Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Лапчинский Александр Николаевич (1882-1938)

дворянин, теоретик военной авиации, комбриг, филолог, выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1901 года.

Фотоальбом Лапчинских

 

Александр родился в селе Пастельниково Калязинского уезда Тверской губернии в семье дворянина, инженера путей сообщения Николая Демьяновича Лапчинского  (1846–1909) и пианистки Александры Сергеевны, урожденной Истоминой.

Первые пять лет учебы прошли в Варшавской гимназии, а с 18992 до 1 июня 1901 года в Императорской Николаевской Царскосельской гимназии. Его классным наставником был Иннокентий Федорович Анненский.

  1. Сергей Лапчинский закончил гимназию в 1904 году.
  2. Борис Николаевич Лапчинский (р. 30 сент. 1883 г.) пошел по стопам матери и едва поступив в Николаевскую гимназию, в 1899 г. выбыл из неё для поступления в СПб консерваторию.

 

Аттестат выпускника Императорской Николаевской Царскосельской гимназии Александра Лапчинского свидетельствует: «Поведение его было вообще отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ удовлетворительная, интересовался историей».

В аттестате зрелости Александра стояли четверки и пятерки по гуманитарным наукам и тройки по физике и математике. Любопытна разноголосица в оценках, полученных предварительно на заседании Педагогического совета и «испытаниях» (итоговых экзаменах) 30 апреля — 30 мая 1901 года:

  1. Закон Божий 5 5
  2. Физика 5 4
  3. Математика 3 3
  4. Математич. география 4 3
  5. Логика 3 4
  6. История 5 5
  7. География 3 5
  8. Русский язык 4 4
  9. Латынь 4 5
  10. Греческий 4 4
  11. Немецкий язык 3 5
  12. Французский язык 4 4

 

Сын железнодорожника и пианистки показал свою склонность к гуманитарным дисциплинам и едва ли активное неприятие именно того, что внесло его имя в анналы истории воздушного флота, то есть физики и математики (об этом он остроумнейше писал из Киевской школы летчиков-наблюдателей ближайшему другу семьи, литератору Ростиславу Сементковскому).

Неудивительно, что для дальнейшего обучения он выбрал именно историко-филологический факультет С.-Петербургского университета- 9 августа 1901 года Александр Лапчинский стал студентом первого курса историко-филологического факультета Петербургского университета, дав подписку об обязательстве «не только не принадлежать ни к какому тайному сообществу», но и не вступать — без разрешения «ближайшего начальства» — в дозволенные законом общества».

Трудно сказать что-либо о годах учебы будущего знаменитого универсанта. Из личного дела известно только, что он «слушал курсы по греческому и латинскому языкам, Греческой и Римской истории, русской истории, истории славянских народов, истории церкви, истории русской литературы, русской и церковно-славянской грамматике». Результатом стали «восемь зачтенных полугодий». 

3 сентября 1905 года Александр Лапчинский обратился с прошением к ректору «об увольнении в отпуск за границу для поправления здоровья до 1 января 1906 г.», представив свидетельство ординатора клиники Варшавского университета о том, что «страдает катаром правой легочной верхушки, почему ему необходимо провести осень и часть зимы в более легком и теплом климате — в Тироле, а затем на Ривьере». Затем последовало прошение Александра Лапчинского о продлении отпуска до 1 сентября 1906 г.»

Он продолжил обучение гуманитарным наукам уже в Московском и Мюнхенском университетах.

Сначала ректор получил отношение на бланке правления имп. Московского университета от 4 июля 1906 г.: «Ввиду полученного прошения студента 3 курса историко-филологического факультета вверенного Вам Университета Александра Лапчинского о переводе его в Московский университет Правление сего Университета покорнейше просит распоряжения Вашего Превосходительства о доставлении документов названного студента и сведений о прохождении им курса».

2 ноября 1906 г. ректор Московского университета А.А.Мануйлов известил своего петербургского коллегу, что его бывший подопечный «зачислен на историко-филологический факультет имп. Московского университета».

О дальнейшем сообщает «Алфавитный список студентов, принятых в имп. Московский университет»: студент филологического факультета Александр Лапчинский, окончивший Николаевскую Царскосельскую гимназию, бывший студент Санкт-Петербургского университета, с 1906 г.— студент 3 курса выбыл, проучившись год.

Так что, вопреки общеизвестному, будущий комбриг-орденоносец не окончив ни Петербургского, ни Московского университетов, Александр закончил московское Алексеевское военное училище.

Когда он был студентом Мюнхенского университета — трудно сказать, но поскольку Московское военное училище с 19 февраля 1906 года находилось под высочайшим покровительством великого князя Алексея Николаевича и потому именовалось Алексеевским, можно думать, что А.Н.Лапчинский, пробыв в нем полные 2 года и покинув в звании портупей-юнкера, уже имел за плечами третий — Мюнхенский — университет, скорее всего — прослушал какие-то лекции европейских знаменитостей.

Достоверно, что зиму 1908 — весну 1909 года Лапчинский провел на берегах Сены, сопровождая тяжело больного отца (рак языка). Операция прошла благополучно, но, судя по письму сестры, Лидии Николаевны Лапчинской, Сергею Федоровичу Платонову с благодарностью за соболезнование (7 июля/24 июня 1909 г. из Парижа, РНБ), Н.Д.Лапчинского «добили» метастазы.

Александра Сергеевна, его мама, овдовев, в 1910-е годы, преподавала в Киевской консерватории.

Полтора года спустя в контору редакции «Исторического вестника» местной почтой поступил пакет. Он содержал рукопись и сопроводительное письмо:

9 декабря 1910 г. Глубокоуважаемый Господин редактор, Ваш журнал всегда оказывал внимание новым сообщениям о Пушкине. Предлагаемая статья решает вопрос о «заимствовании» Пушкина из «Ченстона» и устанавливает связь между нашим поэтом и Гольдони при создании им «Скупого рыцаря». Покорнейшая просьба не отказать в сообщении, находите ли Вы возможным поместить эту статью на страницах «Исторического Вестника». Примите уверения в совершенном уважении и искренней преданности. А. Лапчинский Пет<ербургская> сторона, Малый пр., д. № 24, кв. 13. Статья С.Н.Шубинскому не понравилась.

В качестве артиллерийского офицера Л.Н. Лапчинский воевал на фронтах Первой мировой войны. В 1916 году он закончил Киевскую школу летчиков-наблюдателей, и был назначен на должность офицера для корректировки стрельбы с аэроплана. С тех пор авиации стала главным делом его жизни. 

Бывший филолог изучает естественные и военные науки: физику, электротехнику, аэронавигацию, тактику боя. В письме к секретарю журнала «Нива» Р. И. Сементовскому от 4 марта 1917 г. Лапчинский писал: «Новостей у меня немного, а работы очень много. В голове настоящий научный кинематограф. Чего только мои мозги не переваривают. Посудите сами: физика, электротехника, аэронавигация, тактика, стратегия, фотография, радиотелеграфия, пулеметы, моторы, автомобили, артиллерия, аэродинамика, и т. д., И т. д. Естт> от чего моим филологическим мозгам обратиться вспять».

Он участвовал в I Мировой войне «от звонка до звонка». 

Вот что писал знаменитый универсант с театра военных действий.

17 декабря 1914 г.: «Я живу прекрасно. С утра сижу на батарее. Если есть цели — стреляем по немцам. <…> 12-го был большой бой, окончившийся для нас довольно успешно. Хорошо действуют сибиряки. До нас немецкие снаряды не долетали. Они вообще никак не могли до сих пор нащупать нашу батарею. <…> Пишу вам, сидя в темноте, над головой свистят чемоданчики <тяжелые снаряды. М. Э.> Я думал, что буду относиться к ним с большим почтением. И у Толстого читал, и опытные люди говорили мне про невольное наклонение головы, и даже приседание под свистом снаряда. К моему удивлению, я совершенно не нахожу в себе этого стремления кланяться <…> Если так будет продолжаться, то война будет для меня санаторией».

26 декабря: «Какая роскошная была рождественская ночь! Я ведь первый раз зимой на лоне природы. Ехали мы в штаб дивизиона на санях. С земли поднимался густой туман. Еле видна была впереди фигура вестового, указывающего дорогу. Спереди, сзади, с боков туман и снег, а над головой ясное звездное небо и тишина полная. Но тишина эта недолго продолжалась. Немцы — любители ночной стрельбы <…> Из штаба ехали на батарею уже при другой обстановке. С неба рвалась шрапнель, да и сам уже был настроен иначе, торопясь на батарею».

10 декабря 1916 г.: «В моей судьбе произошла небольшая перемена. Потребовали от нашего дивизиона «опытного» офицера для корректуры стрельбы с аэроплана. Я получил эту командировку. Третьего дня в первый раз летал вполне благополучно, а сейчас занят изучением азбуки для передачи наблюдений по радиотелеграфу». Здесь стоит остановиться. Для биографов классика летного дела этому свидетельству цены нет. Александр Николаевич Лапчинский впервые поднялся в небо 7 декабря 1916 года — относительно 10-го 9-е — «вчера», 8-е — «позавчера», 7-е — «третьего дня»! Ему было 34 года, когда его Душа обрела Крылья.

И, наконец, 4 марта 1917 г.: «Новостей у меня немного, а работы очень много. В голове настоящий научный кинематограф. Чего только мои мозги не переваривают. Посудите сами: физика, электротехника, аэронавигация, тактика, стратегия, фотография, радиотелеграфия, пулеметы, моторы, автомобили, артиллерия, аэродинамика, и т. д. и т. д. Есть от чего моим филологическим мозгам обратиться вспять. Было же такое счастливое время на Руси, когда богомерзостен был всяк, любяй геометрию. Мирюсь только в надежде доставить немцам несколько неприятных минут <…> В науках пока что преуспеваю. Вообще я нахожу, что я умнее многих наук, преподаваемых здесь, и потому с ними справляюсь, но вот электричество так гораздо умнее меня, и я сплошь и кряду совершенно не могу себе уяснить, как оно течет как раз в ту кнопку, в которую ему и нужно, когда, мне кажется, оно могло бы с равным успехом уходить в десяток других мест, ничуть не худших этой кнопки».

 

Когда до фронта дошли известия о том, что творится в Петрограде, Александр Лапчинский организовал революционный комитет авиаотряда, где служил, а затем возглавил его.

После революции в 1918 году Лапчинский добровольно вступил в Красную армию, был избран командиром 2-го артиллерийского авиационного отряда. Авиатор-красногвардеец Лапчинский сражался против войск Вильгельма II в районе Киева и Полтавы, затем (под командованием В.А.Антонова-Овсеенко) — под Харьковом и Воронежем.

С 1920 года он стал начальником штаба воздушного флота, с 1920-го года был начальником Штаба воздушного флота.

После окончания Гражданской войны посвятил себя научно-педагогической работе: возглавлял научно-технический отдел Главного управления Воздушного флота, был председателем Постоянной Военно-научной комиссии Главвоздухфлота, редактором «Вестника Воздушного флота», преподавателем в Военном академии им. М. В. Фрунзе и воздушной академии им. Н. Е. Жуковского, помощником начальника редакционно-издательского отдела Управления ВВС РККА,

С 1925 г. возглавлял кафедру тактики авиации Военной академии им. М.В.Фрунзе, до 1937 г. руководимой Р.П.Эйдеманом, а после его гибели — Б.М.Шапошниковым.

Первая книга Александра Лапчинского — по его ставшей основной специальности — «Тактика авиации» (1926), вышла далеко за пределы достаточно локального заглавия. В ней впервые возникло и получило обоснование само понятие «воздушный флот», описаны боевые свойства авиации, определено ее место и роль в вооруженных силах государства. Основной идеей книги была концепция тесного взаимодействия с сухопутными и морскими силами.

В 1935 году ему было присвоено звание комбрига. Его библиография содержит почти 130 монографий, статей и инструкций в области военной авиации, в которых он обосновал роль и место авиации в боевых действиях, разработал концепцию ее взаимодействия с другими родами войск.

Главными работами Лапчинского по теории боевого применения авиации были:

  • «Воздушный бой» (1934),
  • «Бомбардировочная авиация» (1937),
  • «Воздушная разведка» (1938),
  • «Воздушная армия» (1939).

 

Последней автор уже не увидел… Как не увидел и воздушного парада в ясный солнечный день 2 мая 1938 года. Как не узнал о том, что его воспитанники и читатели покроют себя неувядаемой славой в воздушных боях Великой Отечественной войны.

Как пишет Виктор Суворов в книге «День „М"»2, Лапчинский ратовал за то, чтобы все силы Красной армии были направлены не на уничтожение военно-экономической мощи противника, а на ее захват. Для этого нужно овладеть полным господством в воздухе, нанеся превентивный, сокрушительный удар по вражеским аэродромам, не позволив авиации противника подняться в воздух. И если такой удар нанесен, то города, мосты и заводы бомбитъ уже будет незачем, они целыми достанутся стремительно наступающей советской армии. Но получилось так, что эта тактика была использована в войне преимущественно гитлеровскими войсками, а не советскими.

Если бы не страстъ к авиации, вполне вероятно, что А.Н. Лапчинский мог стать незаурядным филологом. В 1924 году, в издательстве Воздушного флота, ои опубликовал свой труд в области филологии — статью «Заметка о «Скупом рыцаре» Пушкина», написанную еще в 1910 году. По оценке автора статьи о А. Н. Лапчинском — историка литературы М.Д. Эльзона (2005), работа Александра Николаевича не утратили своего значения до сих пор. Она написана с привлечением филологических исследований на английском, немецком, французском и итальянском языках, содержит сведения, полученные при письменном общении с английскими учеными.

Эта работа стала единственным опубликованным трудом по филологии комбрига Лапчинского. Но знания нескольких европейских языков, полученные в трех университетах и Николаевской гимназии, пригодились Лапчинскому и в области военной науки. В 1920-е годы были опубликованы несколько книг по теории военной авиации в переводе с немецкого, французского и итальянского под редакцией выпускника Николаевской гимназии Александра Николаевича Аапчинского.

В истории русской пушкинистики ХХ века А.Лапчинский (именно так он значится в филологических источниках) — случайное имя. Судя по указателям произведений А.С.Пушкина и литературы о нем, «изданная» на правах рукописи тиражом 300 экземпляров его «Заметка о «Скупом рыцаре» Пушкина» по данным «Книжной летописи» 1924 года поступила в Российскую Книжную палату между 16 и 30 июня, то есть вышла в свет к шестому, и тем самым была приурочена к 125-летию Солнца русской поэзии, едва не сброшенного с парохода современности.

В 1935 году врачи обнаружили у Лапчинского рак, и ои стал редактором в военном издательстве, чтобы иметь возможность работать дома. Возможно, неизлечимая болезнь «спасла» его от сталинских репрессий командного состава советской армии 1937 года.

В ночь на 2 мая 1938 года его не стало.

 

 

В 1938 году вышла последняя его статья, уже посмертно:

"ОТ РЕДАКЦИИ. После продолжительной болезни 2 мая 1938 г. скончался комбриг т. Лапчинсний Александр Николаевич. Смерть вырвала из рядов РККА крупного военного специалиста и выдающегося теоретика в области военной авиации. Тов. Лапчинсний оставил после себя многоценных печатные трудов. За свою деятельность в области нашей авиации т. Лапчинсний был награжден орденом Красной Звезды и в ознаменование 20-летия РККА-юбилейной медалью «XX лет РККА». Тов. Лапчинсний уделял внимание и широкому популяризарованию передовых идей современной авиации. Читателям журнала «Техника-молодежи» хорошо известны глубокие по содержанию и простые, доступные по своему изложению мысли т. Лапчинского, которыми он делился на страницах нашего журнала с советской молодежью. Печатаемая ниже статья т. Лапчинского является одной из его последних работ; незадолго до своей смерти он прислал эту статью в редакцию «Техника —молодежи»."

 

С ведома К. Е. Ворошилова «Красная звезда» поместила некролог. Но затем имя А. Н. Лапчинского почему-то исчезло из печати и возникла легенда, что он был репрессирован (см. новейший Большой Энциклопедический словарь).

Могила Лапчинского на Новодевичьем кладбище сохранилась, но в весьма плачевном состоянии.

 

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  2. Список учеников Николаевской гимназии на 8 сентября 1899 года
  3. Эльзон М. «Мне сверху видно все...» Об А. Н. Лапчинском, авиаторе и филологе // Санкт-Петербургский университет. 2005* №3(3692).
  4. Суворов М. А, День «М»: Когда началась Вторая мировая война? М.: ACT, 2000.426 с. 106
  5. Журнал "Техника-молодёжи" 1938-08-09, стр. 43-45
Рейтинг: +1 Голосов: 1 4595 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!