Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Мухин Аркадий Андреевич (1867-1942)

преподаватель русского, латинского и греческого языков и логики в Императорской Николаевской Царскосельской гимназии с 1891 по 1906 г, надворный советник. Супруги Мухины были близкими друзьями И.Ф. Анненского

Фотоальбом Мухины-Клеменцы

 

Аркадий Андреевич Мухин  — родился в 1867 году в крестьянской семье, в Пермской губернии, в поселении Юго-Кнауфский завод Огинского уезда. Его отец — Мухин Андрей Агафонович, мама — Мухина Елена Евфимьевна. Изначально, Аркадий был «единоверческого вероисповедания», это указано в его гимназическом аттестате, но в аттестате, выданном ему по окончании института, стоит уже «православное вероисповедание». Означает ли это действительный переход в православие или так видилось лучшим для будущего Аркадия, судить сложно. Но несомненно, что воспитание, полученное им в детстве в старообрядческой семье, несомненно, повлияло на формирование многих черт его характера.

Несмотря на происхождение, родители смогли дать Аркадию гимназическое образование. Десять лет он учился в Пермской гимназии, которую окончил в 1887 году с серебряной медалью.

 

Аттестат Арк. Мухина, 1887 г. Фонд МНГ. Публикуется впервые

 

В характеристике, данной ему директором гимназии отмечено, что он человек "способный, развитый, довольно сведущий и безупречный в нравственном отношении".3 А в заключении врача, сохранившемся в студенческом деле Аркадия Мухина говорится, что выпускник, "от роду 19 лет… при крепком телосложении и правильном развитии, никакими болезнями, препятствующими к поступлению в Императорский историко-филологический институт, не страдает".4

Закончив гимназию, Аркадий поступает в С.-Петербургский Историко-филологический институт, в котором готовили учителей древних языков, русского языка и словесности, истории и географии для средних учебных заведений.

 

Кондуитный лист студента Арк. Мухина, фонд МНГ, публикуется впервые

 

Кондуитный лист, сохранившийся в его деле, показывает, что ничто человеческое студенту Мухину было не чуждо, и он переодически нарушал строгие институтские правила поведения: не готовился к репетициям, наводил в столовой беспорядок, шумел в камере, курил в коридоре и опаздывал на занятия. Но серьезных проступков, вроде участия в студенческих выступлениях, очевидно, за Аркадием замечено не было, что позволило ему получить в аттестате итоговое "отлично" за поведение. (Л.26)

Во время учебы Аркадий не прерывал связи с родным домом и неоднократно ездил на каникулы к родителям. Его семья жила в собственном доме, в историческом заводском районе Мотовилиха у Перми. ЛЛ.9, 12, 16. Во время одной из таких поездок Аркадий серьезно заболел, и не смог вернуться вовремя с каникул в институт. Л.17 Через четыре года Аркадий благополучно окончил в 1891 году, получив 7 июля аттестат, и диплом "со всеми правами кандидата".5  

 

Аттестат ПИФИ А.А. Мухина. Фонд МНГ, публикуется впервые

 

В успешном аттестате Мухина шесть оценок «отлично», три - «очень хорошо», три - «хорошо», он изучил курс греческого, латыни, церковно-славянского и французского, которого не изучал в гимназии. 

Первым местом службы Аркадия Мухина стала Императорская Николаевская Царскосельска гимназия. И попал он в гимназию, надо сказать, не случайно. Еще более интересен тот факт, что точно таким путем, в гимназию придет другой преподаватель древних языков - Б.В. Варнеке. Они оба устраивались на лето в год окончания института, репетиторами в одну и ту же семью! Семья в Царском Селе хорошо известна, это была семья банкира Оскара Егоровича Лампе, четверо отпрысков которого в разное время учились в Николаевской гимназии. Аркадию Мухину довелось подготавливать к поступлению в гимназию Оскара Оскаровича Лампе.

Семья Лампе тогда жила в доме Жуковско-Волынского на одноименной улице города, названной так в честь Лейб-медика Ф.Ф. Жуковского-Волынского. 20 июня Мухин пишет прошение о выдаче ему отпускного билета и отправляется в Царское Село, готовить десятилетнего Оскара Лампе к поступлению в гимназию. (Л.20) В гимназии Оскар поступил, ну и, очевидно, заручившись рекомендациями Лампе, которые были крупными благотворителями гимназии, состоя членами "Общества вспомоществования неимущим гимназистам Николаевской гимназии гимназии", Аркадий Мухин подает прошение на имя тогдашнего директора гимназии Л.А.Георгиевского с просьбой о принятии его сверхштатным преподавателем. (ЛЛ.21-24)

Недолгая переписка между гимназией, Учебном округом и Историко-фиологическим институтом по этому поводу оканчивается удовлетворением просьбы Мухина и с 16 октября 1891 года (Л.23) по 1906 год он преподает в гимназии русский, латинский и греческий языки и логику.

 

Уведомление Л.А. Георгиевского, директора Николаевской гимназии, о зачислении Арк. Мухина в гимназию сверштатным преподавателм.
Фонд МНГ, публикуется впервые

 

Он ежегодный классный наставник — не успев выпустить свой класс весной 1902 года, как уже осенью он наставник следующего 1 класса.2 Сосстоял также секретарем педагогического совета и воспитателем при пансионе гимназии.8 Он указан, как один из составителей "Краткого исторического очерка Императорской Царскосельской гимназии за XXV лет (1870 – 1895)". СПб.,1895.

27 сентября 1896 года в гимназической Рождественской церкви в присутствии начальствующих, педагогов и учащихся была отслужена заупокойная обедня и панихида по в Бозе почивающем Императоре Николае I по случаю 100-летия со дня Его рождения. Вслед за этим, перед всеми собравшимися, в Актовом зале, преподаватель А.А. Мухин произнес речь о жизни и деятельности Императора.9

Высочайшим приказом от 21 февраля 1897 года по гражданскому ведомству произведен в надворные советники со старшинством с 01.09.1895 года. Весной 1900 года Анненский подавал документы на очередной чин Мухину,30 но, очевидно, представление осталось без последствий и А.Мухин так и остался надворным советником.

На торжественном акте гимназии 8 сентября 1899 года И.Ф. Анненский поблагодарил А.А. Мухина за полезную деятельность по заведыванию чтением пансионеров.10

Аркадий Андреевич был чрезвычайно принципиален и строг на экзаменах. В архиве Музея Николаевской гимназии есть копия протокола письменного испытания по русскому языку выпускного класса 1899/1900 года. Работы одновременно оценивали несколько преподавателей: Мухин, Орлов, Митрофанов, Фомилиант и директор Анненский. Так вот в абсолютном большинстве случаев двойки за работы из всех пятерых экзаменаторов поставил только Мухин: в 11-ти (!) случаях. Остальные преподаватели поставили двойки только двум беспросветным двоечникам, где приемная комиссия была единогласна.31

В 1902 году, судя по архивным гимназическим документам, у преподавателя Арк. Мухина было 30 уроков древних языков в неделю, это максимальная нагрузка, которая предполагалась на предавателя.28 Тем не менее, как истинный педагог, он не отказывался ни от какой возможности для образования и воспитания своих учеников. Так, 7 февраля 1903 г. ученикам был предоставлен льготный день, и они были освобождены от занятий, в этот день Аркадий Мухин устроил в гимназии чтение для учеников младшего возраста по русской истории в связи с курсом (100-летний юбилей основания Петербурга).11

В том же 1903 году Аркадий Андреевич принимал экзамены у Николая Гумилева, упоминание об этом мы нашли в записках биографа Анны Ахматовой, Павла Николаевича Лукницкого:

23 ноября 1925 года: «Я передал АА мой сегодняшний разговор с Мухиным. Мухин цитировал фразу Гумилева, сказанную им после выпускных экзаменов в гимназии, фразу, ставшую анекдотом среди учителей и запомнившуюся до сих пор: Гумилев отвечал на экзамене плохо. Его спросили, почему он не готовился к экзаменам? Николай Степанович ответил: "Я считаю, что прийти на экзамен, подготовившись к нему, это все равно, что играть с краплеными картами".
АА этой фразе очень обрадовалась: "Узнаю, узнаю… Весь Гу

мка в этой фразе!". АА сказала, что если б Мухин больше ничего, кроме этой фразы, не вспомнил, то и то его сообщение было б важнее всех вместе взятых воспоминаний девушек. Очень обрадовалась этой находке. А Мухин передал и еще одну характерную фразу. На экзамене Гумилева спросили о Пушкине: "Чем замечательна поэзия Пушкина?". Гумилев невозмутимо ответил: "Кристальностью".
— "Чтоб понять всю силу этого ответа, надо вспомнить, — говорил Мухин, — что мы, учителя, были совершенно чужды новой литературы, декадентству и т. д. Этот ответ ударил нас как обухом по голове. Все мы громко расхохотались! Теперь-то нам понятны такие термины, понятно, как верно определяет это слово поэзию Пушкина, но тогда!"
12

 

В 1906 году  Аркадий Андреевич Мухин был переведен из Николаевской гимназии вслед за Анненским, он был назначен директором 4-ой Ларинской гимназии13

4 января 1906 года в Николаевскую гимназию пришла бумага от Управляющего Учебным округом на имя Мухина, в которой Управляющий писал о необходимости ознакомления тому с ведением дел в Ларинской гимназии, "дабы Вы могли ко времени возобновления учебных занятий вступить в заведование гимназии".34 Таким образом, Мухину давались зимние каникулы на переезд из Царского Села в Ларинскую гимназию и прием дел у уходящего директора Смирнова.

 

Отношение Управляющему Учебным округом ИО нового директора Николаевской гимназии Я. Г. Мор сообщает о выплатах, которые Мухин получал за свою службу в гимназии
Фонд МНГ, публикуется впервые

 

 

О временах, когда А.А.Мухин руководил 4-ой Ларинской гимназией в СПб, упоминает писатель Михаил Слонимский:

«Мне повезло с русской литературой, директор гимназии А.А. Мухин в свободные уроки (когда учитель заболевал) приходил и читал нам (превосходно) классиков.»14

Дядей упомянутого выше М. Слонимского был известный филолог и хороший знакомый И.Ф. Анненского Венгеров С.А., сын которого — Всеволод, также учился в Николаевской гимназии.

 

Автограф А.А. Мухина в качестве директора Ларинской гимназии, 1914. Фонд МНГ, публикуется впервые

 

 

Супруга Аркадия Андреевича — дочь Потомственного почетного гражданина Мухина Екатерина Максимилиановна, (урожд. Клеменц) (1871-1942?). Екатерина Клеменц происходила из купеческой царскосельской семьи. Супруги венчались 10 января 1897 года в Рождественской (домовой) церкви Николаевской гимназии. Свидетелями на венчании были: со стороны жениха — преподаватели гимназии Иван Иванович Лаппо и сс Алексей Андреевич Смирнов; со стороны невесты — полковник Оскар Фёдорович Фридляндер и дворянин Георгий Фёдорович Фридляндер.24 

Царскосёлка, хорошая знакомая Екатерины Максимилиановны, писательница Лидия-Ивановна Веселитская-Микулич в своих воспоминаниях указывает дом, где поселились молодожены:"Другая наша сотрудница Екатерина Максимилиановна вышла замуж за Яшиного преподавателя Мухина и поселилась с ним в том же доме, где жил писатель Мамин-Сибиряк со своей Алёнушкой." 32 

Месяц спустя в этой же церкви венчался брат старосты церкви Николай Абрамович Уконин, и Аркадий Андреевич уже был свидетелем на его венчании.25

Еще через год, 11 марта 1899 года у преподавателя Николаевской гимназии Павла Спериндеевича Таккеля родились младшие сыновья, близнецы Олег и Игорь. 12 апреля мальчиков крестили в гимназической церкви и Екатерина Максимилиановна стала крестной мамой Игорю Таккеля.26

Но не только дети преподавателя стали её крестными. Через год Екатерина Максимилиановна стала восприемницей при крещении 14 сентября 1900 года, в той же церкви, сына зап.канонира Дмитрия Дмитриевича Чиркова.27

В 1893 году Николаевскую гимназию с золотой медалью закончил её брат Максимиллиан Клеменц, а в следующем, также с золотой медалью, второй брат Лев Клеменц

В списках гимназистов также есть и два Мухиных:

  1. в 1899 году в 5 классе Мухин Михаил
  2. в 1883 году выпускник Мухин Николай

 

Родственные связи между Мухиными — преподавателями и Мухиными — гимназистами устанавливаются (прим.сост.). 

Свободно владевшая французским языком, Екатерина Мухина занималась педагогической деятельностью, в частности, в 1900-1901 учебном году она преподавала французский язык в Царскосельском училище М.А. Никитиной.15

Ольга Александровна Рождественская, семья которой жила в Николаевской гимназии, писала брату Всеволоду о ней в своем письме: "Красивая, очень смуглая, мы ее звали «римлянка»; занималась я в ее библиотеке, меня поражало обилие книг, должно быть семья была очень культурная, хотя я была только в одной комнате (библиотеке). Е. М. вышла замуж за учителя русск<ого> яз<ыка> Мухина, который потом стал директором одной из петербургских гимназий." 16

 

Аркадий Андреевич и его супруга Екатерина Максимовна на протяжении долгих лет принадлежали к кругу наиболее духовно близких Анненскому людей, хотя многочисленные комментарии и письма самого И.Ф. указывают на то, что именно Екатерина Максимовна, в первую очередь, принадлежала к этому кругу. В частности, ей было посвящено датированное 26 ноября 1900 г. стихотворение «Падает снег...»

(Музыка отдаленной шарманки)

Посвящено Е. М. Мухиной

Падает снег,
Мутный и белый и долгий,
Падает снег,
Заметая дороги,
Засыпая могилы,
Падает снег…
Белые влажные звезды!
Я так люблю вас,
Тихие гостьи оврагов!
Холод и нега забвенья
Сердцу так сладки…
О, белые звезды… Зачем же,
Ветер, зачем ты свеваешь,
Жгучий мучительный ветер,
С думы и черной и тяжкой,
Точно могильная насыпь,
Белые блестки мечты?..
В поле зачем их уносишь?
Если б заснуть,
Но не навеки,
Если б заснуть
Так, чтобы после проснуться,
Только под небом лазурным…
Новым, счастливым, любимым…

26 ноября 1900

 

Е. М. Мухина хранила автограф стихотворения "Музыка отдаленной шарманки (Падает снег...)" и сделала список с него для А. В. Фёдорова. Характер отношений между Анненским и Мухиной — тема особая. В Царском Селе в начале 1900-х гг. ходили слухи об их «романе».17

Первопубликатор писем Анненского к Мухиной, литературовед из Москвы Подольская Ирэна Исааковна:

«Историю отношений Анненского с Мухиной пока можно представить себе лишь в самых общих чертах — по письмам и стихам. Так, стихотворение "Träumerei" (одно из немногих датированных Анненским) написано в вологодском поезде в ночь с 16 на 17 мая 1906 г. А через день, 19 мая, поэт отправил Мухиной уже из Вологды письмо, которое трудно определить иначе, как любовное, хотя о любви в нем не говорится ни слова <см. в настоящем издании текст 122. — А. Ч.>.
Отношения Анненского с Мухиной, по-видимому, были сложными. И дело здесь не только во внешних обстоятельствах. Внутренне одинокий и осознающий трагизм своего одиночества, Анненский напряженно искал выхода из него. Однако безысходность была в прекрасном, но бесплотном мире идей, слишком опосредствованно связанном с миром реальным, окружавшим поэта, в дисгармоничности самого Анненского, с безумной завистью и страхом смотревшего на проходившую стороной жизнь».

31 мая 1926 П.Н. Лукницкий:18

«21-го АА у Мухиных была недолго. Ей казалось неудобным при Аркадии Андреевиче расспрашивать Екатерину Максимовну об Анненском, и чувствовалась фальшь во фразах Екатерины Максимовны, которые она кстати и некстати вставляла в разговор — фразах типа: "Иннокентий Федорович меня и А р к а д и я  А н д р е е в и ч а очень любил", "Мы с А р к а д и е м… А н д р е е в и ч е м очень ценили Анненского", "Я и Аркадий Андреевич..."
Зачем такое соединение? Известно, что для Анненского существовала именно Екатерина Максимовна, и совершенно посторонним человеком ему представлялся Аркадий Андреевич Мухин.
Поэтому, чувствуя эту неловкость и не расспрашивая ни о чем, АА вела очень отдаленный разговор. Целью своего посещения Мухиных АА поставила установление дат стихотворений Анненского. Мухина обещала АА летом обязательно сделать это. АА вполне удовлетворена, потому что ей важно, чтобы эти даты были установлены вообще, а не чтоб они были установлены для нее, т.е. чтобы имелись у нее. Мнение АА о Мухиной — очень хорошее: АА была просто удивлена культурностью ее, тем вниманием, с каким она следит за современной литературой, она — человек другого поколения, тонкими наблюдениями, которые сказались в двух-трех случайных замечаниях во время разговора. Мухина полна желания отдать имеющиеся у нее материалы по Анненскому любому, кто занялся бы Анненским с достаточными знаниями и любовью (только не Кривичу, конечно, ибо о нем Мухина говорит с пренебрежением).»

 

Автограф письма И.Ф. от 6 июля 1900 года, Письма II (вклейка) .19

 

После отставки И.Ф. Анненского в 1906 году, из Николаевской гимназии были вынуждены уйти многие преподаватели, разделявшие его взгляды. Ушел и Аркадий Андреевич. Он станет автором некролога о И.Ф.Анненском после его смерти в 1909 году.20 А. А. Мухин также прочитал доклад Анненского “Таврическая жрица у Еврипида, Руччелаи и Гете” на заседании Общества классической филологии и педагогики 15 декабря 1909 г. Этот доклад Анненский должен был сделать 30 ноября, в день своей смерти.

После смерти Анненского Екатерина Мухина самым бережным образом хранила все, что связано было с ним (автографы стихотворений, письма и т.д.), и в качестве хранителя части его наследия привлекала внимание исследователей и почитателей Анненского.

Упомянутая выше Микулич вспоминала: "Когда А.А. Мухин перевелся в Петербург, его супруга, Екатерина Максимилиановна категорически заявила мне, что я должна взять её "участок". Она привела меня на Малую к старику и разбитой параличом старухе, старые прачки с изуродованными ревматизмом ногами и руками, много калек, больных детей. Сунув меня в Царскосельское Благотворительное общество, Е.М. целиком переписала на меня свой участок и уехала в столицу на Васильевский остров." 33

Интересно отметить, что А.А. Мухин, в качестве уже директора Ларинской гимназии, принял участие в судьбе другого бывшего преподавателя Николаевской гимназии Фаустина Фаустиновича Добошинского. Это случилось в начале Первой мировой войны, когда Ф.Ф., выехавший на каникулы в Карлсбад, невольно оказался военнопленным в Австрии, воюющей с Россией. 

 

А.А. Мухин, 1938.7

 

Павел Николаевич Лукницкий 17 января 1926 года:

Вчера я был у Мухиных. Записал кое-что об Анненском, читал сегодня АА. Мухины сказали мне, что были бы очень рады, если б Ахматова пришла к ним: "Уж мы бы ей все рассказали и показали об Анненском, а она бы тоже сделала нам хорошее — почитала стихи". (Я рассказал вчера Мухиным, что АА занимается Анненским.) Я передал это АА, и она с озорным смехом ответила: "Почитаю, почитаю — им можно!" (т. е. "только бы они об Анненском рассказали").
А на днях, когда я собирался идти к Мухиным спрашивать их об Анненском, АА сказала мне: "Счастливый!.. Как я вам завидую!".»21

 

Об Аркадии Андреевиче неоднократно упоминал в интервью прозаик, литературный критик Андрей Юрьевич Арьев:

«Оказалось, что этот Мухин в 30-е годы преподавал литературу в школе, где училась моя мама. А училась она на филфаке. То есть на филфаке сейчас есть такое помещение, которое называют «школой» — нижний этаж. Почти уже никто не знает, почему школа. Потому что там, действительно, была школа, в этой школе училась моя мама, а преподавателем литературы у них был Мухин. Он настолько их всех покорил, что большая часть учеников его стала потом, так или иначе, причастна к литературе. А он, как мама рассказывает, преподавал абсолютно свободно. Ему было уже много лет, за 60, и он рассказывал им то, что хотел о литературе, то, что они не могли в 30-е годы ни прочитать, ни услышать, тем более. И вот он их пленил.

Хотя он и Мухин, но роста очень большого и возвышался в классе, рассказывал что-то этим деткам, которые жили неподалеку, мама жила на Васильевском острове. Потом, когда она переехала, мама говорит, что вернулась в эту школу принципиально и продолжала в ней учиться.
Он рассказывал о литературе все то, что он знал, а знал он, конечно, в тысячу раз больше, чем можно было почерпнуть из учебников тогдашних советских или каких-либо других источников, в том числе на самом филфаке. Он просвещал просто. Он, как мама рассказывала, каждый урок им преподносил какого-то нового для них писателя, а на самом деле писателя, который замолчан был в то время или уехал, скажем, заграницу. Ему было, видимо, все равно, он понимал, что дни его подходят к концу (он действительно в 1942-м умер во время блокады).
Так вот ученики этого Мухина, мамины одноклассники, оказались людьми, которые на меня очень повлияли»22

 

Супруги Мухины умерли зимой 1941-1942 г. в блокадном Ленинграде23.

 

Бровкина Т.Ю., зав. Музеем Николаевской гимназии. Документы ЦГИА публикуются впервые

 

Источники и комментарии:

  1. ГАПК Ф.37.Оп.3.Д.52 — Метрическая книга Свято-Троицкая церковь, уезд Осинский, вол. Юго-Кнауфская, завод Юго-Кнауфский. 
  2. ЦГИА СПб Ф. 53. Оп. 1. Д. 1885. 1887. О принятии в студенты Аркадия Мухина. Л.4. Аттестат №643 от 13 июня 1887 года
  3. там же. Л. 1-2
  4. там же. Л. 5. Св-во №4 о здоровье Мухина А. доктора медицины сс М. Комарова
  5. там же.
  6. Сведения об Императорской Николаевской гимназии в Царском Селе. 1898-1899 учебный год. СПб., 1900, с. 39
  7. Фрагмент группового фото 10 класса 204 школы Ленинграда, 1938 года, где А.А.М. был классным руководителем. Оригинал — фонд ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, копия подарена Музею Николаевской гимназии О.Е. Рубинчик.
  8. Сведения об Императорской Николаевской гимназии в Царском Селе. 1898-1899 учебный год. СПб., 1900, с. 39
  9. Сведения об Императорской Николаевской гимназии. 1896-1897 уч. год. СПб., 1897. Приложение. С. 33
  10. Сведения об Императорской Николаевской гимназии. 1898-1899 уч. год. СПб., 1899. С. 3 
  11. Краткий отчет об Императорской Николаевской Царскосельской гимназии за последние XV лет ее существования (1896-1911). С.-Петербург, 1912. С.74
  12. Лукницкий П.Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1. 1924-25. Paris: YMCA-Press, 1991
  13. ЦГИА Ф.276. оп. 1 д. 2750. 1906 год. Дело об увольнении директора гимназии И.А.Смирнова и назначении на его должность преподавателя Николаевской Царскосельской гимназии А.А.Мухина.
  14. Журнал "Звезда". Наши публикации. Михаил Слонимский
  15. Очерк возникновения и деятельности Царскосельской женской гимназии М. Н. П.: 1904-1911. СПб.: Тип. В. Я. Мильштейна, 1911. С. 111.
  16. Письмо О.А. Рождественской к брату Вс., 1969, хранится в ф. ИРЛИ (ф. 370) 
  17. Е.М. и А.А. Мухины
  18. Лукницкий П.Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1. 1924-25. Paris: YMCA-Press, 1991
  19. Письма И.Ф. Анненского к Е. Мухиной на сайте Annensky.lib.ru
  20. А.А.Мухин — И.Ф.Анненский (Некролог). «Гермес», 1909, 15 декабря, №20, С. 608-612
  21. Лукницкий П.Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1. 1924-25. Paris: YMCA-Press, 1991
  22. Радиопередача "Учителя Андрея Арьева" на Радио Свобода
  23. В книге памяти жертв блокадного Ленинграда имеется такая запись: "Мухин Аркадий Андреевич, 1869 г. р. (а не 1867 — прим. сост.).  Место проживания: В. О., 12-я линия, д. 13, кв. 7. Дата смерти: январь 1942. Место захоронения: Смоленское кладб. (Блокада, т. 21)". Мухина Е.М. там не упоминается
  24. ЦГИА СПб. Ф.19, Оп.127, Д. 714. Л.6 Запись о венчании
  25. ЦГИА СПб. Ф.19, Оп.127, Д. 714. Л.7 Запись о крещении
  26. ЦГИА СПб. Ф.19, Оп.127, Д. 937. Л.1127 Запись о крещении
  27. ЦГИА СПб. Ф.19, Оп.127, Д. 1044. Л.163 Запись о крещении
  28. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп.1, Д.9431. 1902. Л.82
  29. там же. Л.85
  30. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп., Д.8889. 1900. Л.136, 139. Список на выслугу очередного звания
  31. там же. ЛЛ.6,7 Протокол экзамена
  32. ИРЛИ РАН. Рукописный отдел. Ф.44. Д.1 Л.494. Публикуется впервые
  33. там же. Л.502   
  34. ЦГИА СПб, Ф.139, Оп.1, Д.10573. 1906. Л.2
  35. Фридландер (Фринляндер) Оскар Федорович (р. 30.03.1842), помощник начальника Варшавского артиллерийского арсенала, управляющий заводом хирургических инструментов военно-медицинского ведомства.

 

опубликовано 10/2014, отредактировано 02/2019

Рейтинг: +1 Голосов: 1 2087 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!