Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Крылов Александр

 

 

Александр Крылов – янтарных дел мастер

     Кенарь рассыпался колокольчиком, сыпал дробью. Свежий аромат кофе щекотал ноздри. Александр Крылов, один из создателей Янтарной комнаты и главный ее хранитель, спросил с порога:
     
     – Кофе с сушками? Тогда прошу в кухню.
     За пикировкой московско-питерских новостей кофе закончился удивительно быстро. И мы заторопились в недра янтарной мастерской, состоящей, как нам казалось, из одних углов. Где уютно угнездились и выставочные витрины с образцами, и фотографии готовых объектов. И великое множество станков и приспособлений, большинство из которых – ноу-хау самого Александра. Рядом с верстаком небольшая горка подсохшего сыра.
     – Кеша любит сыр?
     – Да нет же, это янтарь. Хотя с вашего края выглядит словно сыр. Но мне он больше напоминает по цвету квашеную капусту. А что касается инструментов для янтаря, то специальных не существовало. Потому что просто никто не знал, как их делать. Нам кое-что подходило либо из медицины или из ювелирки. Но медицинское оборудование продавалось только медработникам. Ну а с ювелирами вообще засада. Поэтому первую (усовершенствованную) бормашину я собрал сам: моторчик от магнитофона, пассик, выброшенный наконечник я прямо-таки «выдавил» из кого-то. И он, смею вас заверить, работает до сих пор! А вот мой ветеран! Помните, такие наборы продавали «Умелые руки». Уже потом мы раздобыли иностранные инструменты. И хочу вам сказать – шведский надфиль и отечественный – две большие разницы.
     – Вы вместе с Александром Журавлевым и Борисом Игдаловым почти 24 года потратили на создание «восьмого чуда света» – Янтарной комнаты. Теперь на очереди Агатовые комнаты?
     – В мае 2003 года я все закончил в Янтарной комнате. А в сентябре уже ушел. Потому что заниматься творчеством в условиях мастерской невозможно. И я опять начал с нуля. Агатовые комнаты – не моя тема. Надо быть специалистом в одном деле и не рассыпаться. Когда-то передо мной стоял выбор: куда податься? На камни или в ювелирку. Поверьте, я многое способен сделать. И без всяких проблем. Но специалистом надо быть в одном деле. Иначе все уходит в параллели.
     А в Янтарной комнате Екатерининского дворца я главный хранитель. И это нормально с обеих сторон: во-первых, я все знаю о янтаре, и, во-вторых, у Янтарной комнаты всегда был такой человек. С пожизненной должностью.
     Температурные перепады, объемы и разогрев мастики, физические особенности деревянных панелей, к тому же экскурсанты повышают температуру на три градуса (если сравнивать с соседними залами). Поэтому-то и получается множество нюансов на каждый камень. Вполне естественно, если за янтарем еженедельно не смотреть – потянется цепная реакция.
     Один камень отошел – попадает воздух, начинает второй отходить. То есть все могут упасть. Но до этого нашейто Янтарной комнате жить и жить, я-то рассказываю, собственно, о том, зачем нужен хранитель. Смотреть за всем надо.
     – И какая же у вас нынче главная линия?
     – Россия – монополист янтаря. Но продает сырье. А гораздо выгоднее – предметы из янтаря. И я решил показать красоту одного из самых великолепных камней в мире. Единственного теплого камня – янтаря. Второе то, что янтарь чрезвычайно разный. И при использовании метода колорирования можно делать и портреты, и панно, и скульптуры. Мне просто обидно, что в России знают только янтарные бусы и Янтарную комнату.
     Первое – самое простое, что только может быть, второе – совершенно непонятно как сделанное.
     – И вы решили открыть совершенно новую российскую тему – иконы из янтаря?
     – Первые делали для Бориса Ельцина в Кремле. Над Георгиевским залом у него частные апартаменты, молельная комната, мы делали несколько икон: «Казанскую», «Троицу», «Георгия Победоносца», «Бориса и Глеба».
     – Борис Николаевич увидел и захотел?
     – Янтарных икон никто не мог увидеть, поскольку никто и не делал. Просто много питерских реставраторов, в том числе и позолотчиков из Екатерининского дворца, работали в Кремле. Надо думать, случился разговор про Янтарную комнату. Слово за слово… Ну а мне интересно было попробовать. Потом повесили, покойный патриарх Алексий II освятил, это я точно знаю. И закрыли. А я стал дальше расширять, развивать иконы из янтаря.
     Сначала это делалось с помощью деталей, вот, посмотрите, обратное изображение. Подкладка – позолоченная фольга. И хотя тут толщина всего-то 2 миллиметра, за счет нее идет очень жесткая графическая линия, которая, казалось бы, должна нарушить всю пластику лица. Но янтарь – живой материал, он и придает не только живость ликам, но и неуловимо меняет их выражение. Вот взгляните на Ксению Петербургскую под этим углом! А если вот так?
     – Черно-зеленый, напоминающий цвет шпинелей, змей у ног Георгия Победоносца тоже из янтаря?
     – Бросовый янтарь, в нем много земли. И в основном его никуда и никогда не использовали. А тут он пришелся кстати. Этот камень из-за большого количества земли я даже и не полировал.
     – У народа есть интерес к современным изделиям из янтаря?
     – Огромный! И не только у состоятельных. Одну икону у меня купил священник с Валаама. Я не хотел ее продавать: одна из первых, такая маленькая, хорошенькая. А он говорит: надо. Ну надо, так надо.
     Сам иконы не рисую. Их уже создали достойнейшие художники-иконописцы.
     Троицу, конечно, только письма Андрея Рублева. Остальные – XVII–XVIII века.
     Икона Ксении Петербургской только в конце XIX века появилась. А новодельные я не очень-то жалую. Хотя есть среди них интереснейшие, например, Игорю.
     – Есть гжельский иконостас. И хрустальный тоже. Вам хотелось бы сделать иконостас из янтаря?
     – Идея есть, и давно. Но где же взять этих спонсоров? А батюшки? У меня много знакомых батюшек. Они подругому на все это смотрят.
     То есть для священника, помимо икон, важна ухоженная церковь. Поэтому до янтарных иконостасов им никогда и никому не дойти. А идея крутится, крутится.
     – Известно, что Петр Алексеевич янтарь обожал. Кому из русских царей и цариц передалась эта любовь?
     – Наверное, всем, поскольку Янтарную комнату содержали, выделяя специальные деньги, платили хранителю. Женщины, и Елизавета, и Екатерина Великая, любили в Янтарной комнате чаевничать. Вечерком человек десять их собиралось. Ну, я-то их понимаю, чайку там попить очень даже неплохо. Там вечером так хорошо! Мне Янтарная комната нравится именно в это время суток! Она становится более камерной, уютной, теплой.
     – Тем более в Питере, где постоянно идут дожди…
     – Кстати. Может, меня это и толкает янтарем заниматься. Теплее становится.
     – О, Саша, а это уже ваша личная Янтарная комната?
     – Сейчас, сейчас. Горит? Горит. Янтарь, дерево, позолота, живопись. Все, как там, в Царском Селе, в Екатерининском дворце. Это одна двадцатая. А в той 10х10 – сто квадратных метров.
     – А дети ваши, когда смотрят на макет «восьмого чуда света», что говорят?
     – Старшая дочь вот этот плафон делала. Она реставратор – что ей говорить? Ей делать надо. Вчера вот приходила и сказала: а ручки-то помнят! Она же в Янтарной комнате тоже резала янтарь.
     Дочь ударилась в реставрацию позолотных работ. Недавно ее бригада реставрировала старый иконостас в Псково-Печорском монастыре. Их мало на сегодняшний день осталось. Слава богу, что хоть там-то батюшки понимают, что надо реставрировать такие вещи! Потому что большинство не понимают, что перед ними! Старое, блеклое. Золота что ли кинуть?! Не можете? Кинули, но получается совершенно не то. А теперь дочка реставрирует иконостас во Владимирском соборе, вот тут, рядом. Второй ребенок английский преподает. А третий пошел в журналисты. Реклама его привлекла. Я этого дела совершенно не знаю. Рванул, и никто не знает в нашей семье куда.
     Его же будущую специальность руками не потрогаешь. Кстати, Кешу-кенаря мне дети подарили. Сказали: тебе понравится! А что? Колер природный – под янтарь! Берет октавы выше Монстеррат Кабалье!
     – А какую-то вещь вы для себя сделали из янтаря?
     – Скульптуру Леонардо. Еще скрипку. Сергей Стадлер поиграл даже. Сказал только, что на стадионе играть не надо. Ну, я-то понимаю, что звук не для консерваторского слушания. Но она все равно играющая. Хотя я ее делал не для любования, чтобы показать – могу и это! Скрипичные мастера мне говорили, что скрипки строятся по жестким параметрам.
     Шаг вправо, шаг влево – расстрел. То есть какие-то дуги, углы, направления, толщины.
     Меня это мало интересовало. Я просто взял каталог Кристи, где была красивая фотография скрипки Страдивари. Я залюбовался, замечтался.
     Никогда не знаешь – что получится, когда начинаешь работу. Тем более спросить-то некого. Поэтому чем свободнее, тем лучше.
     – А вы отдыхаете тоже с янтарем? Или на огороде: картошка, огурцы, лопата?
     – Все это мы проходили, когда голодно было. И помидоры, и огурцы. И макароны были за счастье. Просто с янтарем как отдыхаешь? Когда лежишь, то в голове-то мысль идет – что-то новое придумываешь, что-то варится там.
     Ведь от работы никуда не уходишь. Мне нравится. А с лопатой пока нет. Я все жду – вдруг придет возраст, и я стану копать-копать-копать? Но не слишком сильно, признаюсь, и жду.
     – Жена как относится к янтарю? Ревнует?
     – Хорошо, раз терпит. Она искусствовед, участник всего этого янтарного процесса.
     – Ей какой-то презент перепал после того, как вы завершили Янтарную комнату?
     – Презент! Она мужа получила! Потому что почти десять лет каждый день три часа на транспорте и 8 часов в Янтарной комнате. И это как минимум! Но случались и максимумы. Поэтому жена видела мужа только очень поздно вечером, и чаще всего голодным как волк. Потом появились копеечные «жигули» (тогда еще не было пробок!) – и время в пути сократилось. Поэтому подвиг жены не находит слов.
     
     Санкт-Петербург– Царское Село
     
     Досье «ВМ»
     Александр КРЫЛОВ – художник-реставратор высшей категории, хранитель Янтарной комнаты, член Союза художников России, член Всемирного совета по янтарю.
     Окончил Ленинградский инженерно-строительный институт по специальности «архитектура».
     В 1981 году вместе с Александром Журавлевым и Борисом Игдаловым создал мастерскую по восстановлению «восьмого чуда света» — Янтарной комнаты.
     В 2007 году состоялась персональная выставка Александра Крылова в Лувре.
     А. М. Крылов награжден орденом Почета, медалью «300-летие Санкт-Петербурга», медалью «За вклад в наследие народов России», почетным дипломом Российской академии художеств.

Автор: Ирина ДОЛГОПОЛОВА
Вечерняя Москва
Рейтинг: 0 Голосов: 0 5103 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!