Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Карташевский Георгий Аркадьевич (1878 - 1952)

дворянин, выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1900 года, врач, этнограф, заведующий отделом народного образования, краевед.

 

Георгий Аркадьевич Карташевский - православный,  родился 14 мая 1878 года в Москве, в семье дворянина.1

До V класса включительно Георгий обучался в Тверской гимназии, после чего поступил пансионером в 1896 году в  Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию, которую окончил в 1900 году. После выпуска поступил в Военно-Медицинскую академию.1

По словам сотрудников Переславль-Залесского Историко-архитектурного и Художественного музея-заповедника: "Отец мальчиков был не столь богатым, чтобы выучить их. Мы знаем, что старший брат Георгия - Евгений, в то время находился в Санкт-Петербургской медицинской академии при его родственнике Альбицком П.М. ".2

Альбицкие - краса и гордость переславской земли. Это род замечательных священников, ученых, художников и политических деятелей. Из него вышли 46 врачей, 39 учителей, 13 профессоров и 6 академиков.

В рассказе "Муромцев приехал" (Берлин, 1927) его одноклассник А. Оцуп (псевд. С.Горный) вспоминает многих учеников класса и среди них и Карташевского.3 Причем описание Карташевского — самое объемное и "выпуклое" из всех описаний, самое колоритное. Суть сцены в том, что в гимназию приехал окружной инспектор, пришел в класс, где учился Карташевский и стал проверять знания учеников. Судя по описанию, Карташевский математики не просто не знал, а не знал категорически:

"… И Муромцев продвинулся дальше. Мы ничего не подозревали и не знали, что случится сейчас. Мы не могли даже этого предвидеть, что спросят… Карташевского. Этого нельзя было делат. Из мистики, из суеверия. Если другие просто не знали, если Манухин не знал по-веселому, по-тверскому, по-хорошему, то Карташевский не знал трансцендентно, девственно не знал. Это были Брынские леса, тайники мира. Это была заповедная чаща. Тундры. Табу. Трогать Карташевского нельзя было. Спрашивать нельзя было. Ворошить первичные силы, что дремали там вокруг него, нельзя было.
Карташевскому было около двадцати. По лицу тут и там, редкими кустиками, можжевельниками и кустарниками росли одинокие волоски. Он постоянно держал палец правой руки у какого-то места подбородка, кажется, там, где была бородавка, и на ней подстриженные коротко и зло волосы, — и он все ерошил пальцем по этой щетинке. К каждой почти фразе прибавлял: «гм, д’скать...» что означало: дескать. А почему он это говорил, и сам бы не объяснил.
Мы его считали мифическим Паном, козлом, чем-то обросшим. В пансионе за доскою он пил из небольшой двадцатки водку и закусывал солененькими грибками. Те были в горшочке, маленьком, глиняном, плавали в маслянистом, довольно густом растворе и не сразу давались: их было трудно словить пальцами. Горшочек стоял внизу, в выдвижном ящике доски, там, где лежали губки и мел. Он крякал и улыбался странной, чуть косой улыбкой через очень сильные очки. Глаза его тоже косили.

Когда вызывали других не знающих, мы боялись за них, жалели их, жили обычными человеческими чувствами. Когда вызвали Карташевского стало тихо, и у всех нас билась кровь в висках?.. Только это и было слышно. Рядовые, обычные учителя знали, что Карташевского нельзя спрашивать, что он идет грузно и тяжко, по-ломовому, на подсказах и списывая. Они его и не трогали. Он и сидел всегда, подвернув под себя на сидение парты ногу, от вкуса и от бестревожного спокойного ощущения, что его в берлоге не тронут. Сейчас же, за спрошенным Манухиным, начинался Urwald, дремучий девственный лес, логово, тиш. Это не надо было трогать. Муромцев тронул. Если другие просто не знали, то Карташевский не знал космически. Совсем не знал.
Хрипнула, хряснула, крякнула парта: Карташевский доставал из-под себя ногу. (Вставал. Точно корни вытаскивал из вековой земли. Нельзя было его спрашивать! Нельзя было трогать!
Я помню до сих пор этот момент. Муромцев стоял слева, у окна. Карташевский на последней парте, у самой стены возвышался косматый, косой, блещущий стеклами очков. Потревоженный. Но он не смотрел на Муромцева, не повернулся к нему. Он не начал угодливо, как Чарнецкий, спасаться или улыбаться, широко и как-то завоевывая сердца, как Манухин. Он был потревожен из стихий и он в них остался. Он был первичен.
Он сделал следующее. Когда в него ткнули, и все вокруг стало предельно прозрачным и застыло в страхе, он поднялся тяжело и спокойно. Затем, не глядя в сторону окна, а смотря перед собой, не говоря ни слова и не кряхтя, он неожиданно и как-то мудро (как жрец из Ведъ или Упаншпад) поклонился по меридиану парте перед собою, почти коснувшись лбом парты. Так низко поклонился. И просто, и глубоко. И после поклона мгновенно, ни о чем больше не заботясь и не видя, не замечая, не чувствуя Муромцева, сел.
И это означало:
— Кесарево Кесареви. Ты — Инспектор, ты — тайный советник, ты — власть. Довлеют тебе всякое послушание н поклон, и смирение, и почет. Получай!
И он поклонился по меридиану, почти в пояс.
— А насчет алгебры — посидим.
И он сел быстро, кратко и по-деловому. И была во всем этом, понятно, великая мудрость. Мы потом, когда Муромцев уехал, все это разобрали..."

 

В гимназических документах, тем не менее, отмечен интерес Георгия Карташевского к русскому языку и физике, пятерки у него были по закону Божьему, логике, физике и географии. Тройки по всем языкам, включая, в том числе и латинский, что для будущего врача определенную сложность в дальнейшем.1

В 1907 году Г.А. Карташевский окончил Военно-медицинскую академию, после чего работал хирургом в Обуховской больнице, а с 1909 г. по 1914 год — военным врачом в Свеаборгской крепости, откуда был переведён в действующую армию. Участник Первой мировой войны, был контужен.

Георгий Аркадьевич младший брат профессора медицины, доктора медицинских наук Карташевского Евгения Аркадьевича - (1876, Москва – 12 марта 1927, Ленинград) – патофизиолог, приват-доцент кафедры общей патологии Томского университета.

 

 

В 1917 году Г. А. Карташевский прибыл в Переславль. Работа сначала в должности заведующего отделом народного образования и врачом по школьной санитарии, затем заведующим райздравотделом и санитарным врачом города.

Голод разгонял население больших городов по деревням и маленьким городкам. В Переславль переселились до лучших времен известная царскосельская семья — художники Кардовские: академик живописи, профессор Дмитрий Николаевич Кардовский с супругой Ольгой Людвиговной Деллавос-Кардовской. Они не только преподавали, но и занимались физическим трудом, работали на грядках. В городе можно было встретить профессора Д.Н. Кардовского, согнувшегося под тяжестью мешка с картошкой, который он тащил на спине из села верст за 10 от Переславля. Его жена открыла в городе художественную школу — «Переславские художественно-технические мастерские».

 

В 1918-21 годах Г.А.Карташевский возглавлял Уездный Отдел народного образования. Он выдвигает идею об организации пришкольных участков, сбору и культивированию на них лекарственных растений.

Георгий Аркадьевич активно участвовал в организации колхозов, неоднократно избирался членом УИКа, РИКа и депутатом горсовета.

Принимал большое участие в развитии краеведческого движения и организации музея. Георгий Аркадьевич был одним из учредителей ПЕЗАНПРОБа (Переславль-Залесское Научно-просветительное общество) и одним из инициаторов создания естественно-научной лаборатории при музее.По проблемам школьной краеведческой работы проводятся специальные курсы для учителей, которые, в основном, являлись членами научного общества. Двадцать докладов и до десяти печатных работ - таков вклад Г.А. Карташевского в переславское краеведение.5

Объективности ради, мы хотели бы отметить одно, увы, совсем нелицеприятное для Г.А. Карташевского, воспоминание6:

"Подлинная история советской власти была не нужна, и поэтому по всей стране в конце 1920-х — начале 1930-х гг. прокатился вал расправ с краеведами. Переславское общество было ликвидировано, часть его членов посажена. Среди членов общества нашелся только один предатель, врач Георгий Аркадьевич Карташевский, который в то время, как его бывшие коллеги находипись в заключении, и их судьба ещё не была решена, на заседании Переславского исполкома вещал: «Ликвидируем гнилое научно-просветительское общество и создадим подлинно-научное общество краеведов-марксистов».

Впрочем, это довольно типичный для того времени спор между православием и нарождающейся русской интеллигенцией, стремящейся к просвещению в духе современных политических идей и течений малообразованного, в общей своей массе, населения. 

Последнее время Г. А. Карташевский работал врачом в городской поликлинике и одновременно с этим состоял в комиссии ВТЭК городского отдела соцобеспечения.

Его супруга — Мария Ивановна урожденная Соболевская.7 Её отец - Иван Осипович Соболевский, был уездным казначеем г. Переславля. Мария Ивановна окончив Высшие женские курсы, преподавала историю в Переславле.Проживали супруги по адресу: Красноармейский переулок, дом № 13. Их сын, также врач, Карташевский Николай Георгиевич (1905-1982). Н. Г. Карташевский — ведущий трансфузиолог страны — заложил основы организации службы крови в советских Вооружённых Силах.

Старейший переяславский врач  Георгий Аркадьевич Карташевский  скончался 20 декабря 1952 года после тяжёлой и продолжительной болезни.

Труды:

  1. Карташевский Г. А. Самая страшная болезнь (бешенство) (для крестьян) / Под ред. Ю. И. Дьякова. — М.: Новая Москва, 1926. — С. 1—36. — (Библиотека оздоровления труда и быта Санпросвета Мосздравотдела).
  2. Карташевский, Г. А. Лекарственные растения Переславского уезда / Г. А. Карташевский // Труды 2 Конференции по изучению производительных сил Владимирской губернии 1—6 ноября 1925 года / Владимирская губернская плановая комиссия, Комитет по изучению производительных сил Владимирской губернии. — Владимир: Комитет по изучению производительных сил Владимирской губернии, 1926. — С. 1—10.
  3. Карташевский, Г. А. Лекарственные растения Переславского уезда / Г. А. Карташевский // Наше хозяйство. — 1926. — № 1. — С. ?.

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназииДокументы ЦГИА публикуются впервые

 

Источник:

  1. ЦГИА СПб, Ф.139, Оп.1, Д.8889. Л.109, 130. Сведения о выпускниках ИНЦГ за 1900 год
  2. Сведения, сообщенные нам специалистами Переславль-Залесского Историко-Архитектурного и Художественного музея-заповедника
  3. Сергей Горный. Царское Cело. Рассказы 1920–1930-х годов. Составление, подготовка текста, вступительная статья и комментарии К. И. Финкельштейна. – СПб.: Серебряный век, 2011. 232 с., илл., 2000 экз.
  4. Журнал «Разведчик» № 1283 от 9 июня 1915 г.
  5. Г.А. Карташевский (Некролог) // Коммунар. — 1952. — 24 декабря, с.24
  6. Протоиерей Олег Пэнэжко. Храмы и монастыри г. Переславль-Залесского и его окрестнойстей. Владимир, 2009 г. 
  7. Сведения генеалогического ресурса Geni.com
Рейтинг: +1 Голосов: 1 1652 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!