Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Куницын Александр Петрович (1783-1841)

Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена...

Сын сельского дьячка, Александр Петрович Куницын  пошел по пути, предначертанному его сословием: окончил духовное училище, затем Тверскую духовную семинарию. Но тут в Санкт-Петербурге был учрежден Педагогический институт, и лучший выпускник семинарии получил возможность продолжить свое образование во вновь открытом учебном заведении.

Среди его наставников был блестящий ученый М.А. Балугьянский, читавший курсы политической экономии, финансов и дипломатии. Слушал юноша и лекции одного из лучших специалистов по эстетике того времени И.И. Мартынова, привлекшего способного ученика к сотрудничеству в литературном журнале. Кстати, вскоре Куницын станет преподавателем сына Мартынова.

Лучший выпускник Педагогического института, А.П. Куницын стажируется в Германии. В Геттингенском университете, одном из самых популярных учебных заведений того времени, он слушает лекции выдающихся профессоров. Затем последовал Париж, где А.П. Куницын слушал лекции по юридическим и политическим наукам. Вернувшись в Россию, он выдержал экзамен и был произведен в звание адъюнкт-профессора. Местом его службы стал Императорский Царскосельский Лицей.

Больше чем наставление

Известность пришла к нему мгновенно. Александр Петрович стал истинным героем дня на торжествах по случаю открытия нового учебного заведения. Он, никому не известный ученый, произнес речь, принесшую ему награду, уважение, славу. Выступление Куницына в присутствии императора Александра I и приглашенных гостей не содержало каких-либо революционных призывов, но резко отличалось от других речей. Автор определил свою речь как "наставление воспитанникам", считая их главными участниками церемонии 19 октября 1811 г. Куницын искусно обошел общепринятые тогда для торжественных выступлений моменты. Не восхваляя императора, учредившего лицей, он говорил о значении новой школы и об обязанностях тех, кто пришел в ней учиться. Как позже вспоминал И.И. Пущин, выступление Куницына было настолько искренно и убедительно, что они, 10-12-летние мальчики, действительно верили, что спустя шесть лет "будут иметь непосредственное влияние на благо целого общества".

Речь молодого адъюнкта получила одобрение императора Александра. Она была созвучна мыслям императора, который еще не расстался с настроениями молодости и надеялся, что сможет изменить духовный климат страны в лучшую сторону. "Вы ли захотите смешаться с толпой поглощаемых ежедневно волнами забвения?" - с таким вопросом обращался Куницын к юным участникам церемонии открытия. Воспитанники лицея действительно не смешались с толпой людей обыкновенных, когда были выпущены в жизнь "с надеждами во цвете юных лет". Им пришлось очень нелегко в жизни, потому что лицей оказался своеобразным островком вольности в океане окружающей их несвободы.

"Наставление воспитанникам" А.П. Куницына было издано отдельным оттиском и разослано по академиям, университетам и другим учебным заведениям России. Он провозгласил в "Наставлении" свою программу лицейского воспитания. По Куницыну, оценивать человека, и прежде всего самого себя, следует по достоинствам, но не приобретенным от рождения, а заслуженным, и первое достоинство человека - быть истинным гражданином своего Отечества. "И хотя можно было присвоить отличие не по достоянию, но можно ли присвоить неизъяснимое удовольствие, проистекающее от ощущения собственных достоинств?.. Почести без заслуг, отличия без дарования, украшение без добродетели наполняют горестью благородное сердце. Какая польза гордиться титулами, приобретенными не по достоянию, когда во взорах каждого видны укоризна или презрение, хула или нарекания, ненависть или проклятия?.. Так думали и действовали древние россы, прославленные веками, вы должны последовать их великому примеру". Завершая свою речь, обращенную к юным гражданам отечества, А.П. Куницын провозглашал: "Любовь к славе и отечеству должны быть вашими руководителями!"

Этика и право

Несмотря на молодость, Куницын очень серьезно отнесся к преподавательской работе. Полный курс политических и нравственных наук, который он читал в лицее в течение шести лет, состоял из 12 циклов: психология, логика, нравственность (этика), право естественное частное, право естественное публичное, право народное, право гражданское русское, право публичное русское, право уголовное, право римское, финансы, политэкономия. В журнале Конференции значилось: "науки он должен преподавать не в одно время, а по большей части одну за другою, переходя всегда от одного предмета к следующему..."

Блестящие ораторские способности, широкий кругозор, яркая образность молодого педагога - все это с первых минут было высоко оценено воспитанниками. Он пользовался любовью и уважением воспитанников, а по воспоминаниям Ивана Пущина, "Пушкин охотнее всех занимался в классе Куницына..." Уже в первый год преподавания Куницын почувствовал необходимость создания собственного учебника. И он, одним из первых среди лицейских профессоров, предпринимает попытку написать учебник по этике или, как тогда писали, по ифике, над которым Александр Петрович начал работу в 1812 г.

Особое значение Куницын придавал правовым теориям. По его мнению, главным условием переустройства России была подготовка "искусных законоведцев". Здесь молодой наставник опять выступает единомышленником В.Ф. Малиновского, который писал: "Чтобы облагородить русских людей, показать их разум перед целым светом и уверить их в самих себе, надлежит дать им работу законодательства". Поэтому среди приобретенных Куницыным книг были "Рассуждение о прошениях и жалобах, подаваемых в правительственные и судебные места и к тем лицам, кои по законам принимать оные должны" (СПб, 1811), "Деяния Екатерины II, императрицы и самодержицы всероссийской", сочинения П. Колотова (СПб, 1811), "Уложение по которому суд и расправа во всяких делах в российском государстве производится, сочиненное при владении Алексея Михайловича" (СПб, 1780), различные судебные грамоты, уложения и другие. Не оставил он без внимания произведения французских просветителей Вольтера, Монтескье, энциклопедистов, которые и сейчас стоят на полках лицейской библиотеки.

В духе уважения

Лицейский наставник активно сотрудничает с журналом "Сын Отечества", появившимся в грозном 1812 г. В издании преобладал дух гражданского патриотизма и свободолюбия, что отвечало взглядам и убеждениям А.П. Куницына. Его "Послание к русским", "Замечания на нынешнюю войну", написанные в минуту наивысшей опасности для России - во время наступления французской армии на Москву, - были созвучны основным положениям нового журнала. Написанные в жанре ораторской прозы, они призывали к борьбе с Наполеоном, которого автор называл "кровожадным зверем, посланным на землю в образе человека". "Мы сражаемся в родной стороне, наши войска прикрывают мирные хижины, в коих жены, дети и старцы преклоняют колена пред создателем и просят победы и избавления. Французы проливают кровь за дело их тирана, мы сражаемся за наше собственное", - эти слова находили отклик в сердцах "великодушных россов" и укрепляли авторитет педагога.

По просьбе директора В.Ф. Малиновского Куницын составляет "Общие правила для служащих и воспитанников Лицейского Благородного пансиона". Правила, сформулированные Куницыным, удивительно схожи с теми, которые составил в черновом варианте директор лицея, особенно первый пункт, касавшийся гувернеров и комнатных надзирателей: "...никто да не дерзнет простирать руку на служителя..." По многим вопросам взгляды Малиновского и Куницына совпадали. Дух взаимного уважения, равенства был официально закреплен составленными Куницыным документами. Разделял эту точку зрения и второй директор, Е.А. Энгельгардт, который много размышлял о правах и обязанностях наставника и воспитателя.

В 1813 г. А.П. Куницын объявил Конференции лицея о своем желании написать книгу по российскому законодательству, и спустя четыре года появилось его "Изображение взаимной связи государственных сведений". Курсы, которые читал Куницын в лицее, требовали от преподавателя обширных сведений по самым различным вопросам. На его лекциях воспитанники отчетливо разбирались в античной философии, читали Платона, Аристотеля, Эпикура, рассуждали о гедонистах, стоиках и циниках. Но не одни наставление и мораль воспитывали лицеистов, а сама жизнь, окружающая среда давали пищу для развития нравственных способностей молодых людей.

Победили "охранители"

Главным делом жизни Александра Петровича стала работа над книгой "Право естественное". Отсутствие пособия по нравственным наукам побуждает его приступить к работе над этим учебником, первая часть которого была опубликована в 1818 г. В своей книге Куницын развил идеи западных философов-просветителей: Локка, Гоббса, Руссо, Канта, придерживавшихся теории естественного права, согласно которой все без исключения люди рассматриваются как существа независимые и равные между собой или как зависимые от единой верховной власти.

Одними из центральных вопросов, которые автор поднимает в книге, были вопросы крепостного права и свободы человека. По Куницыну, все законы права должны быть основаны на принципах справедливости. Ученик Геттингенского университета, знакомый с учением Канта, он утверждал, что ни один человек не должен использовать других людей как средство для достижения своих целей, своего благополучия.

Е.А. Энгельгардт собирался преподнести "Естественное право" Куницына Александру I, поэтому книга поступила на рассмотрение Ученого комитета Главного комитета Главного управления училищ. Мнения об этой книге у членов комитета были полярными: восторженная оценка принадлежала академику Н. Фуссу, но члены Ученого комитета Д.П. Рунич и граф И.С. Лаваль, напротив, обвинили Куницына в якобинстве, попрании религии и монархии. Теория естественного права, которую он излагал в своих лекциях и учебнике, характеризовалась в заключении совета как ложное учение, ибо в ней происхождение верховной власти доказывалось не от Бога, а от естественных условий жизнедеятельности людей. Победило мнение "охранительное", и в итоге в конце февраля - в марте 1821 г. учебник "Право естественное" был изъят из обращения и запрещен, а Куницын в том же году уволен из лицея.

Е.А. Энгельгардт в переписке с первыми выпускниками с большим сочувствием сообщал обо всем, что произошло с лицейским профессором. "Естественное право" Куницына... конфисковано и запрещено, -писал он Ф.Ф. Матюшкину, - как книга пагубная, разрушающая веру христианскую и расторгающая все связи семейные и государственные... Куницын от всех должностей по Министерству народного просвещения отставлен и запрещено ему что-либо и где-либо преподавать... Жаль! А Куницын умел учить и добру учил!.." С симпатией вспоминал о лицейском наставнике и Модест Андреевич Корф: "Куницын был, конечно, даровитие своих товарищей и в особенности говорил складнее... сверх того у него было живое воображение и он обиловал рассказами, сравнениями..."

Но самые проникновенные слова нашел для Куницына Александр Сергеевич Пушкин, не забывший своего наставника и через восемь лет после выпуска и провозгласивший от лица всех соучеников:

Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена...


Людмила МИХАЙЛОВА, заведующая Мемориальным музеем-Лицеем

Царскосельская газета "19 (9924) 12-18 мая 2011 года

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 10918 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!