Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Митрофанов Павел Павлович (1873-1917)

дворянин, историк, филолог, один из крупнейших исследователей истории Австрии, преподаватель Императорской Николаевской Царскосельской гимназии, профессор всеобщей истории СПб ИИФИ, статский советник

Фотоальбом Митрофанова П.П.

 

Митрофанов Павел Павлович — потомственный дворянин1, родился 6 (н.ст. 19) ноября 1873 года в Саратове, в семье коллежского секретаря Павла Ивановича Митрофанова и его жены Софии Ивановны Томич. 21 ноября мальчика крестили в Троицкой церкви г. Саратова. Восприемниками при крещении были капитан артиллерии Михаил Францевич Штейн и сестра матери, дочь полковника артиллерии девица Вера Ивановна Томич.2

Его дед по отцовской линии - Иван Григорьевич Митрофанов (1795 — ?) — из саратовских обер-офицерских детей3. Вступил в службу в Саратовскую казённую палату копиистом в 1805 году и дослужился к 1828 году до коллежского асессора. В 1829 определён в Саратовскую Казённую Палату. Жена — Анастасия Максимовна, дочь протоиерея Веденяпинского. У супругов было семеро детей.4 

Отец — Павел Иванович Митрофанов (1831-1895) — пятый ребенок в семье, воспитание получил в Саратовской губернской гимназии. В службу вступил в Саратовское Губернское правление канцелярским чиновником с чином коллежского регистратора в 1851 году. В этом же году род Митрофановых был утвержден в дворянском достоинстве, внесением в 3 часть дворянской книги Саратовской губернии.5 К  1856 году он был перемещён в Государственный контроль — Департамент Морских Отчётов канцелярским чиновником, в том же году получил чин губернского секретаря. В 1857 уволен по болезни с награждением чином коллежского секретаря. В 1872 избран в почётные Мировые судьи, в 1873 утверждён в этой должности, в 1875 избран на новый трёхлетний срок. Похоронен в Санкт-Петербурге на Никольском кладбище.6

Мать - Софья Ивановна урождённаяТомич, дочь полковника артиллерии Ивана Антоновича Томича (дед П.П. по материнской линии).7

У супругов было пятеро детей:

  1. Елизавета (р.2.8.1866),
  2. Вадим (р.3.11.1871),
  3. Павел (21.11.1873 — 1917),
  4. Елена (р.1877)
  5. Александр (р.27.11.1881).

 

Гимназическое образование Павел Митрофанов получил в 3-ей Санкт-Петербургской гимназии, проучившись в ней 8 лет. При отличном поведении, он продемонстрировал и отличные знания, получив золотую медаль. В его Аттестате только одна четверка — по математике (годовая четверка за физику и математическую географию), и особенно отмечен его интерес к изучению древних языков.8  

 

Павел Митрофанов — выпускник 3-ей СПб гимназии, 1892. публикуется впервые9

 

В 1892 году он поступает на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета10. Все летние каникулы Павел Митрофанов проводит в родной Саратовской губернии, в селе Верхний Курдюм (Большой колодец), где находилось родовое имение Митрофановых (412 десятин).11 Проживал Павел в студенческие годы в Литейной части Санкт-Петербурга, в д. 21 по Надеждинской улице.12

В 1896 году Павел Павлович окончил университет с Дипломом 1 степени и был оставлен в университете в качестве его магистранта, оставленного для приготовления к профессорскому званию, без стипендии.13 В это время Павел Павлович проживал в той же, Литейной части СПб, в д.29 по Бассейной улице.14  

В 1896 году он является вольноопределяющимся для прохождения воинской службы в Л.-Гв. Московский полк и по освидетельствовании медицинской комиссии у него констатирована "неизлечимая болезнь" и он признан "к личному труду способным, в посторонней помощи за собой не нуждающимся, и неспособным как к строевой, так и нестроевой службе".15 Приказом по МВД от  5 августа 1897 года он был причислен на службу в это министерство с откомандированием для занятий в Земский отдел.16

А через год, по представлению И.Ф. Анненского принят на должность преподавателя русского и латинского языков в Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию 1 октября 1898 г.15 и прослужил там формально по 1 августа 1901 г., в том числе исполнял должность классного наставника. В период преподавания в Николаевской гимназии, П.П. Митрофанов жил неподалеку, в доме Костылевой, на углу Малой и Конюшенной улиц.

В дни празднования 100-летия А.С. Пушкина 27 мая 1899 года П.П. Митрофанов со сцены Императорского Китайского театра в торжественной обстановке произнес речь  "Исторические воззрения Пушкина" на устроенном им вокально-музыкальном вечере.18

П.П. Митрофанов стал одним из ближайших молодых друзей своего руководителя, директора гимназии И.Ф. Анненского. Общение и переписка между ними продолжались все последующие годы. Он вспоминал об И.Ф. Анненском, как директоре гимназии так:

«…правда, следить за ремонтом гимназической прачешной… сажать в карцер учеников за преждевременное курение ими папирос И.Ф. был не мастер, да и не охотник при всей своей добросовестности к службе. Но и ученики, и мы, преподаватели, любили, ценили и чтили его за другое – за то, что он сумел вдохнуть нам любовь к нашему делу и давал нам полный простор в проявлении наших сил и способностей…

О каком бы то ни было полицейском режиме и регламентации не было и речи, да и сам И.Ф. не приказывал, а лишь просил и советовал. И таково было его обаяние – обаяние умного человека, опытного педагога, гуманного гуманиста, что слушали и слушались все не только со вниманием, но и с воодушевлением. Его любили, и он нравился – и своею своеобразно красивой наружностью, и своей всегда деликатной, несколько старомодной манерой обращения с людьми, и своей неизменной добротой ко всем нашим нуждам и запросам».19

 

С 1 июля 1901 г. по 1 июля 1903 г. он был командирован за границу в Западную Европу.

И здесь возникла необходимость закрепления Митрофанова сверхштатным преподавателем в Николаевской гимназии на время поездки без сохранения жалования, так как до командировки он еще не был принят в штат университета. Анненский обращается с этой просьбой к Попечителю Петербургского учебного округа. Обращаясь с подобной просьбой, он даёт характеристику Митрофанову: "Представляя о сем на благоусмотрение Вашего Превосходительства и принимая во внимание, что г. Митрофанов, служа во вверенной мне гимназии, отличался безукоризненно-добросовестным отношением к исполнению своих обязанностей, глубоко нравственным влиянием на учеников, любовью к детям и искусством преподавать в классах, всегда был в высшей степени полезен для гимназии и может служить образцом точнейшей исполнительности и добросоветстнейшего трудолюбия,  я имею  честь почтительнейше ходатайствовать перед Вашим Превосходительством о назначении его, Митрофанова,сверхштатным преподавателем во вверенную мне гимназию, без жалованья, с увольнением его от должности штатного учителя с 1 августа 1901 года".64

Интересно отметить, что в коллективном представлении на загранкомандировки специалистов университета, рядом с фамилией Митрофанова указан историк Ричард Геппенер, его коллега по преподаванию в Николаевской гимназии. Еще более примечателен тот факт, что отчет по итогам этой командировки Митрофанова составит другой преподаватель Николаевской гимназии — историк Г.В. Форстен.20 Судьба сведет этих двух ученых вместе еще не раз. 

Уже 12 июля 1901 года его командировка «с содержанием в 1500 руб. из средств Министерства Народного Просвещения» была продлена еще на год21. В этой командировке Митрофанов собирал материалы для своей диссертации "о политических идеях Императора Иосифа II", над которой работал ещё с конца 1890-х годов. Он побывал в архивах Берлина, Брюсселя, Будапешта, Вены, Дармштадта, Дрездена и Парижа.

Митрофанов был одним из самых плодовитых корреспондентов И.Ф. Анненского - в фонде РГАЛИ отложилось 20 документов на 39 листах. К периоду его командировки за границу относятся несколько сохранившихся в архиве Анненского писем, интересных и самих по себе, и проливающих свет на характер их отношений, а также содержащих цитатные вкрапления из неразысканных писем Анненского22:

9/22 XI 1902,
Dresden. Züttichaustr.

Я очень люблю получать Ваши письма, дорогой Иннокентий Федорович; скажу откровенно, более, чем чьи бы то ни было. Я не говорю уже о том, что привязан к Вам искренне, как к человеку, и питаю к Вам глубокое уважение, как к поэту, ученому и гуманному педагогу, и что поэтому мне радостно и лестно переписываться с Вами; но, кроме того, тут влияет еще один чисто эгоистический мотив: я всегда узнаю что-нибудь новое из Ваших писем, и они всегда заставляют меня думать. Вы, по своему обыкновению, лишь вскользь бросаете хорошую мысль, а я, тоже по своему обыкновению, в силу наклонности моей к «философии момента», обобщаю ее, прожариваю и перевариваю, затем же… попросту граблю Вас. Говорю это по поводу замечания Вашего, что классики предлагают лишь какие-то корни, тогда как люди с ослиными копытами сулят сразу древо жизни и, прибавлю от себя, чуть ли не другое райское древо познания добра и зла, обещая людям, что они станут, как боги. Расписанная на 20 страницах, мысль эта имела колоссальный успех в заседании одного здешнего педагогического общества, куда я был приглашен прочесть реферат. Но все, что было годного, шло от Вас, о мой дорогой учитель, и я благодарю Вас от души; все вспоминаю при этом Дину Валентиновну, к<ото>рая с таким основанием утверждала, что все мы бессовестно Вас обкрадываем; «но царь зверей то снес, не оскорбясь нимало», и вспомните мудрый ответ Сидонской вдовы, что крохами пользоваться может всякий. Даже у такого жида, каким в то время был Христос, дрогнуло сердце.

Зато с другой Вашей мыслью о том, что Г-н Мережковский имел право дурачить публику и «выйти перед нею зеленым ослом», я в корне не согласен; здесь я говорю pro domo mea, т. к., к сожалению, я и сам только публика. Последняя никуда не годится — спору нет, но, дорогой патрон, примите во внимание одно маленькое и очень грязненькое обстоятельство — она за этот вечер заплатила свои трудовые деньги, и поэтому она имеет право требовать, чтобы пошлости не потворствовали. В сто раз было бы лучше, если бы она любила «Ипполита» (конечно, не в переводе Г-на Мережковского), но она хочет слышать о том, как «три богини спорить стали, на горе, в вечерний час», а не о том, что (не знаю, верно ли я цитирую на память, а то из посторонних книг у меня только и есть, что Библия, да Гомер, которых я чем больше читаю, тем больше люблю). Да! Свинью Вы все равно не сделаете человеком, так дайте же ей, по крайней мере, валяться в грязи: ведь в этом ее счастье, а лишать кого-нибудь счастья — куда как грешно!
О личной моей жизни почти нечего и сказать. Наслаждаюсь Божьим солнышком и хорошим — пока — здоровьем. Все почти время уделяю науке, этому «сладчайшему из самообманов», как Вы удивительно верно выражаетесь. <...>
Будьте здоровы, дорогой Иннокентий Федорович, чуть ли не готов пожелать Вам грустного настроения, чтобы опять получить такое чудное письмо; но, главное, повторяю, ради Бога, не хворайте. У Дины Валентиновны почтительнейше жму ручки и прямо говорю, что рад, если она хоть раз да вспомнит обо мне.

Всем сердцем Ваш

П. Митрофа<нов>

 

Вернувшись в Россию, Митрофанов продолжил учительскую деятельность: с 1 февраля по 1 августа 1904 г. преподавал сверхштатным историком в 1-й С.-Петербургской мужской гимназии23, с 11 октября 1904 г. по 1 августа 1911 года — в реформатском училище при Евангелистско-лютеранской церкви Святой Анны (Кирочная, д.8)24, директор последней принял его в штат с 1 декабря 1904 года.

В октябре 1904 году Павел Павлович подает прошение на допущение его к чтению лекций по кафедре всеобщей истории по курсу "Век Фридриха Великого" в С.-Петербургском университете с октября 1904 года по 1 января 1905 года.25 В это время он живет на Манежном пер., д.9, кв. 626. С 1 января 1905 года П.П. Митрофанов читает лекции в университете в звании приват-доцента.27 

С сентября 1906 г. по 5 июня 1907 года - преподаёт русский язык и историю в гимназии А. X. Юргенсона.28

Еще через год, с сентября 1907 года П.П. утвержден в должности преподавателя С.-Петербургского Императорского Историко-филологического института, где читает курс по Римским древностям.29

Вскоре, 1 октября 1907 года Павел Павлович Митрофанов публично защитил магистерскую диссертацию на тему "Политическая деятельность Иосифа II, ее сторонники и ее враги: (1780-1790)". Официальными оппонентами на защите стали, как уже упоминалось выше, Г.В. Форстен и его учитель Н.И. Кареев.30  В работе Митрофанова впервые в России на широкой документальной основе исследовалась история самостоятельного правления императора Священной римской империи германского народа Иосифа II (с 1765 по 1780 г. он был соправителем своей матери, императрицы Марии Терезии), в том числе его внешняя политика, проведенные им реформы (административная, военная, судебная, сословная и др.), также и противодействие ему оппозиционных сил. Фундаментальность и высокая научная ценность этого труда отмечены в рецензии научного руководителя Митрофанова, давнего знакомца Анненского, Н.И. Кареева31.

С начала 1908 года он утверждён в звании учителя гимназий и прогимназий32, а в феврале П.П. Митрофанов вновь подает прошение на загранкомандировку с 1 июня 1909 года по 1 сентября 1910 года. Он едет в Вену, Будапешт, Берлин, Париж и Брюссельский Королевский архив для сбора данных для новой диссертации на тему "Царствование Леопольда II Австрийского", на прошении указан его новый домашний адрес: С.-Петербурге: Ковенский пер., д13, кв. 3.33 

Интересно отметить, что прошение и дальнейшая переписка Ректора с Попечителем Учебного округа по отпуску средств на эту командировку инициировали подготовку законопроекта "об увеличении, начиная с текущего года, ассигнований на приготовление профессоров при университетах" и в результате этого, П.П. получит увеличенное с 1200 до 2000 р. содержание на время этой командировки.34  

Став в 1908 г. профессором Высших женских историко-литературных и юридических курсов Н. П. Раева,35 Митрофанов приложил максимум усилий для привлечения Анненского к профессорско-преподавательской деятельности на курсах. Вероятно, он был и одним из немногих близких Анненскому людей, кто был посвящен в детали его отставки; об этом свидетельствут фрагменты писем Митрофанова соответственно от 10 сентября 1909 г. из Брюсселя, и от 14 октября 1909 г. из Парижа:

Грустно мне было читать, дорогой друг, что такой человек, как Вы, воистину лучший из лучших и для столь многих незаменимый учитель имеет <...> материальные затруднения, да еще после нескольких десятков лет службы. Надо быть такими консерваторами, государственниками и лоялистами, как мы с Вами, чтобы понять всю горечь такого эпилога...36.

Грустно мне было, дорогой мой друг, узнать из милого письма Дины Валентиновны, что Вам пришлось перенести такую ужасающую передрягу, воистину на бедного Макара все шишки валятся. Если бы я когда и верил в <...> справедливость, Ваша судьба сделала бы меня неверующим37.

 

Анненский посвятил Митрофанову статью «Искусство мысли: Достоевский в художественной идеологии», а уже после смерти Анненского Митрофанов сделал ответный шаг, выпустив в свет отдельный оттиск одного из своих трудов, о Л.Н. Толстом,38 со следующим посвящением, помещенным на отдельной ненумерованной странице:

Посвящается памяти
незабвенного учителя и друга
Иннокентия Федоровича
Анненского

 

Данью памяти Анненского являлась и монографическая статья Митрофанова39, включавшая в себя, помимо компактной характеристики его жизненного пути и литературного наследия, немало интереснейших мемуарных вкраплений, касающихся различных сторон деятельности И.Ф.Анненского.

Об искренней дружбе между Анненским и Митрофановым писал в некрологе последнего один из их бывших сослуживцев по Николаевской гимназии С. О. Цыбульский40.

Вскоре диссертация Митрофанова вышла в немецком переводе: Mitrofanov P. von. Joseph II. Seine politische unci kulturelle Tätigkeit / Aus dem Russischen ins Deutsche übersetzt von V. von Demelič, mit einem Geleitwort von Dr. Hanns Schlitter. Wien; Leipzig: С W. Stern, 1910. Переводчица этого труда, венгерская подданная Вера Федоровна Демелич фон Паньова в 1912 г. стала женой Митрофанова41. 

Вера Фёдоровна Митрофанова, урожденная Демелич фон Паньова (1868 — после 1917) — православная, родилась 12 июня 1868 года, дочь дворянина, на момент её бракосочетания уже покойного, Фёдора Демелича фон Паньова и его супруги Коринны урожденной Лотинович фон Борсод.41 После свадьбы супруги Митрофановы поселились в Царском Селе, на Широкой улице, д.1842. В 1915 году они переехали на Бульварную ул., д.54.43 Не можем не отметить тот факт, что в этом же доме в 1916-1918 гг проживал известный царкосёл Николай Владимирович Недоброво

Выходу книги, которую перевела супруга ученого, предшествовал ряд публикаций, первая из которых увидела свет еще до возвращения П.П. Митрофанова в Россию44

Круг научных интересов П.П. Митрофанова был весьма обширен и включал в себя разнообразные вопросы, связанные с историей Нового времени, средневековья и античности. Но основной сферой его научных занятий неизменно оставалась история Австрии (при этом преимущественно Нового времени). Именно этому предмету были посвящены его главные научные труды — магистерская диссертация (1907), а также монография об императоре Леопольде II, которую историк предполагал представить в качестве докторской диссертации (однако из-за болезни и невозможности выезжать за границу, в связи с начавшейся Первой мировой войной, так и не завершил). Опубликована лишь Ч. 1 Т. 1, Ч. 2 была посвящена политике Леопольда II по отношению к французской революции конца XVIII в. Местонахождение неизданной части и черновика Ч. 2 неизвестно.45

Кроме того, в серии «История Европы по эпохам и странам в средние века и новое время», выходившей под ред. Н. И. Кареева и И. В. Лучицкого, опубликована обзорная работа Митрофанова П.П. «История Австрии, Ч. 1. С древнейших времен до 1792» (СПб., 1910). По-видимому, в основе ее лежал университетский курс «История Габсбургской монархии», который Митрофанов начал читать в 1905 г. 46

П.П. Митрофанов принадлежал к числу наиболее значительных и добросовестных дореволюционных русских историков либерального направления. Благодаря широте исторических взглядов, обширности привлеченных архивных и иных источников, труды Митрофанова по истории Австрии до сих пор во многом сохранили научное значение. Хотя специально историей славян Митрофанов не занимался, он затрагивал историю чешских и других славян, народов австрийской монархии в той мере, в какой это необходимо было для исследования проблемы. Рассматривая политику Иосифа II, а в еще большей мере Леопольда II, Митрофанов подчеркивал, что до него никто не изучал историю Австрии «с австрийской точки зрения», т.е. в контексте связей, которые существовали между землями многонациональной империи Габсбургов. Таким образом, Митрофанова можно считать первым русским историком, выдвинувшим проблему славяно — австрийских отношений.47

За время работы в зарубежных архивах (в ходе командировок 1902–1904 и 1909–1910) Митрофанов сумел собрать чрезвычайно обширный источниковый материал, тщательный анализ которого — в сочетании с широтой авторского научного мышления и умением, по словам самого Митрофанова, рассматривать историю Австрии «с австрийской точки зрения» — во многом позволяет его исследованиям оставаться актуальными по сей день.48

Общественная деятельность Митрофанова проявлялась, главным образом, в его сотрудничестве с популярным петербургским журналом «Гермес», в котором он в течение нескольких лет (1908–1917 гг) публиковал различные статьи на темы общественной жизни, развития современной науки и др. Входил в состав Исторического общества при Петербургском университете (в рамках секции всеобщей истории)48.

В 1910 году решением Конференции Санкт-Петербургского ИИФИ он утвержден в звании экстра-ординарного профессора, и в чине статского советника.49 

24 ноября 1911 года профессор вновь испрашивает разрешение на недельную загранкомандировку "в виду встретившихся неожиданно неотложных дел".50

12 марта 1913 года экстраординарный профессор П.П. Митрофанов командируется в Лондон для участия в Международном Историческом конгрессе, проходившем в Лондоне в апреле 1913 года.51  

Спустя целых 7 лет после защиты магистерской диссертации, 21 февраля 1914 года П.П. обращается к Ректору С.-Петербургского университета с просьбой выдать ему диплом о получении им звания магистра всеобщей истории.52 В марте он получает Диплом СПб университета, подтверждающий, что приват-доцент П.П. Митрофанов удостоен звания магистра всеобщей истории.53 В этом же, 1914 году он утвержден Конференцией Историко-филологического института в должности ординарного профессора Кафедры всеобщей истории ИИФИ.54 В феврале 1914 года он вновь испрашивает разрешение дирекции института о загранкомандировке в Лондон на летние каникулы, чтобы закончить начатую ранее работу.55

В ноябре 1915 года застарелые проблемы со здоровьем дают о себе знать настолько, что Павел Павлович вынужден был ходатайствовать перед руководством института о предоставлении ему отпуска, необходимого для лечения, с сохранением содержания.56

Очевидно, лечение не закончилось успехом и всего через год с небольшим 44-х летний многообещающий историк Павел Павлович Митрофанов скончался 4 (н.ст. 17) марта 1917 года, получив за три месяца до этого свой последний орден — Св. Анны 2-ей. степени.57  Его похоранами занималась почему-то не супруга Вера Фёдоровна, а Ольга Павловна Иедигарова, урожденная Митрофанова, родная сестра Павла Павловича.58 Также нет сведений и о месте захоронения П.П. Митрофанова. Расходы на похороны взял на себя Историко-филологичекий институт.59

В деле П.П. Митрофанова сохранились два документа, которые никак не комментируются исследователями научного наследия профессора. Первый документ — это вызов П.Митрофанова в Петроградский Окружной суд за год до смерти, в марте 1916 года.60 Какие обстоятельства послужили причиной вызова не ясно. Второй документ — письмо Николаеву Михаилу Николаевичу с просьбой выдать свидетельство о смерти П.П. Митрофанова Екатерине Павловне Мушкетовой, направленной к Николаеву "по делу профессора П.П. Митрофанова". На письме приписка о том, что удостоверение в смерти выдано 12 октября 1922 года.61 Автор письма некто Ю. Филипченко. Опять-таки, никаких пояснений, что за дело профессора Митрофанова, в деле нет. Надеемся, что со временем мы сможем найти ответы на эти вопросы (прим. сост.).

П.П. Митрофанов имел чины:62

  • 1904 - коллежский секретарь
  • 1906 — коллежский асессор
  • 1907, май — надворный советник
  • 1907, сентябрь — коллежский советник 
  • 1911 — статский советник

 

Был награждён:62

  • 1907 — Орден Св. Станислава 3-ей ст.
  • 1911 — Орден Св. Анны 3-ей ст.
  • 1914 — Орден Св. Станислава 2-ой ст.
  • 1917 — Орден Св. Анны 2-ой ст.

 

Основные труды профессора:63

  1. Изменение в направлении Четвертого крестового похода. СПб., 1897.с.
  2. Оппозиция реформе Иосифа II в Венгрии. СПб., 1905.с.
  3. Политическая деятельность Иосифа II, ее сторонники и враги (1780–1790). СПб., 1907. VI, [2], с. (немецкое изд.: Вена, 1909).
  4. История Австрии. СПб., 1910. Ч. 1. [4], с. (переизд. (репринт).М., 2010. 160 с.).
  5. Лекции по истории римского государственного права. СПб., 1911.с.
  6. Л.Н. Толстой. [Из годового отчета Училища св. Анны]. СПб., 1911. [4], с.
  7. Леопольд II Австрийский. Пг., 1916. Т. I: Внешняя политика. Ч. 1. [8], с.
  8. Иннокентий Федорович Анненский (некролог) // Русская литература XX века: 1890-1910. Под ред. проф. С. А. Венгерова. Т. II. М., Изд. Т-ва "Мир", 1915, т. 2, кн. 6, с. 281-296.
  9. Offener Brief über das Verhältnisvon Rußland und Deutschland // PreußischeJahrbücher. 1914.

 

Бровкина Т.Ю., Зав. Музеем Николаевской гимназии. Документы ЦГИА публикуются впервые

 

Источники и примечания:

  1. ЦГИА СПб, Ф.14, Оп.3, Д. 28942. 1892 Студенческое дело Митрофанова Павла Павловича. Л.8 
  2. там же Л. 9. Метрическое свидетельство №3007. В четырёх формулярных списках личного дела Митрофанова (ЦГИА СПб, Ф.53, Оп.1, Д, 3464.) его дата рождения указана  ошибочно — 7 ноября 1871 года. Точная дата его рождения правильно указана также в Паспортной книжке (Д.3464, ЛЛ. 68-78)
  3. Обер-офицерские дети — социальная группа лично свободного населения в XVIII — первой половине XIX вв., дети офицеров, рождённые до получения их отцами чинов, дающих потомственное дворянство
  4. Биографика СПбГУ; Мыльников А.С. Митрофанов Павел Павлович // Славяноведение в дореволюционной России. Биобиблиографический словарь. М., 1979. С. 241.
  5. Д. 28942. Л.10
  6. Биографика СПбГУ
  7. Д. 28942. Л.9. Свидетельство № 3007
  8. там же. Л. 4. Аттестат № 592
  9. там же. Л. 3
  10. там же. Л. 1 Прошение о поступлении в университет
  11. там же. ЛЛ.  15, 20, 21
  12. там же. Л. 29 а об
  13. ЦГИА СПб, Ф.14, Оп.2. Д.1227. 1897. Дело об оставлении при университете П. Митрофанова.
  14. там же. Л. 3 об 
  15. ЦГИА СПб, Ф.53, Оп.1, Д, 3464. Л.47-51. Свидетельство об отбывании воинской повинности №6681
  16. там же. Л.11 Формулярный список Митрофанова П.П.
  17. Д.1227. ЛЛ. 8, 10
  18. Сведения об Императорской Николаевской гимназии. 1898-1899 уч. год. СПб., 1899. Приложение II. С.94-100
  19. Митрофанов П.П. Иннокентий Федорович Анненский. // Иннокентий Анненский глазами современников / Изд. подг. Л.Г.Кихней, Г.Н.Шелогуровой, М.А. Выграненко. СПб., 2011. С. 176.
  20. Д.1227. ЛЛ. 13, 19
  21. там же. ЛЛ. 22, 24
  22. РГАЛИ. Ф.6. Оп.1.Материалы к биографии И.Ф. Анненского. Д 353. Л. 7-8 об. Опубликовано на annensky.lib.ru
  23. Д. 3464. Л.12 Формулярный список П.П. Митрофанова
  24. там же.  Л.14  
  25. Д.1227. Л. 30
  26. там же. Л. 27
  27. там же. Л. 30
  28. Д. 3464. Л.13, 14. Формулярный список.
  29. там же. Л.1
  30. Д.1227. Л. 36
  31. "Политическая деятельность Иосифа II, ее сторонники и ее враги: (1780-1790)". СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1907. [2], VI, [2], 784 с. (Записки Историко-филологического факультета С.-Петербургского ун-та; Ч. 83); Кареев Н. Книга об Иосифе II как представителе и деятеле просвещенного абсолютизма // ЖМНП, нс. 1907. Ч. XII. Ноябрь. Пат. 2. С. 134-187
  32. Д. 3464. Л.14. Формулярный список
  33. Д.1227. Л.39, 40. В справочнике "Весь Петербург" на 1913 год (Адресная и справочная книга г. С.-Петербурга. [СПб.]: Издание А. С. Суворина, [1913]. Паг. 1. С. 231; Паг. 2. С. 418) по этому же адресу указан и его старший брат, а в 1917 — его сестра.
  34. там же. Л.44, 51
  35. Д.3464. Л. 45
  36. РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. Д 353. Л. 33-33 об.
  37. Там же. Л. 35
  38. Митрофанов П. П., проф. Л. Н. Толстой: Из годового отчета Училища Св. Анны за 1911 г. СПб.: Тип. Кюгельген, Глич Ко., 1911.
  39. ​Митрофанов П. П. Иннокентий Анненский // Русская литература XX века: 1890-1910 / Под ред. проф. С. А. Венгерова. М.: Изд. Т-ва «Мир», 1915. Т. II. Кн. 6. Ч. 2. С. 281-296.
  40. Цыбульский С. О. Павел Павлович Митрофанов: (Некролог) // Гермес. 1917. Т. XX. № 6 (192). 15 марта. С. 120. Подпись: Ред.
  41. Д. 3464. Л. 91. Прошение Митрофанова о разрешении на брак; Л. 99 Паспортная книжка №1145 В.Ф. Митрофановой
  42. там же. Л. 79. Прошение Митрофанова о выдаче его супруге В.Ф. Митрофановой вида на жительство
  43. там же Л. 116
  44. Например, «Международный исторический конгресс в Лондоне» в №7–10 за 1913
  45. Биографика СПбГУ
  46. Д. 1227. Л.35
  47. Митрофанов П. П. Материалы к истории Иосифа II // ЖМНП. 1903. Ч. CCCXXXXVI. Март. Пат. 2. С. 41-120. См. также: Митрофанов П. П. Оппозиция реформе Иосифа II в Венгрии. СПб.: Тип. ИАН, 1905.
  48. Биографика СПбГУ
  49. Д.3464. Л. 23 Формулярный список Митрофанова П.П.
  50. там же. Л. 67
  51. там же. Л. 89
  52. Дело 1227.. Л. 52
  53. там же. Л. 53. Диплом № 704, март 1914 года 
  54. Д. 3464. Л. 15 Формулярный список П.П. Митрофанова
  55. там же. Л. 103
  56. там же. Л. 117
  57. там же. Л.16  Формулярный список П.П. митрофанова
  58. там же. Л. 126. Прошение О.П. Иедигаровой о возмещении ей затрат в размере 400 р. на похороны брата.  
  59. там же. Л. 130
  60. Дело 1227. Л. 57
  61. там же. Л. 58
  62. Дело 3464. Л.10-16. Формулярный список П.П. Митрофанова
  63. Биографика СПбГУ
  64. ЦГИА СПб, Ф.139, Оп.1, Д.17678, Л. 1 об

 

Создано 10.06.2015 / Отредактировано 18.10.2017

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1924 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!