Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Ламберы (Ламберты) - генералы и авиаторы

Статья Александра Б. Соловьева, публикуется с небольшими сокращениями и добавлениями. Любезно предоставлена автором нашему сайту.

 

Столетнему юбилею первого российского мирового рекорда в авиации посвящается!

«Мировые рекорды высоты с 1906 до 1910 года («Аэро и автомобильная жизнь» №3/1911, стр. 15):
18 октября 1909 – гр. Ламбер, аэроплан Райт, мотор Райт, винт Райт, Париж – высота 300 метров – официально»
В формуляры Французского национального аэроклуба, зафиксировавшего это мировое достижение, сей рекорд занесён, как достижение иностранного — РОССИЙСКОГО лётчика!

Жизнь семьи Ламберов тесно связана с Царским Селом, они были близко знакомы с Пушкиным и Лермонтовым, им принадлежал дом на Дворцовой улице, а некоторые из них похоронены на Казанском кладбище! Но, обо всем по порядку.

Гражданская война завершалась. Но разгоралась война иная – идеологическая, война с собственной историей. Историю государства Российского требовалось незамедлительно переписать с позиций марксистской теории классовой борьбы. Чем, собственно большевики начали заниматься с первых часов своего прихода к власти.

И вот петроградцы-ленинградцы уже гуляют уже не по Невскому, а по проспекту имени 25-го Октября; переходят через Неву не через Троицкий, а через мост Равенства. Экспозиция музея графа Суворова-Рымникского вынесена из специально для того построенного здания и свалена в подвалы Инженерного замка – «графья всякие» победившему пролетарию не нужны! А горячие революционные головы в Ленсовете и Смольном уже думают о создании во дворце Великого Князя Николая Николаевича «Музея-Пантеона СССР»! Где будут храниться и демонстрироваться посетителям «великие пролетарские мощи» — останки, мозги и реликвии выдающихся деятелей революционного Отечества.

Не обошли вниманием соратники Ленина — Троцкого и историю «Её Величества Авиации российской». В 1922-24 годах она была бессовестно переписана заново. Имя истинного создателя Военного Воздушного Флота России Великого Князя Александра Михайловича Романова (дяди царя), которого народ без всяких на то указаний свыше величал «Отцом российской авиации», отныне не упоминалось ни в одной книге, ни в одной публикации, ни в одной заметке. Его место, прямым, ни с кем не согласованным декретом В.И. Ульянова /Ленина/, было отдано кабинетному учёному-теоретику профессору Н.Е. Жуковскому, никогда в своей жизни практической авиацией не занимавшемуся.

Сей индеферентно относившийся ко всем политическим передрягам, весьма уважаемый и благообразный седобородый старец-учёный с точки зрения большевиков отлично подходил на роль «новой иконы» и «свадебного генерала». Отныне он стал числиться у нас «Отцом русской авиации», коим незаслуженно остаётся и сегодня. День Авиации Отчизны перестали отмечать в «Ильин день» (святой Илья-пророк – небесный покровитель всех людей летающих). Нашлась дата поидеологичнее – День взятия Бастилии! Хорошо хоть позднее новую придумали. Авиапромышленность Российской империи была заклеймена, как «косная и отсталая», хотя объёмов её производства 1917 года советский авиапром, неимоверными усилиями всего народа, вновь достиг лишь в 1931 году!

А первыми в списке авиаторов России оказались Михаил Никифорович Ефимов (диплом пилота-авиатора № 31, выдан во Франции 15.02.1910 г.) и Николай Евграфович Попов (диплом пилота-авиатора №5 0, выдан во Франции 19.04.1910 г.). При этом, советские «историки» от авиации, ни мало не смущаясь, утверждали, что Н.Е. Попов выучился летать «ну совершенно самостоятельно», будто никто его с пилотированием аэроплана не знакомил, в небо не поднимал и не инструктировал. Прямо как в сказке — сел и сразу полетел!

Но к 1910 году россиянин граф де-Ламбер уже был шеф-пилотом авиашколы братьев Райт, открытой ими во Франции. И никаких чудес с лётным самообразованием Н.Е. Попова! Не веря, что перелицовывать столь близкую историю можно было столь нагло, как это делали большевистские идеологи, некоторые современные историки выдвинули версию, что граф де-Ламбер /в списках дворянского собрания – граф Ламберт/ не был россиянином, мол, это ошибка. Ну что же, заглянем ещё раз в газеты имперского Петербурга:

«Французская делегация в Петербурге
Сегодня, 7 февраля /1910 г./ представители французского сената и парламента, во главе с бароном, посетили благотворительное общество…
Другая часть французских гостей приняла приглашение на завтрак, организованный петербургским аэро-клубом… На русские приветствия ответили: президент делегации барон д’Эстуриель де-Констан, сенатор Менье и депутат Лебук… Сенатор Менье обратил внимание присутствовавших, что и в воздухоплавании франко-русский союз сыграл первенствующую роль. Оратор вспомнил об удивительном подвиге воздухоплавателя русского графа Ламбера (речь идёт об облёте графом Ламбером Эйфелевой башни.). Г. Менье в подробностях рассказывает о полёте графа Ламбера и о тех минутах напряжённого ожидания, которые пережили все до его возвращения из Жювизи. Он также вспоминает и другого русского воздухоплавателя Делаво. В заключение г. Менье указывает, что только благодаря франко-русскому союзу воздухоплавание сразу одержало такую великую победу, выдвинув смелых и решительных аэронавтов» (газета «Новое Время» №12181).

Имя нашего первого авиатора, русского подданного графа Ламберта (так в списках российского дворянства, иначе: графа Ламбера, де-Ламбера) было выброшено из истории России в 1924 году. Граф Ламберт, как и граф Суворов-Рымникский очутившимся у власти пролетариям был не нужен – классовые враги! Восьмой летчик мира (пилотское свидетельство №8, выдано 7.10.1909 г.), первый и лучший ученик самого Уильбура Райта, первый авиатор, рискнувший пролететь над Парижем и тем доказавший, что авиация – идеальное средство военной разведки, шеф-пилот авиашколы братьев Райт, основоположник авиации Нидерландов, изобретатель подводного крыла, первооткрыватель эффекта воздушной подушки, кавалер ордена Почётного легиона, честь и гордость России, навсегда исчез из всех отечественных справочников и сегодня у нас это имя известно лишь единицам.

Тот аэроплан братьев Райт, на котором граф Ламберт облетел Эйфелеву башню, после аварии был отдан графом в аэромузей Всероссийского Императорского Аэро-Клуба в качестве музейной реликвии. Аннотация под экспонатом гласила: «Национальная реликвия. Хранить вечно!»… ?!!


Девиз: «Дать крылья миру!», — граф Шарль де Ламберт
/"Donner des ailes au monde"/

Биография великого авиатора.  Российская ветвь графов де Ламбертов

Когда рассказываешь людям о первом российском авиаторе графе Шарле Ламберте, неизменно встречаешь ярое отрицание со стороны любителей и знатоков истории авиации. Их аргументы основываются на утверждениях справочников советских времён и основанных на них высказываниях современных авторов, ленящихся проверять используемую информацию. Вот типичная для наших изданий цитата: «Шарль де Ламбер родился на острове Мадейра. Отец его по политическим мотивам принял российское подданство и некоторое время находился на русской службе в Париже. Это обстоятельство дало повод Всероссийскому аэроклубу начать список русских авиаторов с де Ламбера. Несостоятельность такого «шага» аэроклуба стала вскоре очевидной. Е. Вейгелин, составитель аэроклубовских ежегодников со списками пилотов, в своем «Авиационно-воздухоплавательном словаре», изданном в 1925 году, называет де Ламбера «французским спортсменом, много работавшим по воздухоплаванию» (С.В. Грибанов «Пилоты Его Величества» — М.: Центрполиграф, 2007).
Вызовет споры и настоящий материал. Чтобы впоследствии не вступать в полемику с каждым несогласным, верящим подобным «серьёзным историческим источникам», пришлось отследить историю российской ветви старинного французского рода графов.

Де Ламберты (de LAMBERT) — старинный французский дворянский род, известный с XIII века. В 1644 году французская королева Анна возвела дворянина Иоанна де Ламберта в маркизское и графское достоинство. Родоначальником российской ветви рода стал маркиз де Сен-Бри граф де Ламбер (Marquis de Saint-Brice et comte de Lambert). Граф служил во французской королевской гвардии в чине генерал-майора. Во время революции семья де Ламбертов маркизов де Сен-Бри, спасаясь от якобинского террора, была вынуждена бежать из Франции. Местом спасения была избрана императорская Россия – главный оплот европейского монархизма. Де Ламберты приняли русское подданство и принесли присягу на верность российскому трону. Семья военных и в России продолжила военную карьеру. Сыновья поступили на службу в русскую армию, где прославились своей доблестью и честью.

Старший сын Мориц де Ламберт погиб в 1792 в чине полковника русской армии, отдав жизнь за российские интересы на поле брани.

Второй сын графа Карл Осипович Ламберт в 1792 года был принят в русскую армию вместе с отцом. Участвовал в подавлении Польского восстания 1794 года. В 1794 г. под командованием А.В. Суворова отличился при взятии предместья Варшавы — Праги. В 1798 года граф К.О. Ламберт произведен в полковники. С 15 мая 1799 г. полковник Ламберт участвовал в боевых действиях русских войск с французами в Римской империи и в швейцарском походе А.В. Суворова. В 1799 г. в кровопролитном сражении с французскими войсками при Цюрихе он был ранен в левую ногу навылет. В этом же году он был произведен в генерал-майоры и назначен шефом Рязанского кирасирского полка /Генерал-майора маркиза Ламберта кирасирский полк (1796-1800)/.

Во время войны с Наполеоном в 1812 году генерал-лейтенант от кавалерии граф Карл Осипович Ламберт считался одним из лучших и храбрейших кавалерийских начальников русской армии  Скупой на похвалы А.П. Ермолов называет Ламберта в своих "Записках" одним из «отличнейших и распорядительнейших генералов». С 1816 года граф — командир 5-го резервного кавалерийского корпуса и сенатор. Его портрет украшает Военную галерею Отечественной войны 1912 года в Зимнем дворце.

В мае 1836 года Карл Осипович и Яков Осипович Ламберты (де Ламберты, де Ламберы) были причислены к графам Российской империи. С этого момента эта ветвь графов Ламбертов маркизов де Сен-Бриз перестала быть родом французским.

 

Семья

 

Жена ур. Деева Ульяна Михайловна

Большой известностью в обществе пользовалась и его жена Ульяна Михайловна, урожденная Деева, (1791—1838), дочь суворовского генерала. Несмотря на разницу в двадцать лет, брак Карла Осиповича Ламберта с Ульяной Михайловной был счастливым. Биографы рисуют графа Ламберта, воспитанного в духе старой французской школы, на службе — всегда вежливым, в жизни — ласковым, в семье — любящим отцом своих детей.

Имея весьма увесистую комплекцию и несгибаемый дух, унаследованный от предков, графиня Ламберт во время переправы через Березину 11 ноября 1812 года сумела остановить гусаров своего мужа, бросившихся было бежать от французов, крикнув растерявшимся конникам: "Дети, неужели вы оставите вашего раненого генерала?" В результате супруг был спасен, а воины избежали позора.

К. О. Ламберт сохранил католическое вероисповедание, в этой же вере была воспитана семья. Графиня У. М. Ламберт была прихожанкой католической церкви Святого Иоанна Крестителя на Дворцовой улице и дом снимала рядом с этой церковью, на углу улиц Кузьминской и Колпинской напротив дачи Китаевой, где жил летом 1831 года проводила свадебный отпуск чета Пушкиных.

Однако Ульяна Михайловна порой тоже испытывала смешную робость, доходившую до чудачества. К примеру,  она всегда плотно опускала занавески, стараясь не попадаться на глаза знаменитому соседу, в опасении, что тот на нее "критику сочинит".  И надо сказать, не без основания. Приятельница Пушкина  А. О. Смирнова-Россет часто заходила к Ульяне Михайловне в гости, а после пресмешно изображала располневшую генеральшу, а Пушкин, говорят, тоже не оставался в долгу, "прибирал всякую чепуху насчет своей соседки генеральши Ламберт", и даже прозвал свою соседку "madame Tolpege" (неуклюжая). Так что опасения последней были до некоторой степени оправданы.

Но 25 августа, когда русские войска взяли Варшаву, дочь суворовского генерала не выдержала, и первой сообщила об этом Пушкину. Дело в том. что в польской кампании участвовал брат Пушкина Лев Сергеевич.

4 сентября в Царское Село прискакал флигель-адъютант, ротмистр князь А. А. Суворов (внук великого полководца) с донесением Паскевича. По свидетельству А. О. Смирновой (Россет), ожидая курьера с этим столь желанным известием, Николай I в нетерпении поехал навстречу ему на Пулковскую гору. «Суворов заметил его посреди дороги, соскочил с перекладной и крикнул: «Варшава сдалась...» Далее Смирнова (Россет) описывает, как она по зову императрицы выскочила из-за обеденного стола и без шляпы побежала в Александровский дворец, причем добавляет: «Я только успела приказать горничной передать приятную новость Пушкину». В другом месте она же пишет: «Пушкин сказал мне, что его соседка Ламберт уже раньше меня велела передать ему известие о взятии Варшавы. Оказывается, что ямщик, который вез Суворова, крича сообщал эту новость всем прохожим, когда приехал в Царское Село; лакей графини Ламберт узнал все на улице».

Через пару недель Пушкин любезно отослал графине в ответ первый экземпляр только что вышедшей брошюры "На взятие Варшавы", где напечатаны его стихотворения "Клеветникам России" и "Бородинская годовщина" с личным автографом:

От вас узнал я плен Варшавы
… .
Вы были вестницею славы
И вдохновеньем для меня.
 

Вскоре состоялось личное знакомство, и храбрая Ульяна Михайловна перестала дичиться первого поэта России, а он оценил ее ум и характер.

Ульяне Михайловне Ламберт 20 июня 1831 г. исполнилось всего сорок лет. Она была матерью многочисленного семейства. Ее сыновьям исполнилось: Иосифу, находившемуся в польском походе, — 22 года, Петру — 17, Карлу, учившемуся в Пажеском корпусе двора Его Императорского Величества — 16 лет. Старшая дочь Анна Карловна была назначена фрейлиной императрицы Александры Федоровны. По Месяцеслову и Общему штату Российской империи на 23 ноября 1833 г. в придворном списке фрейлина Александра Карловна Ламберт числилась в отпуску. Подрастали и младшие дочери — Мария и Екатерина.

В октябре 1832 г. Иосиф Ламберт был переведен в лейб-гвардии Гусарский полк, а в октябре 1833 г. Карл Ламберт из камер-пажей был выпущен в лейб — Кирасирский полк. Полки размещались в Царском Селе и близ Гатчины. Возможно, из желания быть ближе к сыновьям, в 1834 г. Ульяна Ламберт купила в Царском Селе дом на углу Малой и Кузьминской улиц (под номером 51 в I квартале), напротив ворот у Александровского дворца.

Именно в доме У. М. Ламберт снимал квартиру офицер лейб-гвардии Гусарского полка И. Н. Гончаров, брат H. H. Пушкиной. Вместе с ним жил и граф А. В. Васильев, по свидетельству которого прибывший 13 декабря 1834 г. в Царское Село для службы в лейб-гвардии Гусарском полку М. Ю. Лермонтов также бывал в этом доме. Год спустя после гибели А. С. Пушкина — 29 января 1838 г. умерла Ульяна Михайловна Ламберт, а в 1840 г. дом по-прежнему принадлежал Ламбертам.

После смерти в 1838 году графиня была похоронена в мавзолее Ланского в верхнем храме на Казанском кладбище, где был поставлен памятник. На Казанском иноверческом кладбище похоронены следующие представители фамилии Ламбертов:4

  1. Ламберт Александра Карловна, графиня (1808-1834) 
  2. Ламберт Екатерина Карловна, графиня (1820-1838) 
  3. Ламберт Елизавета Карловна, графиня (1817-1838)
  4. Ламберт Иосиф Карлович, граф (1809-1879) — генерал-адъютант, генерал- от-кавалерии

 

Старший сын, граф  Ламберт Иосиф Карлович (1809 — 1979)

Громких военных лавров отца не снискал, но сделал головокружительную военную карьеру.

В 1823 г. тринадцатилетним подростком был перевезен из Одессы в Санкт-Петербург и определен в Лицейский благородный пансион, размещенный в Царском Селе, который закончил в 1828 г. и был выпущен офицером молодой гвардии. В 1832 г. граф И. К. Ламберт был переведен в лейб-гвардии Гусарский полк, а в 1835 г. поручик Ламберт был назначен адъютантом лейб-гвардии Гусарского полка и исполнял эту должность до 1837 г.

В лейб-гвардии Гусарском полку Ламберт особенно близок был с братом H. H. Пушкиной Иваном Гончаровым. 9 ноября 1836 г. Екатерина Николаевна Гончарова в письме из Петербурга к брату Дмитрию в Полотняный Завод сообщала новость о Гончарове: «Он проводит время почти постоянно в Царском, и живет там у Ламберта, он говорит, что так ему жизнь стоит дешевле, а здесь останавливается у Глебова». Поэтому не случайно, что И. К. Ламберт в дуэльной истории Пушкина и Дантеса встал на сторону Пушкина, как, впрочем, и все офицеры лейб-гвардии Гусарского полка. 29 января 1837 г. в письме из Царского Села статс-дама двора Его Императорского Величества Е. А. Соломирская, жена полковника лейб-гвардии Гусарского полка П. Д. Соломирского, писала своему отцу московскому почт-директору А. Я. Булгакову: «У нас обедало несколько человек (приезжие из Петербурга), между прочим, Ламберт и Михаил Пашков, которые рассказали нам ужасную историю про Пушкина писателя… Дуэль разыгралась вчера. Говорят, что Пушкин серьезно ранен… Все глубоко жалеют Пушкина и бедную жену».

Ламберт был не только сослуживцем Лермонтова со времени его прибытия 13 декабря 1834 г. в лейб-гвардии Гусарский полк, но и общался с ним в петербургском свете, о чем свидетельствует рисунок Лермонтова из альбома А. М. Верещагиной, хранящийся в Колумбийском университете (США).

В 1837 г. граф Ламберт оставил должность в Гусарском полку, передав свои обязанности поручику П.П. Годейну. Не исключено, что это было связано с болезнью матери. Ее смерть фактически разрушила семью Ламбертов. 5 февраля 1839 г. граф Иосиф Карлович Ламберт уволился из лейб-гвардии Гусарского полка штаб-ротмистром. Причиной для выхода в отставку, как тогда было принято, указано «по болезни», однако, это было связано с ухудшением здоровья отца Карла Осиповича Ламберта, который был отправлен в Италию для лечения.

Иосиф Карлович Ламберт был женат на Елизавете Егоровне Канкриной (1821-1883), дочери министра финансов графа Е.Ф. Канкрина. В 1844 г. у них родился сын Яков. Смерть отца, а 9 сентября 1845 г. и тестя не помешала дальнейшей карьере Иосифа Ламберта. В 1846 г. он уже адъютант великого князя цесаревича-наследника Александра Николаевича.

В царствование императора Александра II граф И. К. Ламберт был произведен в генералы от кавалерии и назначен генерал-адъютантом Его Императорского Величества. В 1903 г. были опубликованы воспоминания Марии Александровны Паткуль, где она писала: «Проводя зимы в Петербурге, мы очень сблизились с семейством графа Ламберта, товарища мужа по службе при государе. Я подружилась с графиней, рожденной Канкриной, а сын их с нашим старшим сыном. Она была женщина умная. У нее познакомилась я с И. С. Тургеневым, который прочел нам в рукописи «Отцы и дети», предлагая нам высказать свое мнение».

Графиня Елизавета Егоровна Ламберт — многолетняя знакомая и корреспондентка И. С. Тургенева. 2 августа 1859 г. в письме из Куртанвеля к П. В. Анненкову Тургенев сообщил: «Со мной сейчас случилось преоригинальное обстоятельство. У меня сейчас была графиня Ламберт с мужем, и она (прочитавши мой роман) так неопровержимо доказала мне, что он никуда не годится, фальшив и ложен от А до Z, — что я серьезно думаю, не бросить ли его в огонь?» Речь в письме шла о романс «Накануне». Анненков пояснил далее: «Графиня Ламберт была женщина чрезвычайно умная и чуткая к красоте поэзии, но, как большинство развитых русских женщин, не любила, чтобы искусство искало помощи и содействия политики, философии, чего-либо постороннего, хотя бы даже науки вообще».

В литературных воспоминаниях Анненков приводит письмо И. С. Тургенева из Парижа, написанное 21 ноября 1861 г., в котором сообщалось: «Вы знаете, бедная гр. Ламберт потеряла своего единственного сына… Она не переживет этого удара». Сын Иосифа Карловича и Елизаветы Егоровны Ламбертов Яков Иосифович Ламберт (1844-1861) умер в семнадцатилетнем возрасте.

Мать пережила его на двадцать два года. Генерал от кавалерии генерал-адъютант граф Иосиф Карлович Ламберт скончался 19 ноября 1879 г. в возрасте семидесяти лет. Похоронен в Царском Селе на иноверческом участке Казанского кладбища.

 

Младший сын  Ламберт Карл Карлович (отец нашего авиатора)

(1815 — 1865) получил образование в Пажеском корпусе двора Его Императорского Величества. 2 октября 1833 года из пажей был выпущен корнетом в лейб-кирасирский Его Высочества цесаревича-наследника Александра Николаевича полк, который нес службу в Царском Селе и Гатчине. В 1836 г., К.К. Ламберт был произведен в поручики лейб — Кирасирского полка.

Генерал К. О. Ламбертом был дружен с М.Ю. Лермонтовым, с которым его его тесно свяжет судьба. 6 ноября 1836 г. в день церковного праздника лейб-гвардии Гусарского полка в Александровском дворце Царского Села императором Николаем I, императрицей Александрой Федоровной и цесаревичем – наследником Александром Николаевичем давался парадный обед для обер – офицеров, среди которых присутствовал Лермонтов. Камер – фурьерский журнал отмечает, что среди приглашенных на обед находился и генерал-адъютант Николая I генерал от кавалерии К. О. Ламберт.

В 1837 году он переведен в лейб-гвардии Кавалергардский ЕВ полк корнетом. В 1839 г. — произведен в поручики лейб-гвардии Кавалергардского полка. Вскоре он получил годовой отпуск для сопровождения больного отца для лечения за границу. Он прожил несколько месяцев в Париже, побывал в Италии.

В 1840 году он вовзращается в России и попадает на Кавказ в Чечню, где вновь встречается с  М.Ю. Лермонтовым. В 1840 г. генерал Граббе предпринял повторный поход в Малую Чечню, в котором Ламберт и Лермонтов отличились в боевых действиях против горцев.

По окончании летних и осенних экспедиций против горцев зимой 1840/41 гг. в Ставрополе собрался, по определению А. Д. Есакова, la fine fleur молодежи: кроме Лермонтова там находились: К. К. Ламберт, А. А. Столыпин (Монго), С. В. Трубецкой, Д. П. Фридерикс, А. Н. Долгорукий; как видим, Ламберт находится среди членов «кружка шестнадцати».

В  1843 г.  граф назначен флигель-адъютантом ЕИВ «за отличие в делах против горцев». граф делает головокружительную военную карьеру.

Заключительным аккордом этой головокружительной карьеры было производство 6 августа 1861 г. графа Ламберта в генералы от кавалерии с назначением исполняющим должность наместника царя в Польше и командующим 1-й армией с оставлением в звании генерал-адъютанта. В своем рескрипте Александр II писал: «Граф Карл Карлович! Назначаю вас и. д. наместника моего в Царстве Польском и, облекая вас полным доверием, я поручаю вам принять все меры к благоуспешному действию государственных учреждений, дарованных царству указом моим 14 марта с. г.».

Подавление Варшавского восстания потребовало от графа Ламберта огромной нервной энергии, что окончательно подорвало его здоровье. Ведь он и так с молоду был чрезвычайно болезнен. В записках В.А. Инсарского говорится, что «наружность графа К. К. Ламберта была самая представительная; он не был красавцем, но его совершенно голая и хорошо образованная голова была чрезвычайно эффектна. Он оплешивел еще в молодости, не столько от трудов, сколько от различных недугов, которые его рано посетили. В минуту назначения его варшавским наместником он был страшен своей худобой...».

Нервные события национальных волнений в Варшаве довели здоровье графа до роковой черты. По рекомендации врачей и с разрешения Его Императорского Величества Александра II граф К.К. Ламберт уезжает на лечение на остров Мадейру, климат которого, по мнению врачей ему наиболее благоприятствует. Там, в городе Фуншал, граф играет свадьбу. Его женой становится урождённая девица Lancome de Breues – кузина графа. Вскоре после зачатия ребёнка граф умирает. Случилось это 20 июля 1865 года. А 30 декабря 1865 года вдова благополучно рожает мальчика, который получает длинное, на католический манер, имя: Шарль Александр Морис Жозеф Мари Жюль Станислас Жак граф де Ламберт (Charles Alexandre Maurice Joseph Marie Jules Stanislas Jacques count de Lambert.

А теперь судите сами российский ли авиатор граф Шарль Ламберт. Или не российский? И почему когда речь заходит о приоритете России в изобретении подводного крыла, о графе Шарле Ламберте всегда звучит однозначное: «русский изобретатель С.А. Ламберт»? Политика двойных стандартов…
Что же касается Е. Вейгелина, то на самом деле он – Константин Евгеньевич. Один из основателей и активных участников Императорского Всероссийского Аэро–Клуба. Его учёный секретарь, в должностные обязанности которого входило ведение списков российских авиаторов. И графа Ламберта К.Е. Вейгелин включал туда собственноручно, пока в 1924 году при подготовке к изданию нового, теперь уже не российского, а советского справочника, большевистские идеологи от истории не заставили выбросить имя графа Шарля Ламберта из списков российских авиаторов. Лётчик №1 голубых кровей да ещё с высшим – графским титулом, да из рода приближенного к императорской семье советской власти был совершенно не нужен! И мы должны воздать должное К.Е. Вейгелину, его смелости и хитроумию, с которым он всё-таки умудрился оставить имя графа Ламберта в нашей авиационной истории.

 

Сын  Карла Карловича — Шарль де Ламберт

Прожив на Мадейре ещё некоторое время, мать с сыном переехали в Париж. Шарль де Ламберт получил в Париже прекрасное инженерное образование. Обладая незаурядными конструкторскими талантами, изрядной долей авантюризма и влечением к новым направлениям развития техники, молодой человек быстро увлёкся воздухоплаванием.  Нестандартное мышление подвигло графа к идее подъема корпуса судна над поверхностью воды с помощью подводных крыльев. Патент на это изобретение  российский подданный Шарль де Ламберт запатентовал в 1891 году сначала во Франции, а потом и в С.-А.С.Ш. (Северо-Американских Соединённых Штатах). Проведя ряд достаточно успешных практических экспериментов на экспериментальных конструкциях, граф де Ламберт возвращается к более практичной на то время развития техники идее создания глиссирующего судна.

Он проводит опыты с глиссерами. Исследования крыла привели графа де Ламберта к известному английскому изобретателю Хайраму Максиму, всем известному у нас создателю знаменитого пулемёта. В это время Х. Максим строил огромный аэроплан с размахом крыльев 31,5 м и весом около 3,5 т. В 1894 году, как пишут во всех справочниках, «он попытался поднять его в воздух». На самом деле Х. Максим ничего в воздух поднять не пытался. Испытать небывалую машину вызвался Шарль де Ламберт, навечно внеся своё имя в число первых лётчиков-испытателей мировой авиации. Попытка взлёта закончилась катастрофой. Хайрам Максим больше к авиации никогда не возвращался, а Шарль де Ламбер «заболел» ею на всю оставшуюся жизнь. 

Последующее десятилетие Шарль де Ламберт вновь посвятил работам по созданию скоростных судов. Для реализации своих планов, граф создаёт небольшую конструкторско-производственную фирму. Первые настоящие успехи пришли к конструктору с появлением надёжных моторов внутреннего сгорания. Свой первый глиссер, снабженный бензиновым мотором конструкции Диона, де Ламберт построил в 1905 году во Франции. В результате проведённых испытаний своих первых аэроглиссеров, Шарль де Ламберт сталкивается с новым, необъяснённым ещё физическим явлением. В результате исследований граф совершает очередное аэродинамическое открытие – им обнаружен и обоснован эффект «воздушной подушки».

С 1904 и по 1914-й годы созданные его компанией аэроглиссеры непременные участники крупнейших международных смотров-слётов «MOTONAUTIQUE», ежегодно проводимых в Монако. Во всех работах де Ламберту помогает его друг-воздухоплаватель Поль Тиссандье /Paul Tissandier/. Конструкции графа вызывают у военных и специалистов неизменный интерес. 

Но аэронавтика не забыта. Граф Шарль де Ламберт принимает участие в создании Французского аэроклуба. Он – один из его основателей. В 1908 году, когда братья Райт открыли во Франции свою первую авиационную школу, Шарль де Ламберт становится первым её учеником. Его учит летать сам Уилбур Райт! И не может нахвалиться своим талантливым учеником: «граф Де-Ламбер и я летаем одинаково».

Первый самостоятельный полёт граф Шарль де Ламберт осуществил в понедельник 15 февраля 1909 года. 7 октября 1909 года ему официально вручают пилотское свидетельство Французского аэроклуба, как авиатору-иностранцу, прошедшему обучение во Франции. На свидетельстве проставлено: №8. Гордая восьмёрка свидетельствует: российский дворянин граф Шарль де Ламберт ВОСЬМОЙ лётчик мира! А через одиннадцать дней – 18 октября 1909 года де Ламберт устанавливает под Парижем новый мировой рекорд высоты: 300 метров. До этого рекорд высоты принадлежал Орвиллу Райту и составлял 172 метра. Рекорд де Ламберта был официально зафиксирован и является первым рекордом мира, установленным российским пилотом. Рекорд этот внесён в официальный список мировых рекордов ФАИ и открывает перечень мировых достижений России в авиации.

Своему лучшему ученику Уилбур Райт предлагает стать шеф-пилотом его школы, хотя де Ламберт ещё и сам не закончил обучение. Сколь высоко было доверие учителя! Граф отвечает согласием. У братьев Райт граф де Ламберт купил себе два двухместных аппарата «Flayer». Он не пропускает ни одного слёта, ни одного соревнования. И почти неизбежно в них побеждает. При этом не оставляет своей работы над аэроглиссерами.

В понедельник 18 октября 1909 года французские министры собрались побывать на аэродроме в Жювизи, осмотреть новинки авиатехники. К этому-то моменту и приурочил граф де Ламберт свой реванш за обидный проигрыш Брелио при полете над Ла-Маншем. Полёт готовился долго и в строжайшей тайне. О задуманном знали лишь двое: сам граф и его инженер-механик. Об установлении нового авиационного рекорда представителей прессы уведомили лишь в последний момент. Журналисты схватились за секундомеры. В 16 часов 37 минут аэроплан графа де Ламберта покинул территорию аэродрома, взяв курс туда, куда никто не ожидал – на Париж! Над городами ещё никто никогда не летал. Это считалось столь же смертельно опасным, как и полёт над водой.

Очевидно мы скорым темпом приближаемся к осуществлению настоящих воздушных путешествий на аппаратах тяжелее воздуха» — сообщал российским читателям журнал «Воздухоплаватель». Кто-то из парижских фотографов успел-таки запечатлеть исторический полёт графа де Ламберта над Парижем.

За этот полёт Французский аэроклуб наградил Шарля де Ламберта Большой золотой медалью, а Общество Поощрения Авиации (Society d’ Encouragement d’Aviation) вручило ему денежный приз в 50 000 франков. Самым высочайшим образом оценивает заслуги графа Шарля де Ламберта и Правительство Франции: несколько дней спустя после своего исторического полёта над Парижем, граф становится кавалером Почётного легиона.

Биплан, на котором Шарль де Ламберт совершил свой исторический полёт над Парижем был передан на вечное хранение в петербургский Аэромузей, организованный Императорским Всероссийским Аэро-Клубом (И.В.А.-К.). Впервые его продемонстрировали российской публике на Московской выставке 1912 года. Но мы, россияне, после Октябрьского вооружённого переворота выбросили его на помойку…

Впрочем, варварское отношение наших соотечественников к национальным реликвиям шокировало ещё в царские времена. Вот что писал журнал «Аэро и автомобильная жизнь» в 1912 году об организаторах Московской выставки: «Посетителей возмущало вандальское отношение к этой реликвии авиации. Аэроплан не собрали, а просто свалили все отдельные части на стенд, прислонили к столбам сбоку порванные крылья… и успокоились. Или, может быть, господа экспоненты думают, что достаточно было ограничиться лишь заменой пилотских сидений обыкновенными стульями с отломанными ножками?.. Слишком уж мало с их стороны заботы об историческом аппарате. За границей подобный аппарат поместили бы в центре выставки и сделали бы из него «гвоздь выставки», а у нас его превратили в какую-то кучу мусора. Досадно за эту священную реликвию, за отважного авиатора, пожертвовавшего свой исторический аппарат в неумелые руки…». Лучше бы граф свою машину французам или голландцам отдал. Сейчас бы мы могли видеть её во всей красе…

Учитывая заслуги действительного члена И.В.А.-К. графа де Ламберта, Совет И.В.А.-К. на своём декабрьском заседании 1909 года решил просить его принять на себя обязанности представителя России на заседаниях Бюро Международной Воздухоплавательной Федерации, проводившихся в Париже. Согласие графа было получено незамедлительно. В 1910 году граф Ламберт Высочайшим Учреждением Государя Императора был введен в состав новосозданного Отдела Воздушного Флота Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Теперь в круг его обязанностей входит организационная работа по созданию Военного Воздушного Флота России. Ему приходится заниматься вопросами технического характера, консультациями, размещением заказов на аэропланы. Заслуги графа в роли представителя ОВФ весьма значительны, но отечественными исследователями совсем не изучены.

Вскоре травмы, полученные при аварии, и немолодой уже возраст заставляют графа Шарля де Ламберта оставить активную спортивную деятельность. Но он по-прежнему летает и эффективно сотрудничает с фирмой «Райт». На сделанном во Франции уникальном снимке 1910 года запечатлён первый аэроплан «Райт» у которого рули высоты перенесены за хвостовое оперение, установлены колёса, а передние дуги оснащены дополнительными стабилизирующими поверхностями. Собран этот аэроплан на французском авиазаводе братьев Райт «Ариэль», ведущим конструктором машины являлся граф де Ламберт. Истинными создателями «Райта военного» являются Орвилл, Уилбур Райты и наш соотечественник граф де Ламбер.

Завершив совместные работы по совершенствованию аэроплана братьев Райт, граф сосредотачивается на работе своей фирмы. Тем более, что произошедшая в России революция лишает его состояния. Доходы от наследных российских поместий перестали поступать, сами поместья национализированы, средства, хранившиеся в российских банках, отошли революционному правительству. Вернуться в Россию и увезти хоть что-то невозможно. Он – граф, то есть классовый враг нового советского народа, и путь в Россию ему заказан. Пока в Европе царил мир, дела фирмы шли успешно. Скоростные глиссеры де Ламберта с успехом использовались на многих реках по всему миру, особенно на мелководных. Потом началась Вторая мировая война. Франция оккупирована. Работа предприятия Шарля де Ламберта оккупантами прекращена. Семья графа – жена и дочь, осталась без средств к существованию. Ко всему ещё, граф заболел.

Умер Граф Шарль де Ламберт в 8:30 в клинике в Сен-Сильвен д’Анжу (Saint-Sylvain d’Anjou) 26 февраля 1944 года, на 79 году жизни. Похоронили его на кладбище Saint-Sylvain. Отыскать его могилу сегодня невозможно. Славный и талантливый род российской ветви графов Ламбертов угас.

Во Франции историки-аборигены графа де Ламберта и его заслуги вспоминать не любят, он же не французский подданный. В России его вообще выкинули из списков российских авиаторов в 1924 году. Большевистским идеологам граф в качестве первого российского авиатора был не нужен. Требовался простолюдин. Графа Ламберта чтят сегодня только голландцы. И только в Нидерландах память о великом российском авиаторе запечатлена по-человечески. Весьма примечательно и постыдно, что не мы, россияне, а граждане Нидерландов, убедили власти Мадейры создать в честь рождения Шарля де Ламберта площадь. Особую благодарность за это следует высказать господину Gerard J. van Heusden. Она появилась во многом именно благодаря его усилиям.

 

Источники:

  1. Александр Соловьев, член Оргкомитета "Петербургского авиасалона". Статья о Шарле де Ламберте в московском журнале "Авиация и спорт"
  2. А.Марков. Ламберты
  3. Джерард Дж. ван Хеусден, автор веб-сайта www.charlesgraafdelambert.nl
  4. Царскосельский некрополь / Под редакцией Давыдовой Н.А., Груздевой Г.Ф. СПб.: Серебряный век, 2014 – 280 с., ил. 134

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 8153 просмотра
Комментарии (2)
Мязговский # 30 ноября 2011 в 01:45 0
Спасибо большое за замечательную статью! Чем больше будем узнавать о лучших представителях ушедшей безвозвратно эпохи, тем легче, может быть, удастся справиться с реалиями нынешней эпохи. А, может. наоборот-контраст будет очень сильным!
Photojour # 30 ноября 2011 в 11:16 0
совершенно с Вами согласны!