Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Романов Александр Павлович (Александр I, Благословенный) (1777-1825)

 

 

 

Император Александр I принял самое живое участие в создании Царскосельского лицея. Именно он 8 сентября 1802 года учредил Министерство народного просвещения, которое разработало школьный устав и проводило в жизнь учебную реформу, направленную на распространение народного образования.

В особом управлении

Как писал Н.М. Карамзин, "… многие государи имели славу быть покровителями наук и дарований: Но едва кто-нибудь издал такой основательный, всеобъемлющий план народного учения, каким ныне может гордиться Россия".

Александр I активно участвовал в обсуждении проекта Лицея. Отвечая на докладную записку министра народного просвещения графа А.К. Разумовского, император определил, что Лицей будет уравнен в правах с университетами, что он будет находиться "в особом управлении", а воспитанников предполагается принимать "не менее 20 и не более 50", и они будут иметь особый мундир. Очевидно, еще 11 декабря 1808 г. автор проекта организации Лицея М.М. Сперанский прочел государю свою запуску "Первоначальные начертания особенного Лицея".

12 августа 1810 г. император высочайше утвердил "Постановление о Лицее", в котором оказывал новому учебному заведению "особенно покровительство". Несомненно, что именно Александру I, проведшему свое детство и юность в Царском Селе, принадлежит идея разместить новое учебное заведение в дворцовом флигеле, ранее называвшемся "великокняжеским" и переданным в феврале 1811 г. в ведение Министерства народного просвещения.

22 сентября 1811 г. император подписал высочайшую грамоту "Сарскосельскому Лицею". Как и другие члены высочайшей фамилии, Александр I присутствовал на торжественном открытии Лицея 19 октября. На склоне лет И.И. Пущин в своих известных "Записках о Пушкине" вспоминает этот день: "В продолжение всей речи (А.П. Куницына) ни разу не было упомянуто о Государе: это небывалое дело так поразило и понравилось Императору Александру, что он тотчас прислал Куницыну Владимирский крест… После речей стали нас вызывать по списку; каждый, выходя перед стол, кланялся Императору, который очень благосклонно вглядывался в нас и отвечал терпеливо на неловкие наши поклоны. Когда кончилось представление, виновник торжества, царь, как хозяин, отблагодарил всех, начиная с министра, и пригласил императриц осмотреть новое его заведение".

И.И. Мартынов, в ту пору директор департамента народного просвещения, вспоминал, как после того как прозвучали речи В.Ф. Малиновского и А.П. Куницына, "государь-император со всею императорскою фамилиею и прочими знаменитыми особами изволили осматривать все покои и присутствия своего удостоили обеденный стол воспитанников… Из столовой государь с императрицей и великими князьями господином министром препровождены были в ту комнату, где приготовлен был для них завтрак". Е.А. Энгельгардт писал впоследствии Федору Матюшкину, что наблюдал 19 октября (еще в толпе зрителей), "как добрый наш Александр сам ввел вас в это святое уединение".

"Тебе, наш храбрый царь"

Первый праздник в Лицее был устроен 12 декабря 1811 г., в день рождения Александра I. Газета "Северная почта" сообщала: "Всерадостнейший день рождения Его Величества Государя-Императора здешний Императорский Лицей ознаменовал особенным празднеством… по окончании Божественной службы, воспитанники собраны были в залу Лицея, где для приучения их к справедливости и беспристрастному суждению друг о друге, предложено им было, чтобы они сами избрали между собою отличнейших в учении и поведении. Когда же выбор их одобрен был… то имена отличившихся, в силу постановления о Лицее, в первый еще раз написаны золотыми буквами на белой доске и выставлены в той же зале Лицея… ввечеру дан был детский бал, и весь дом Лицея иллюминован".

Победа над Наполеоном, заграничные походы 18131814 гг., взятие Парижа — все это породило в Лицее культ Александра I. 27 июля 1814 г. лицеисты приняли участие в празднике, устроенном в Павловске в честь триумфального возвращения императора из Парижа. Праздник продолжался с 7 часов вечера до следующего утра. М.А. Корф вспоминал: "Живо помню праздник, данный в Павловске, по возвращении Александра из Парижа, в нарочно устроенном для того императрицею-матерью при "Розовом павильоне" Большом зале… Наш "Агамемнон", низложитель Наполеона, миротворец Европы, сиял во всем величии, какое только доступно человеку; кругом его блестящая молодежь,’в эполетах и аксельбантах… Как все это свежо в моей памяти, даже до красного кавалергардского мундира, в котором танцовал государь".

Пушкин по заказу И.И. Мартынова написал стихотворение "На возвращение Государя-Императора из Парижа в 1815 году":

"Тебе, наш храбрый царь, хвала, благодарение!

Когда полки врагов покрыли отдаленье,

Во броню ополчась, взложив пернатый шлем,

Колена преклонив пред вышним алтарем,

Ты браней меч извлек и клятву дал святую

От ига оградить страну свою родную".


Семейство любимое и любящее

В 1816-1822 гг. император редко появлялся в Царском Селе. Лицеисты встречались с государем в парке, в церкви, в домах Н.М. Карамзина, И. Вельо и других. Государь был внимателен к Лицею, прекрасно осведомлен о всех его делах, и почти все вопросы, касавшиеся этого учебного заведения, предоставлялись на Высочайшее усмотрение. По словам Е.А. Энгельгардта, воспитанников Лицея Александр I "любил, лелеял, как детей своих", хотя подчас выговаривал директору Лицея: "Твои воспитанники не только снимают через забор мои наливные яблоки, бьют сторожей садовника Лямина, но теперь уже не дают проходу фрейлинам жены моей".

Питая особое благоволение к директору Лицея Е.А. Энгельгардту, император часто беседовал с ним во время прогулок по Царскосельскому саду, ведя "продолжительные беседы, клонившиеся к благоустройству и будущности его питомцев". По словам М.А. Корфа, Энгельгардт "долго питал надежду на высочайшее посещение (Лицея), но она не сбылась, зато мы очень часто встречали государя в саду и еще чаще видали его, проходящим мимо наших окон к дому госпожи Вельо; наконец, видели его и всякое воскресенье в придворной церкви, где для Лицея было отведено особое место за левым крылосом, впереди остальной публики. Но он никогда не говорил с нами, ни в массе, ни с кем-либо порознь. Бывало только в летние вечера 1816 и 1817 года, при Энгельгардте, когда мы имели уже постоянный хор и певали у директора на балконе, государь подходил к садовой решетке близ лестницы у дворцовой церкви и, облокотясь на нее, слушал по несколько минут наше пение. И хотя балкон с этой стороны был задернут парусиною, но мы всегда узнавали, через тайных соглядаев, близость государя и бывало тотчас начинали петь "Боже, Царя храни!" по тогдашнему тексту и тогдашней английской мелодии".

По воспоминаниям лицеиста IV курса М.А. Белухи-Кохановского, лицеисты "имели счастие видеть его (императора) каждое воскресенье в церкви на обедне. Около 10 часов входил в церковь государь с государыней. За ними — дежурная фрейлина и свита; свита становилась несколько поодаль..."

9 июня 1817 г. Александр I принял участие в скромной церемонии выпуска 1 -го курса и обратился к воспитанникам с краткой напутственной речью. Позднее Е.А. Энгельгардт писал Ф.Ф. Матюшкину: "По прошествии шести лет он (император) сам опять благословил вас так же на вступление в действительную жизнь.… Помнишь ли еще 17 июня? Он составлял всю нашу публику; он был там не царем, а добрым отцом, посреди семейства любимого и любящего… Он видел только вас, осчастливленных его любовью; в глазах его блистали слезы сердечного умиления, радости при виде доброго дела своего; ваших — слезы сердечной благодарности".

Гению места

Данью признательности основателю Лицея был установленный воспитанниками 1-го курса в Лицейском саду памятник в виде гранитной плиты с надписью: "Genio loci (Гению места)". "Genius loci, — писал Е.А. Энгельгардт Ф.Ф. Матюшкину, — наш Александр".

По желанию императора Лицей был воссоздан в первозданном виде после пожара 12 мая 1820 г.  На другой день после пожара  Энгельгардт писал Матюшкину, что Лицей "по воле Государя должен быть отделан совершенно наподобие прежнего. Это редкий человек, этот Государь! На другой день после пожара он разговаривал со мною о восстановлении Лицея и с чувством, только ему свойственным, подтверждал несколько раз, чтобы все, даже живопись была точно так, как прежде: "Я уверен, что много тут заключается воспоминаний; жаль бы их уничтожать, жаль бы, если прежние воспитанники Лицея сделались бы ему чужды".

В начале 1820-х гг. император полон внимания к Лицею. Бывший воспитанник десятого курса, впоследствии министр просвещения А.В. Головин описывает внезапное появление Александра в парке среди лицеистов, заканчивающих третий курс в 1823 г. "Ты счастлив, Энгельгардт, — соизволил он сказать Егору Антоновичу.  — Ты окружен благородными любящими сердцами". Обращаясь затем к воспитанникам, Благословенный Монарх сказал: "Я доволен вашим экзаменом по наукам… Но сегодня Я здесь вижу экзамен по мне; вижу, что у вас сердца с чувством, любящие, признательные. Сохраните всегда эти чувства, дающие главное достоинство человеку".

В последние годы жизни отношение императора к Лицею резко изменилось. По Европе прокатилась волна революционных выступлений, причину которых император видел в "генеральном заражении умов", и в 1822 г. Царскосельский лицей был переведен из ведения Министерства народного просвещения в Ведомство военно-учебных заведений. Энгельгардт лишился благоволения императора и 14 октября 1823 г. вышел в отставку.

Несмотря на это охлаждение, бывшие лицеисты до конца жизни продолжали оставаться под обаянием личности императора Александра. Пушкин, который, по собственным словам, "подсвистывал" царю до конца его дней, в стихотворении "19 октября" (1825) призвал друзей-лицеистов поднять кубок за царя: "Он взял Париж, он основал Лицей".

Незабвенный основатель

В марте 1826 г. воспитанники третьего и четвертого курсов встречали в Царском Селе траурную процессию с телом покойного императора Александра. М.А. Белуха-Кохановский до конца жизни помнил "эти горестные, торжественные минуты, когда мы, оба курса, заняв указанные места, увидели приближающуюся колесницу! Был март месяц 1826 года; холодно в одних мундирах, заливаясь слезами бодро мы шли более трех верст от границ города до дворца… Старший наш курс удостоен был чести дежурства. Мы были разделены на три очереди, каждая имела два дежурства по четыре часа подряд. Мы стояли с правой стороны у стенки храма; камер-пажи впереди катафалка; особенное какое-то торжественно-возвышенное впечатление производило дежурство ночное; вся церковь, катафалк черные, освещенные множеством свечей, в завернутых крепом огромных канделябрах; тишина, негромкое, плавное чтение Евангелия… В назначенный… день процессия тронулась из Царского Села. Лицеисты заняли свои места, и мы проводили дорогой прах, через парк до выхода на шоссе и здесь с ним расстались".

Память об основателе Лицея была свята для лицеистов. Празднование лицейской годовщины начиналось с тоста "за признательную память основателя и благодетеля Лицея Александра Благословенного". В 1829 г. в зале Царскосельского лицея была установлена мраморная доска "по случаю открытия Лицея в Бозе почивающим государем-императором Александром Павловичем 19 октября 1811 г.".

Имя императора, основателя и учредителя, было официально присвоено Лицею при переводе его из Царского Села в столицу. Высочайшим указом от 6 ноября 1843 г. он был переименован в Императорский Александровский лицей.

В ознаменовании 50-летнего юбилея Лицея была выбита бронзовая медаль, на аверсе которой был изображен портрет Александра I с измененной строкой Пушкина "Он создал наш Лицей", а на реверсе — лицейский герб. Профильный портрет Александра I был помещен также на реверсе юбилейной медали в память 100-летия создания Лицея. Над портретом начертаны слова лицейского девиза: "Для общей пользы".

В 1889 г. перед зданием Александровского лицея установили бюст Александра I. Он был отлит из бронзы на заводе А. Морана по модели П.П. Забелло. В начале XX века в появившихся в Александровском лицее учебных календарях среди дней поминовения отмечалось 19 ноября — кончина основателя Лицея Александра Благословенного.

Портрет Александра I висел в актовом зале Александровского лицея; там же находился его бюст (копия бюста, хранившегося в покоях Александра I в Большом Царскосельском дворце), подаренный Лицею в столетний юбилей его бывшими воспитанниками. Оканчивающие курс лицеисты при прощании с Лицеем пели перед портретом императора "Вечную память".

Для всех лицеистов Александр I остался "незабвенным основателем Лицея", заветы которого "счастье человечества" и "общая польза" они выполняли в своей жизни.

Татьяна ГАЛКИНА, заведующая Музеем -дачей А.С. Пушкина

Царскосельская газета № 21 (9926) 26 мая 2011 года
 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 8454 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!