Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Павлов Михаил Алексеевич (1884—1938)

дворянин, геолог, профессор., выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии  1905 года, расстрелян

Семейный альбом Павловых


Михаил Алексеевич Павлов (1884-1938) родился 27 мая (ст.ст.) 1884 г. в селе Покровка Бахмутовского уезда Екатеринославской губернии2, в семье горного инженера Алексея Михайловича Павлова (1853-1918) и дочери унтер-офицера Марии Тихоновны урожденной Нужиной.1

Его отец, Павлов Алексей Михайлович, сын мастера СПб цеха. В службу вступил после окончания Горного Иинститута в 1881 году, в Луганский завод.

Затем он состоял по Государственному Геологическому Управлению с откомандированием в распоряжение Высочайше утвержденного Товарищества Деконской соле-каменной копи (1885), на заводы княгини Абамелек-Лазаревой в Пермской губернии (1890), на Миасские золотые промыслы Асташева (1895).1

 

 

Окружной инженер 1-го г.о. Замосковных заводов (1897), управляющим Сучанским каменноугольным предприятием (1901).

С 1904 г. Алексей Михайлович стал помощником начальника Горного Управления Южной России (г. Екатеринослав). Здесь он служил вплоть до 1912 г. Семья у него была многодетной и Алексей Михайлович подрабатывал в Екатеринославском горном институте  ассистентом по черчению.

В 1906 году он получил чин Действительного Статского Советника, потомственными дворянами стали его дети (две сестры и четыре брата ). В 1911 году, А.М. Павлов, был избран членом Горного Совета. В оставке — с 1916 года. 

Отец по служебной надобности подолгу жил на востоке страны, его семья — в Царском Селе у родителей Марии Тихоновны.

Умер Алексей Михайлович в 1918 году.1

 

 

 

Сведений о Марии Тихоновне Павловой, практически нет. Несомненно, что она, как истинно русская женщина, была верной женой и хорошей матерью, сумевшей воспитать шестерых детей.

 

Павлов М.А. (крайний справа) с родителями Алексеем Михайловичем и Марией Тихоновной, старшим братом Алексеем и сестрами Марией и Верой.

 

Сведений о братьях и сестрах М.А. Павлова тоже немного:

  1. Брат Алексей, (1881 — 1903) — родился 28 1881 года в Петербурге, до 4 класса учился в Уфимской гимназии, а с 5 класса пансионером — в Николаевской гимназии, которую закончил в 1901 году, классным наставником которого был И.Ф. Анненский. В гимназических документах отмечен его интерес к истории и словесности. Был товарищем Платона Рождественского (брата поэта Вс. Рождественского), жених его старшей сестры Ольги Рождественской. Скончался от тубекулеза легких 3 июля 1903 года в санатории в Швейцарии. Сохранились некоторые воспоминания А.А.Павлова о семье Рождественских и его письма к О.А.Рождественской.
  2. Брат Пётр, (29.05.1886 — 1929) - выбыл 1 июля 1897 г из Николаевской гимназии для поступления в Московскую гимназию.2 Во время Первой мировой войны служил в армии офицером, затем во время Гражданской войны был в Красной армии, умер в 1929 г. в Махачкале.
  3. Брат Александр, (1897 — 1920). Служил в царской армии, побывал в германском плену, в Гражданскую войну воевал на стороне красных, умер в 1920 г. от туберкулеза.
  4. Сестра Вера  — дочь инженера, дсс, православная, род. 23 июня 1895 года в Миасском заводе Троицкого уезда Оренбург.губ., окончила курс в ЦС Мариинской женской гимназии в 1911 году, в 1914 году сдавала экстерном доп. экзамены в Николаевской гимназии (по.мат., физ., лат.яз.)7
  5. Судьба сестры Марии, 1889 г. рождения, неизвестна

 

Имеющаяся в семье большая коллекция камней и минералов, с детства привила Михаилу любовь к геологии и повлияла на выбор мальчиком, в дальнейшем, своего профессионального пути.

Первый клсс Михаил закончил в Уфимской гимназии, а со 2 класса его отдали учиться в Императорскую Николаевскую Царскоскосельскую гимназию, где сразу же зародилась дружба Михаила Павлова и Владимира Визе.  Они сидели за одной партой, вместе готовили уроки.2

 

М. Павлов-выпускник ИНЦГ, 1905.

 

Возможно, их сблизила и общая любовь к музыке. Увлеченность музыкой друзья сохранили на всю жизнь. М.А. Павлов был музыкально одарен — он обладал абсолютным слухом, знал нотную грамоту и свободно играл на многих  музыкальных инструментах. И, кроме того, у него была великолепная, можно сказать, феноменальная музыкальная память. В те времена, как известно, магнитофонов не было, но Михаил Алексеевич, возвращаясь с концертов домой, зачастую тут же садился за пианино и легко исполнял только что услышанные им произведения. Дома у него, кроме пианино была хорошая флейта, на  которой он играл и японские мелодии. Эту флейту М.А. Павлов очень берег и никуда ее с собой не возил. А в летнее время, в  поле вырезал себе, причем весьма искусно, свирель, на которой и насвистывал любимые мелодии. В 1920-е годы Павлов играл в самодеятельном симфоническом оркестре.

Владимир Визе получил аттестат зрелости в 1904 году, а Михаил на год позже, задержавшись в одном из классов.2 После окончания гимназии пути друзей на некоторое время разошлись. Визе уехал в Германию, где учился в европейских университетах.

Они встретились в СПб университете, где Михаил с 1905 года учился на геологическом отделении физико-математического факультета.8 К тому времени он уже успел приобрести опыт путешествии, начиная со второго курса он участвовал в полевых геологических исследованиях на Урале и в Карелин. Общая страсть к путешествиям по Северу сблизила друзей еще больше.

Север покорил будущего геолога своей особой красотой и неизведанностью, богатством красок, обилием зверья и рыбы, простотой нравов местного населения. В 1910 г. Михаил Алексеевич в качестве геолога, причем вполне самостоятельного, был командирован Петербургским обществом Естествоиспытателей в Лапландию, в Ловозерскую тундру для петрографического обследования выходов нефелин-сиенитов. 

 

В 1912 г. Михаил Алексеевич вновь выезжает на побережье Белого моря и на том же месторождении на мысе Турьем продолжает петрографические исследования нефелин-сиенитов. В этой экспедиции, как и в двух предыдущих,  спутником ему был его друг Владимир Юльевич Визе. Молодые исследователи собрали богатый материал по геологии, географии и этнографии.

В 1911 году Михаил Алексеевич женился на Ольге Александровне Клушиной.

 

 

В марте 1912 года в петербургской газете «Новое время» было опубликовано сообщение о подготовке первой российской экспедиции к Северному полюсу под руководством капитана Георгия Седова. Друзья загорелись желанием принять участие в Историческом походе. Георгий Яковлевич охотно принял в спою команду начинающих ученых, подкупивших его своим энтузиазмом, профессионализмом и рассказами о путешествиях по Кольскому полуострову. Павлов был зачислен на должность геолога, а Визе на должность географа экспедиции.

 

1912. Друзья, Владимир Визе и Михаил Павлов на "Св. вмчк Фока"  

 

27 августа 1912 года  парусно—паровое судно экспедиции «Святой мученик Фока» вышло из Архангельска и направилось к берегам Земли Франца Иосифа, откуда Седов намеревался на собачьих упряжках достигнуть Северного полюса. Но крайне тяжелые погодные и ледовые условия помешали осуществлению этого плана. Через месяц после отплытия «Св. Фока» встал на зимовку у западного берега «Новой Земли».

 

 

Вынужденную остановку экспедиция использовала для научных исследований северной части острова. За время зимовки друзья совершили два санных похода по Новой Земле. Во время второго похода, в марте 1913 года, Визе и Павлов, вместе с двумя матросами Коноплевым и Линником пересекли Новую Землю вдоль 76° северной широты, впервые в столь высоких широтах. Более месяца они ночевали в палатке на ледяном панцире Новой Земли, пробивались сквозь метели к Карскому морю.

 

М.А. Павлов в своей каюте на «Св. Фоке»

 

Заведующий кино—, фотоработами экспедиции Н. Пинегин рассказывал1, что в один из дней, шедший впереди Визе обернулся… и не увидел друга. Вместо него в свежевытгавшем снегу зияло круглое отверстие. Михаил провалился в трещину и застрял в ней на глубине 16-ти метров. С большим трудом Владимир и подоспевшие матросы с помощью веревки вытащили его из ледового плена, в котором тот провел около 4-х часов. Друг не подвел друга.

В дальневосточном Приморском музее им. В. К. Арсентьева хранится уникальный фотоархив М. А. Павлова, многие фотографии посвящены героической экспедиций Седова. На большинстве снимков друзья изображены рядом: на палубе и в кают-компании судна «Св. муч. Фока», во время зимовки и санной экспедиции по Северной Земле.

 

1912. Друзья после 2-х недельной экспедииции по Новой Земле

 

Оба старались поддерживать боевой дух команды: вместе принимали участие в издании рукописного журнала экспедиции, вместе сочинили слова и музыку шуточной оды Св. Фоке:

Говорили, «Фока» плох,
Выйди в море, скажешь — ох!
Не корабль — просто корзина,
Вместо дуба — гниль, резина.
Но скажу теперь врагам,
Ненавистным дуракам:
«Фока, мученик святой»,
С гордо поднятой кормой,
Крепок! Мчится в ураганы.
Ходит в льды и океаны,
Не боится ничего...

 

Вела дневник и  жена Михаила Алексеевича Ольга Александровна3. К великому сожалению оригинал этого дневника утерян. Внучка М.А. Павлова,  Лариса Алексеевна Белоусова, хранила копию сокращенного варианта этого дневника. Кто, как и из каких соображений сокращал оригинал не известно. Жаль, что утеряны живые слова Ольги Александровны, ее душевное волнение. Приведем некоторые характерные выдержки из того, что осталось.

"27 сентября 1912 г. — день начала Балканской войны… Вчера была телеграмма в газете, весточка от наших  путешественников. Пятерых больных отправили обратно с Новой Земли. Теперь я жду со дня на день письма от моего Мишука.  Как-то он там, здоров ли, или может перемогается, чтобы только не отправили назад, ведь он такой самолюбивый. Боже упаси,  чтобы подумали, что он не вынес!!! Еще только полтора месяца как уехали, а дальше, дальше что?

24 октября. Сегодня получила несколько известий о экспедиции. Эти дни были какой-то кошмар… Слухи о гибели всей экспедиции, слухи упорные… .    Что я ни делаю, чем я ни занимаюсь, я ловлю себя на том, что все мои мысли направлены к Мише… Если он погибнет, то я и себя считаю виноватой в этом… .

26 октября. Наконец-то вчера пришли вести из Норвегии, что слухи о гибели экспедиции все ложные… .

Только в начале сентября 1913 года лед в бухте, где стоял «Св.Фока» взломало и экспедиция двинулась дальше на север, за две недели достигнув, наконец, Земли Франца-Иосифа. Началась вторая вынужденная зимовка, осложнявшаяся нехваткой топлива и пищи. Большинство членов команды переболели цингой.

Но и в таких тяжелых условиях Визе и Павлов продолжали вести научные исследования. 15 февраля 1914 года полубольной, сильно ослабевший Г. Я. Седов и лучшие матросы Линиик и Пустошный вместе с 24-мя собаками, везшими 3 нарты со снаряжением, отправились к Северному полюсу. Когда 18 марта матросы вернулись в лагерь, начальника экспедиции среди них не было. Он умер на подходе к северной части архипелага, острову Рудольфа, где был похоронен своими спутниками. Седов, вероятно, предвидел, чем закончится этот поход, но отказаться от попытки достижения полюса не мог.

 

Участники экспедиции к Северному полюсу. Сидят слева направо: В.Визе, Г.Седов, Н.Захаров, М.Павлов.

Интересный факт: "Когда ко мне в Царское Село приезжал два раза Седов, а также после его памятного доклада в зале армии и флота я откровенно высказывал ему, что не верю в успех его путешествия. И супруге его я говорил то же самое: не отпускайте мужа.."4 А написал эти слова, никто иной, как М.О. Меньшиков, отец выпускника Николаевской гимназии 1907 года Я.М. Меньшикова, который наверняка знал Павлова и Визе!

Через два года после начала экспедиции, в конца августа 1914 года полуразрушенное судно «Св. Фока» вернулось в Архангельский порт. Возвратившись в Петербург, друзья в одночасье стали знаменитыми. Их приглашали для чтения докладов в различных обществах. Впервые нанесенные участниками экспедиции на карту Арктики географические объекты получили имена Павлова и Визе. Некоторое время они занимались обработкой материалов экспедиции, погом пути друзей вновь разошлись. Визе служил в Морском Генштабе России, занимался организацией северных военных морских перевозок. Павлов участвовал в геологических изысканиях в Ферганской долине, затем был командирован в Пермский университет для преподавательской работы.

Революция и последовавшая затем Гражданская война еще больше отдалили друзей. Дальнейшую карьеру каждый из них делал самостоятельно.

С 1915 по 1916 гг М.А. работал в Петроградском университете заведующим геологическим кабинетом, затем ассистентом на кафедре минералогии, а с июля 1916 года — ст. ассистентом. Здесь, в обществе естествоиспытателей, он сделал ряд докладов по следам экспедиции Седова на Новую Землю. В 1915 году наконец-то состоялось завершение его  учебы в Университете, которая затянулась уже на девять лет из-за участия Михаила Алексеевича в приполярных и полярных экспедициях.

А 18 сентября 1916 года у Михаила родился первенец — Алексей Михайлович Павлов, полный тезка своему деду.

 

 

В своей взрослой жизни А.М. Павлов стал советским инженером, изобретателем, участником Великой Отечественной войны.

В январе 1919 года Михаил Алексеевич Павлов перевелся в Екатеринбургский горный институт, который в период интервенции, по приказу Правительства Колчака, эвакуировался во Владивосток в связи с наступлением отрядов Красной армии. После установления советской власти на Дальнем востоке М.А. Павлов занял должность профессора Кафедры минералогии, вновь образованного Дальневосточного университета. В университете, практически на голом месте, он создал кабинет минералогии, из поступившей сюда его личной коллекции минералов и горных пород, и он же основал университетскую библиотеку.

На пасхальные каникулы 1922 г. Михаил Алексеевич с группой студентов старших курсов был командирован в Японию для экскурсии на медный рудник Лшио—Нико, где собрал уникальную коллекцию образцов горных пород и руды.

 

Студенты старших курсов Владивостокского политехнического института во время поездки в Японию на медный рудник Ашио-Нико, весна 1922 г.5

 

В течение учебного года читал в университете курс минералогии, воспитал целое поколение дальневосточных геологов. Студенты любили лекции профессора Павлова, которые он читал легко и доходчиво. Аудитория всегда была полна. Лекции поражали студентов обилием интересных фактов, сравнений и сопоставлений, а ткже рассказов о его экспедициях и встречах с интересными людьми. Он не только читал курс минералогии, но и написал учебное пособие, которое было издано в университетской типографии.

25 октября 1922 г. красные войска под командованием главкома Народно-революционной армии И.П. Уборевича вошли в г. Владивосток и на этом закончилась гражданская война. Дальгеолком стал Дальневосточным отделением Геологического комитета (ДВоГК и даже ДВоРГК, — по желанию). Однако в простом общении бытовало первоначальное — Дальгеолком.

 

Сотрудники Дальгеолкома 1928 г. М.Павлов 2-й справа в 1-м ряду.

 

Начиналось советское время, а это означало, что каждый человек должен быть многократно учтен, чтобы, не дай Бог, не ускользнул. В феврале 1923 г. постановлением Дальревкома все вузы г. Владивостока  были объединены в один — Государственный Дальневосточный Университет (ГДУ или Г.Д.У.). В новом вузе Михаил Алексеевич Павлов занял должность профессора по кафедре минералогии, получил квартиру и переехал из Шкотово во Владивосток.

В 1920-е годы каждое лето он выезжал на полевые работы: руководил геологоразведкой, открыл ряд угольных пластов, собирал палеонтологические материалы. В течении 6 лет он занимался изучением Сучанского угольного бассейна.

 

Поселок Сучан (ныне город Партизанск), автор снимка Павлов М.А., 1920-е гг.

 

Дома, во Владивостоке, под присмотром жены, росли его сыновья.

 

Летом 1930 года М.Павлов руководил геологическими работами на Чукотке. Это была последняя экспедиция профессора Павлова.И в следующий сезон он вновь отправился на северный полуостров, но был неожиданно арестован в Петропавловске-Камчатском, затем этапирован в Хабаровск.

Вместо с горным инженером Короном, с которым Павлов работал в Забайкалье, он обвинялся во вредительстве в горной промышленности. На допросах Михаил Алексеевич ничего не скрывал, будучи уверенным в своей невиновности. Он простодушно поведал следователю, что однажды музицировал с сотрудником японского консульства во Владивостоке. Наивный профессор не предполагал, что к первому вымышленному обвинению тут же будет добавлен шпионаж в пользу империалистического государства.

По абсолютно надуманному обвинению 27 октября 1932 г. коллегия ОГПУ постановила:"Павлова Михаила Алексеевича, Корон Николая Николаевича приговорить к расстрелу с заменой заключением в концлагерь сроком на десять лет, считая срок со дня ареста. Дело сдать в архив".

В это же время все советские газеты писали о беспримерном подвиге экипажа ледокольного парохода «Сибиряков», впервые прошедшего Северный морской путь от Архангельска до Владивостока за одну навигацию. Научным руководителем экспеиции был В. Ю. Визе. Он знал, что друг его молодости стал профессором геологии на Дальнем Востоке и надеялся на встречу. Но, как пишет исследователь жизни Павлова В.И.Ремизовский, «когда по прибытии во Владивосток Визе узнал, что профессор Павлов „сидит", он тут же отказался от этой затеи. Говорят, что ему даже намекали выступить в защиту Павлова, но он сделал вид, что такого вообще не знает».

Сейчас легко бросить упрек Визе в том, что он не пришел на помощь другу. Но, вытаскивая своего одноклассника из ледовой трещины на Новой Земле, он рисковал только своей жизнью, а заступничество за Павлова ставило под угрозу жизнь всей его семьи. Но были и противоположные примеры: академики А.Ф. Иоффе и П.Л. Капица открыто передавали посылки с продуктами ученым, сидевшим в лагерях ГУЛАГа. Естественно, рисковали, и еще как.

Люди все разные, обстоятельства у каждого исключительные, а жизнь была тяжелой и непредсказуемой. Время было такое. Жили  два закадычных друга, дружили еще с детства, вместе учились, вместе бывали в труднейших экспедициях. Один стал членом- корреспондентом АН СССР, а другой — узником ГУЛАГа. Один был дважды награжден орденом Ленина, а другого дважды приговаривали к расстрелу. Один мог хотя бы попытаться защитить друга, да не сделал этого, а другой и просить бы об этом не стал, зная, чем это грозило другу. Время было такое. Понять все можно, простить — трудно.

М.А. Павлов был направлен в лагерь, расположенный на Среднеамурской низменности для проведения геологических исследований вдоль трассы будущей железной дороги, руководил геологическими отрядами, состоящими из заключенных. Нечто вроде «шарашки», описанной Солженицыным, только геологической. В 1933 году в районе хребта Вандан им было открыто крупнейшее месторождение марганцевых руд.

Но через 3 года московское начальство потеряло интерес к разведке месторождения, к тому же на новой магистрали началось железнодорожное движение, и Павлов был переведен на общие работы, то есть на лесоповал (профессор геологии!). Сил для такой работы у него не было, и от истощения он перестал выходить па работу. Такие заключенные были никому не нужны, и вскоре его в числе других «доходяг» приговорили к расстрелу за саботаж.

Четвертого июня 1938 г. приговор был приведен в исполнение. Расстреляли полностью всю группу в сорок человек. Уникальный случай! Целых два месяца и девять дней дали пожить приговоренным к расстрелу.

 

 

В. И. Ремизовскому удалось обнаружить в архивах УНКВД фотографию Павлова, сделанную за мгновение до расстрела. В конце папки упомянутого дела № 56389 подшит конверт из грубой оберточной бумаги. В этом конверте хранится сорок фотографий размером полтора на полтора сантиметра. Каждому приговоренному к расстрелу давали в руки дощечку. На дощечке мелом написана фамилия расстреливаемого. Четко, хорошим почерком. Ставили к стенке. Фотографировали. Забирали дощечку. Расстреливали. И так далее — сорок раз подряд. Каково же было не первому! Все это видеть и ждать своей очереди. Как же надо было убить в человеке желание жить, чтобы из этих сорока никто не кинулся бежать или драться, не возмутился, не закричал. Они, наверно, даже не плакали, а тупо и бесчувственно ждали своей очереди. Привыкли стоять в очереди — то ли с передачей у тюремных ворот, то ли за пайкой хлеба, то ли за пулей в висок.

Краевед из г. Амурска А.А. Реутов, увидев эту фотографию написал:

"Вся жизнь ушла на поиски руды
И думы о судьбе земли родимой.
За все свои геолога труды
Коварства час настал неумолимый.
Вот фотография расстрельная твоя,
Геолог Павлов, взгляд твой обреченный
И в нем досады роковой исход… .

Это было обычное самоочищение лагеря от балласта. Как пелось в одной из песен: "Мы строим коммунизм — что в мире краше!".И на пути к этому светлому будущему балласт надо безжалостно выбрасывать за борт. Не взирая на лица. Даже если это известные в стране люди. Но ведь известные в прошлом. А прошлое мы "отряхнем с наших ног". Только вперед! Да здравствует...! 

Но память о геологе Михаиле Алексеевиче Павлове будет жить до тех пор, пока существуют геологи и геология как наука, хотя стараниями некогда всесильного ведомства  нет на земле места, куда можно принести цветы на могилу этого человека.

 

Ледник Павлова. Архангельская область, Карское море, ледяная шапка на острове Северный (Новая Земля). Фото Е.А. Кораго.

И по сей день на карте Новой Земли мыс и бухта Визе соседствуют с горой и ледником Павлова. Один из одноклассников — член-корреспондент АН СССР, дважды награжденный орденом Ленина, был похоронен со всеми почестями в Ленинграде. Другой, дважды приговоренный к расстрелу, покоится в безымянной могиле.

За несколько лет до растрела М. Павлов женился вторично, «похитив» молодую жену  Елену Михайловну Фронерт у гл. геолога Сучанского рудоуправления. Первым браком она была замужем за  немцем по происхождению Вилли Фронертом. М.А. усыновил её сына от первого брака — Бориса. Б. В. Фронерт (1920-1999) по образованию метеоролог, долгое время плавал на научно-исследовательских судах в должности синоптика. 

22 марта 1957 года Военный Трибунал пересмотрел и отменил оба постановлении в отношении Павлова (расстрел с заменой на отбывание десяти лет в концлагере от 27.10.1932 г. и расстрел с приведением его в исполнение от 26.03.1938 г.) «за отсутствием в действиях состава преступления».

Прошло еще пятнадцать лет и М.А. Павлова реабилитировали вторично. В 1972 году, не ведая о решении Военного Трибунала от 22 марта 1957 г., муж внучки Павлова военный моряк А.А. Белоусов обратился с ходатайством о реабилитации М.А. Павлова.

"… материалы архивного уголовного дела в отношении его (Павлова, — В.Р.) были пересмотрены. Определением военного трибунала Тихоокеанского флота от 20 апреля 1973 года постановления коллегии ОГПУ от 27 октября 1932 года и тройки УНКВД по ДВК от 26 марта 1938 года были отменены и дело о нем прекращено (SIC! — В.Р.) за отсутствием состава преступления. Павлов Михаил Алексеевич полностью реабилитирован."

Расстреляли М.А. Павлова в г. Хабаровске, в подвале городской тюрьмы. И как сказано в присланной В.И. Ремизовскому справке:

"… из-за отсутствия данных в деле установить точное место захоронения не представляется возможным. Общее место захоронения граждан, репрессированных в тот период в гор. Хабаровске, расположено в районе городского кладбища."

Статья написана на основе многочисленных публикаций В.И. Ремизовского.

 

Работы В.И.Ремизовского о геологе М.А.Павлове:

  1. Геолог, дважды приговоренный к расстрелу: // Дальневост. ученый.– 1994.– 18 мая.
  2. Геолог М.А. Павлов // Съезд сведущих людей Дальнего Востока. Хабаровск, 1994. — Ч.1. — С.176-178.
  3. Репрессированные геологи. Биографические материалы. Издание второе, исправленное и дополненное. М.; СПб, 1995. – С. 129–130.
  4. Михаил Павлов — геолог, ученый, зек. Жизнь и судьба под прицелом стрелка ГУЛАГа // Приамур. ведомости. – 1996. – 16 марта.
  5. Михаил Павлов – ученый, геолог, зек … // Горняк (Екатеринбург). – 1997. – № 3. – С.4–5.
  6. Михаил Павлов — геолог, ученый, зек: жизнь и судьба под прицелом стрелка ГУЛАГа // Очерки истории высшей школы. – Владивосток: ДВГТУ, 1999. — № 4. — С.28-30.
  7. Михаил Алексеевич Павлов // Первый состав Дальгеолкома и становление геологического образования на Дальнем Востоке. Владивосток: Дальневост. гос. техн. ун-т. — 1999. — С. 195–234: ил.
  8. Репрессированные геологи: Изд. 3-е, исправ. и дополн. – М., СПб.: Мин. природных ресурсов РФ, 1999.
  9. Репрессированные геологи Дальнего Востока (Краткие биографические сведения с указанием первоисточников). Хабаровск, 2001. С.24-25.

 

Более подробно:

 

 

Бровкина Т.Ю., зав.Музеем Николаевской гимназии. Документы ЦГИА публикуются впервые

 

Источники и комментарии:

  1. Заблоцкий Е.М. Биографический словарь деятелей горной службы дореволюционной России. Опубликовано — Заблоцкий Е.М. Горное ведомство дореволюционной России: Очерк истории: Биографический словарь. — М.: Новый хронограф, 2014.
  2. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп. 1, Д.10284. 1905. Л.24 об. Сведения о выпускниках ИНЦГ 1905 года; 
  3. Пинегин Н.В. В ледяных просторах. Экспедиция Г. Я. Седова к северному полюсу 1912-1914 г. Л., 1924
  4. Михаил Осипович Меньшиков. Сильные люди. Из писем к ближним. 13 сентября 1915 г.
  5. Архив Павлова М.А., хранится в ПГОМ им. В.К.Арсеньева, копия передана Музею Николаевской гимназии
  6. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  7. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп.1, Д.14307  Л. 51. Ведомость  допущенных к экзаменационным испытаниям в ИНЦГ в 1914 году
  8. ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.3. Д.43862. 1905. Павлов Михаил Алексеевич
Рейтинг: +2 Голосов: 2 3853 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!