александра Гумилева вышла замуж за Л. С. Сверчкова и покинула отцовский дом; жила она с мужем, офицером пограничной стражи, в Польше, затем, после его отставки, – в Петербурге и Москве, где он служил счетоводом. 

А в 1896 году из Царского в Петербург переезжают и Гумилевы

 

Дом № 32/8 на 3-й Рождественской (ныне 3-й Советской) улице. Здесь Гумилевы жили в 1896–1897 (а возможно, в 1895–1896) годах. Современная фотография

 

Через некоторое время после смерти мужа, в 1902 году, Анна Сверчкова вернулась в Царское Село и получила место учительницы в Мариинской женской гимназии. Это совпало с возвращением в Царское из Тифлиса всей семьи Гумилевых – летом 1903 года.

Николай Гумилев, его брат Дмитрий и племянник Коля Сверчков вместе росли под крышей одного царскосельского дома, все геройски сражались на фронтах Первой мировой войны, никто из них не дожил до своего сорокалетия.

Считается, что между ними не было прочного духовного родства — брат и племянник были довольно далеки от поэзии,  но их связывали с Н.Гумилевым многие значимые жизненные вехи: общее детство, обшие знакомые, родственная и дружеская привязанность и взаимовыручка. Николай Степанович всегда с теплотой относился к братy, старался помочь ему, когда тот после революции испытывал жизненные затруднения. Вместе с племянником он разделил все тяготы африканского путешествия 1913 года.

Судьбы Николая Гумилева, его брата Дмитрия, племянника Коли и друга Андрея не раз переплетались между собой. 

Извоспоминаний сводной сестры братьев Гумилевых — Анны Степановны Сверчковой:

"… Дмитрий Степанович был кадровым офицером, участвовал в войне, имел награды. Жена его, Анна Андреевна Фрейганг, безумно любя мужа, пошла в сестры милосердия в ту часть, где был Митя. Он был контужен, лежал в госпитале и после революции, когда было предложено, кто желает, возвращаться на родину, уехал с женой в Ригу к ее родителям, у которых было имение недалеко от г. Режицы. Сначала письма приходили часто, у Мити сильно болела нога, стала сохнуть, от контузии бывали нестерпимые головные боли. Затем пришло известие, что он умер.

Вдова его, Анна Андреевна, очень милая особа, хорошая семьянинка, всегда относилась по-родственному к семье мужа, тем горестнее теперь не иметь о ней никаких известий.

Трагическая смерть Николая Степановича очень сильно поразила семью в Бежецке.

Александра Степановна, которая первая узнала из газет об этом, сразу лишилась рассудка. «Как я скажу маме?» — твердила она, бегая по комнатам и ломая руки, и ничего не слушала, кто говорил, что Анна Ивановна уже все знает. Только один Лева (Лев Николаевич Гумилев) мог ее успокоить. Наконец, доктор дал ей снотворного, и она затихла. У Варвары Ивановны сделался потрясающий озноб, и она слегла и умерла 2 декабря того же года.

Что касается до Анны Ивановны, то кто-то уверил ее, что Николай Степанович не такой человек, чтобы так просто погибнуть, что ему удалось бежать, и он, разумеется, при помощи своих друзей и почитателей, проберется в свою любимую Африку. Эта надежда не покидала ее до смерти.

Она ждала сына, ждала внука, и писала письма А<нне) А<ндреевне> А (хматовой), умоляя сообщить, что она о них знает. Но черствое сердце А<нны> А<ндреевны> оставалось глухо к ее мольбам.

Перед своей смертью Анна Ивановна — она четыре года лежала, не вставая, в постели, — попросила свою приятельницу А. С. К. написать под ее диктовку Леве письмо, в котором просила его не оставить «тетю Шуру и Аннушку», помогать им, так как они помогали ей в течение 20 лет, что она прожила у своей падчерицы в полном покое и довольстве, что было трудно достигнуть, ввиду голода и ухода Александры Степановны со службы. Продавали и меняли в Торгсине все, что желала Анна Ивановна. Она умерла 24 декабря 1942 г., прожив у Александры Степановны ровно 20 лет. Умерла спокойно, как жила: покушала манной каши, заснула в 6 часов вечера, а в 10 часов умерла, не просыпаясь, 88 лет от роду, «без двух девяносто», как говорил прадедушка.

На этом заканчивается семейная хроника Гумилевых."

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Шубинский В. Зодчий. жизнь и смерть Николая Гумилёва., М.:Corpus, 2014.-736 с.- ил.
  2. ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.3., Д.42045. Личное дело студента Гумилёва Дмитрия. ЛЛ.7, 7 об, 15, 15 об. Копия Формулярного списка С.Я. Гумилева
  3. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  4. Сергей Беляков. Гумилев сын Гумилева. Биография Льва Гумилева
  5. А.С. Сверчкова. Записи о семье Гумилевых. Митя и Коля
  6. ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.3. Д.61522. 1912. Студенческое дело Н. Гумилёва. ЛЛ.14, 15. Св-во №2698 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 5198 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!