Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Яблонские

Фотоальбом Укониных-Яблонских

 

В Царском Селе, на Широкой улице в конце XIX- нач. XX вв. существовала знаменитая Обойная фабрика Укониных. Семейство Абрама Соломоновича Уконина — родоначальника и первого владельца фабрики — было значительным.

Его внучка — Ольга Дмитриевна Уконина.

Её родители — Дмитрий Абрамович и Мария Петровна Уконины:

 

 

 

В 1907 году, в адресных книгах жильцом дома Уконина на Широкой указан Яблонский Александр Павлович (1875 — ?) – потомственный дворянин, коллежский ассесор, Кабинет Его Императорского Величества.

Родители Александра Павловича — генерал-майор Павел Иосифович Яблонский и Надежда Семёновна Яблонская.

 

Его супруга  - Ольга Дмитриевна урожденная Уконина (1872 — 1948), родилась в Царском Селе, окончила Царскосельскую Мариинскую женскую гимназию, в которой, ее дед был Почётным блюстителем, в совершенстве владела французским и немецким языками.

Супруги венчались 11 июля 1899 года в Рождественской (домовой) церкви Николаевской гимназии,  в которой почти 30 лет был старостой отец невесты Дмитрий Абрамович Уконин. Свидетелями  на венчании были: по жениху — титулярный советник Пётр Николаевич Якоби и студент Технологического института Георгий Петрович Яблонский, по невесте — надворный советник Александр Александрович Смирнов (муж сестры Ольги — Марии Укониной) и губернский секретарь Николай Абрамович Уконин.1

 

 

После замужества она полностью посвятила себя семье. У них родились дети:

  • Ольга (1900 г.р.)
  • Александр (1903 г.р.)
  • Мария (1904 г.р.)
  • Павел (1906 г.р.)

 

Первенец супругов — Ольга Александровна Яблонская  — родилась 6 июня, крещена 18 июня 1900 года в той же церкви, в которой венчались родители. Восприемниками при крещении были: бабушка, жена потомственного почетного гражданина Мария Петровна Уконина и дядя, потомственный почетный гражданин Николай Дмитриевич Уконин.2

 

5 февраля 1903 года родился их сын Александр Александрович Яблонский, в доме деда Абрама Соломоновича Уконина на улице Широкая, д.11.

16 марта его крестили в Рождественской (домовой) церкви Николаевской гимназии.3

Отец, Александр Павлович на момент крещения имел чин титулярного советника. Восприемниками при крещении были: Гвардии генерал-майор Павел Иосифович Яблонский (дедушка) и вдова Потомственного почетного гражданина Мария Петровна Уконина (бабушка). Совершил Таинство Крещения гимназический священник протоиерей Александр Васильевич Рождественский с дьяконом Иоанном Дъячковым.

 

В этой же церкви год спустя, 17 августа 1904 года, крестили его сестру Марию Александровну Яблонскую, родившуюся 27 июня 1904 года. Отец девочки, Александр Павлович, уже в чине коллежского асессора. Восприемниками при крещении были: дядя, потомственный почетный гражданин Николай Дмитриевич Уконин и бабушка, жена гвардии-генерал майора Надежда Семёновна Яблонская.4

 

Дед — Павел Осипович и отец Саши — Александр Павлович Яблонские    

 

Сын супругов, Павел Александрович Яблонский родился 10 декабря 1906 года, был крещен 26 января 1907 года в Рождественской гимназической церкви Николаевской Императорской Царскосельской гимназии. Восприемниками при крещении стали: генерал-майор Павел Иосифович Яблонский и дочь поручика Евпраксия Дмитриевна Наумова. Таинство крещения совершили протоиерей А.В. Рождественский и диакон Фёдор Ильинский.6

Далее мы публикуем воспоминания Александра Александровича Яблонского.5

«Мама уделяла большое внимание нашему первичному обучению иностранным языкам, — вспоминал Александр Александрович, — и в течение недели в доме один день говорили по-французски, другой день — по-немецки, третий день — по-русски и т.д. А насколько серьезно проводилось такое обучение, показывает вот какой случай. Однажды мы гуляли с мамой в Екатерининском парке и говорили по-французски. Нам повстречалась очень хорошо одетая дама, которая, услышав французскую речь, подошла к нам и поинтересовалась, давно ли дети приехали из Франции, поскольку такое произношение и способность говорить маленькие дети, по её мнению, могли получить только там".  

Дед Саши, Д. А. Уконин, умер через три дня после рождения внука. Поскольку в скором времени, в 1905 (?) г., дом деда был продан, семья была вынуждена искать казенную квартиру в Царском Селе.

Здесь большую помощь оказал генерал Пешков, который был очень расположен к семье Яблонских. Узнав о том, что дом Д. А. Уконина продается, а Яблонские хотят остаться жить в Царском Селе, он предложил отцу Саши — Александру Павловичу занять на общественных началах должность секретаря Дома призрения увечных воинов в Царском Селе.

 

 

В этом доме проживали изувеченные, без рук и ног солдаты, от которых отказывались семьи или которым некуда было идти. Работа секретарем позволяла получить казенную квартиру в комплексе дворцовых зданий Царского Села. Александр Павлович принял предложение Пешкова, и семья Яблонских сначала переехала на казенную квартиру в Царскосельской Ферме, а потом — в квартиру, размещавшуюся в помещении бывшего Царскосельского Лицея.

 

 

Саша жил в комнате, которую занимал когда-то лицеист А. С. Пушкин. Квартира в здании Лицея соединялась дверью с переходом в Екатерининский дворец, и иногда отец, имевший ключи от этой двери и право посещения дворца, водил детей по пустынным дворцовым анфиладам. Тогда Саша впервые увидел и знаменитую Янтарную комнату.

Позже семья еще раз переехала и разместилась в Китайской Деревне в доме, который выходил на аллею, соединявшую Екатерининский и Александровский парки.

 

 

По ней часто гуляли Их Императорские Величества и члены их семьи. Здесь, в парках, маленький Саша не раз видел Императора Николая II и здоровался с ним. При этом он не заметил какой-либо охраны у Государя. Обычно Император гулял в Александровском парке в сопровождении нескольких собак породы колли. После революции эти собаки были заперты в подвале одной из башен в Екатерининском парке, где и погибли от голода.

 

 

По воскресеньям и на двунадесятые праздники Ольга Дмитриевна с детьми обычно ходила в церковь Знамения Божьей Матери, стоящую и поныне рядом со зданием Лицея. Там была Чудотворная икона Знамения Божьей Матери. Саше запомнился церковный хор и то, как исполнялись песнопения, вошедшие в его душу на всю жизнь.

«Особенно запомнилось мне, как я впервые в восемь лет был на Пасхальной заутрене, — вспоминал Александр Александрович. — я очень волновался, ибо никогда не бывал на пасхальной службе в церкви. (За год до этого умудримся так разоспаться перед ночной службой, что родители меня не смогли разбудить.) Мы пошли в Знаменскую церковь всей семьей, оставив дома только младшего брата Павла После окончания заутрени дома все разговлялись крашеными яйцами, куличами, пасхой и окороком».

 

 

У Саши также остались в памяти парады, которые проходили на на плацу перед Екатерининским дворцом, и венчания членов Императорской семьи в церкви дворца. После совершения стад венчания жених и невеста в золоченой карете переезжали в Александровский дворец, где обычно продолжалось празднование этого события.

Летом, когда царская семья уезжала в Крым, в Ливадию, дети могли посещать такие уголки Александровского парка, которые обычно были закрыты для посторонних. Так Саша увидал слона, жившего в вольере, и батут для прыжков.

 

 

Там же, в царскосельских парках, Саша встречался и с Наследником Цесаревичем Алексеем и несколько раз становился его товарищем в играх. Первое знакомство произошло зимой. Саша катался на санках с Большого Каприза Екатерининского парка, находившегося недалеко от дома.

«Мимо проходил Наследник со своим «дядькой» Деревенько, — вспоминал Александр Александрович, — и ему тоже захотелось прокатиться с горки. Алексей попросил меня дать покататься на санках и я, конечно, согласился. После этого он не раз приходил зимой кататься со мной с этой горки. На санки первым садился Алексей, затем я, а сзади садился его «дядька». В общении со мной он был прост и оставил у меня хорошую память. Алексей несколько раз приглашал меня с собой во дворец, но мои родители сочли правильным воздержаться от этого.

 

 

Как-то раз мимо Каприза проходил полк. Увидев Наследника, который обычно ходил в морской форме, полковник отдал команду «Смирно!», а Алексей Николаевич поднял руку, чтобы отдать честь проходящим солдатам. Тут он посмотрел на меня и спросил: «А почему ты не отдаешь честь, ведь ты мой адъютант». Так я на несколько минут стал «адъютантом» Наследника».

В то время Саша увлекался разведением кур и уток, благо места в саду и дома хватало. Он сажал кур насиживать яйца и терпеливо ждал наступления 21-го дня, когда птенцы должны были вылупиться. Рано утром он бежал к антресоли, где сидела наседка, и прислушивался, не пищит ли вылупившийся цыпленок. Цыпленка следовало вовремя вынуть из-под наседки, так как она могла его задавить. Куры так привыкли к Саше, что иногда неслись прямо ему в руку. У него был красивый, очень воинственный петух. Однажды зимой, гуляя с Алексеем, Саша рассказал ему о своих птицах, и Наследник захотел на них посмотреть. Когда мальчики подошли к дому, петух неожиданно кинулся на Алексея. Саша недолго думая схватил деревянную лопату для уборки снега и с ее помощью отогнал петуха.

Вот еще один из рассказов о детстве: «В то время в связи с появлением при дворе Григория Распутина в семье часто говорили о нем и о фрейлине Императрицы Вырубовой, которой я, откровенно говоря, побаивался. И вот однажды, когда я гулял по парку зимой, около меня остановился кабриолет, открылась дверь и показалась Вырубова, которая обратилась ко мне со словами: «Мальчик, ты не видал, проходили ли тут Царевны? Куда они пошли?». А я до этого видел, как по аллее проследовали в Екатерининский парк четыре дочери Царя, о чем и сообщил Вырубовой. Царевен я часто наблюдал в парке. Они были всегда одинаково одеты, что и осталось у меня в памяти. По возрасту ближе всего ко мне была младшая, Анастасия. Царевны попросту со мной разговаривали, когда я катался зимой с Алексеем с Большого Каприза».

 



Тогда же произошла случайная встреча с Григорием Распутиным. Саша на всю жизнь запомнил тяжелый пронизывающий взгляд странного человека, севшего напротив него в купе поезда, следовавшего из Петербурга в Царское Село. И только когда они вышли из вагона, мама сказала Саше, что с ними ехал Распутин.

Несколько раз отец брал Сашу с собой в Дом призрения увечных воинов. «Папа умел тепло поговорить с несчастными людьми, — вспоминал Александр Александрович, — и они отвечали ему тем же. В Доме призрения встречались люди в ужасном положении: без рук и без ног, подвешиваемые днем в мешках. Вспоминается один из них, у которого не было ног и левой руки и которого тоже подвешивали. Он занимал себя тем, что рисовал картины, причем было видно, что у него был большой к этому талант, поскольку в подвешенном состоянии он умудрялся рисовать одной рукой очень интересные, с моей точки зрения, вещи. Я часто смотрел, как он рисует, и хвалил работы, что очень радовало его.

 

 

Отец должен был наблюдать за содержанием и питанием увечных и брал меня с собой на кухню. Ему давали пробовать еду, угощали и меня. На первое обычно давали наваристые щи, а на второе — жареный картофель, иногда с мясом. Повара были хорошие — я кушал с удовольствием. Вспоминается такая деталь. Когда отцу подавали щи, повар всегда спрашивал: «Александр Павлович, вы какие щи любите — с перцем или без?» — но независимо от ответа наливал из одного и того же котла. Я поинтересовался, зачем он тогда спрашивает, если наливает одно и то же, а всем его щи нравятся. Повар улыбнулся и ответил, что весь секрет — в ложках. Тем, кто любит с перцем, он давал ложку, проваренную с перцем, другим — обычную, оказывается, ложки были деревянные».

Когда дети подросли и Ольге, а затем и Александру, настало время идти в школу, семья переехала в Петербург в квартиру Павла Осиповича Яблонского. Потомки Яблонских живут в Санкт-Петербурге по настоящее время.

 

Бровкина Т.Ю., зав.Музеем Николаевской гимназии. Документы ЦГИА публикуются впервые

 

Источник:

  1. ЦГИА СПб. Ф. 19, Оп. 127, Д. 937. 1899 Л.131. Запись о венчании
  2. ЦГИА СПб. Ф. 19, Оп. 127, Д. 1044. 1890. Л.162. Запись о крещении
  3. ЦГИА СПб. Ф. 19, Оп. 127, Д. 3333. 1903. Л.32. Запись о крещении
  4. там же. 1904. Л.52. Запись о крещении
  5. Павлов В.Е., Яблонский С.А. Александр Александрович Яблонский. СПб, 1997 г.
  6. Д.3333. 1906. Л.89
Рейтинг: +2 Голосов: 2 4269 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!