Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Селиверстов Иван Васильевич (1882 — 1942)

выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1900 года (золотая медаль), инженер, член русской и международной электротехнических комиссий, преподаватель Николаевской гимназии в 1910-е годы.

Фотоальбом Селиверстовых

 

Иван Васильевич Селиверстов — православный, сын крестьянина, родился 24 июня 1882 года в Царском Селе.1

Иван был второй сын в многодетной семье. У его отца,Василия Яковлевича Селиверстова, было 7 человек детей; двое умерли в раннем детстве, остальные все были живы до 1943 г.2

Отец Ивана Васильевича был из крестьянин Архангельской губернии Шенкурского уезда. Мальчиком, окончив сельскую двухклассную школу, он пешком за хлебными обозами ушел в город, где ценой большого труда окончил четырехклассное городское училище. Затем ему удалось пробраться в Петербург. Там он несколько лет работал на пристанях, разгружая баржи с лесом, или "водоливом". На складах лесопромышленника, Громова был замечен толковый и грамотный рабочий. Он был выдвинут хозяевами в контору и вскоре облечен доверием приказчиков и самого хозяина.

И.В. Селиверстов, 1900 г. Фонд МНГ

 

Василий Яковлевич Селиверстов, добившись улучшения своих материальных дел, съездил домой в деревню и увез оттуда свою невесту, Ирину Яковлевну, мать Ивана Васильевича, которую Иван Васильевич нежно, хотя и очень скрытно, любил. Ее портрет, скромной’ крестьянской женщины, всегда висел у него над столом.

Первое время жизни в Петербурге Ирина Яковлевна работала на табачной фабрике работницей. Ирина Яковлевна оставила работу на фабрике после рождения первых детей. С мужем они переехали в Царское Село, где отец Ивана Васильевича работал в той же конторе лесопромышленника Василия Федуловича Громова, по-прежнему успешно продвигаясь по службе. 

Здесь, в Царском Селе на Широкой ул. и родился сын Иван и остальные дети Василия Яковлевича Селиверстова.

прим. сост.: Судя по адресным книгам, в Царском Селе жил еще один Селиверстов, Дмитрий Иванович (р. 1822 г). 2-й гильдии царскосельский купец, в СПб купечестве состоял с 1862 г. Были ли эти Селиверстовы в родстве или знакомстве, мы пока не установили.

С 1 класса восемь лет Иван проучился в Императорской Николаевской Царскосельской гимназии.1

Отец Ивана Васильевича хорошо понимал цену образованию… Природный ум, крестьянская настойчивость и упорство вывели его в люди. Детям своим он мечтал дать образование, и для этого не жалел никаких средств. Сам он старался прививать им любовь к книге, к знаниям. В семье было традицией чтение по вечерам художественной литературы: Пушкина или Некрасова читали или старшаая дочь или Иван — старшие в семье.

Василию Яковлевичу, отцу Ивана Васильевича, удалось с помощью своих хозяев устроить сначала старшую дочь, в патриотическое училище-интернат, где девочкам давали образование за 6 классов и учили различным рукоделиям. Затем Василию Яковлевичу удалось опять-таки с помощью хозяев устроить, мальчиков, Ивана и Якова, в Николаевскую гимназию, а младшую дочь, Александру, в Мариинскую женскую гимназию.

Дети были очень способны, учились блестяще. Мальчики рано были отмечены начальством гимназии, как отличные ученики: так, Иван был дважды удостоен при переходе из класс в класс - в 1897, в 1899 гг- книги и похвального листа, в гимназических документах отмечен его интерес к математике. В аттестате только две четверки — по географии и французскому языку.1

В 1927 году, в Берлине, был опубликован сборник рассказов Сергея Горного  (одноклассник Ивана Александр Оцуп, взявший псевдоним — прим. сост.) «Всякое бывало», несколько рассказов которого посвящены Николаевской гимназии и его одноклассникам. Среди первых учеников класса Сергей Горный вспоминает Ивана Селиверстова, понимавшего математику «не учивши ее, а духом, из нутра».

Уже учеником 3 класса гимназии Ваня Селиверстов, стремясь к самостоятельности, начинает зарабатывать уроками. Его наперебой приглашают заниматься с богатыми и ленивыми товарищами. Мальчик старался возмещать материальные расходы на себя в семье. Гимназию он кончил в 1900 году с золотой медалью.1 Редкий случай, когда медаль достается крестьянскому сыну. Его сестре Александре дали только серебряную, золотую получила менее способная ученица, но дворянка по происхождению.

 

 

Однако Ивану Селиверстову, видимо, уже в ранней юности не по душе были некоторые черты характера отца, его наставления, советы, может быть заискивания перед хозяином, его деспотизм и домостроевский режим в семье.

Дальше Иван Васильевич продолжает образование в университете, поступив на физико-математический факультет С.-Петербургского университета.1 В семье Селиверстовых создается тесный кружок передовой студенческой молодежи, которая много и с увлечением читает, спорит, увлекается театром, посещает студенческие собрания и сходки.

И вот в один из вечеров, когда его старшая сестра, Иван и кое-кто из друзей были в Александрийском театре, дома в Царском Селе на Широкой тревога — обыск, полный погром в квартире. Сразу по приезде из театра Иван был взят под стражу и отвезен в Кресты. Предприимчивый отец, думая, вероятно, и о сыне и о себе, добывал всякие письма-ходатайства, а мать, тогда еще молодая девушка, ходила с ними по разным начальникам. Ивана спасли и вернули домой.

Селиверстов обещал стать талантливым математиком, был знаком с Анной Горенко (Ахматовой) во время ее учебы в Царскосельской Мариинской гимназии. Среди тех, кто посещал дом Горенко в начале 1900-х, Анна Ахматова упоминает выпускников этого класса Дешевого и Селиверстова, приятелей ее старшей сестры Инны.

«Я вспоминала, как дрожали руки у студента-репетитора (И.В.Селиверстова), когда он приехал зимой в Царское Село и рассказывал о 9 января».

Надо сказать, что уже будучи студентом Иван Селиверстов был репетитором Ани Горенко. Ю.Зобнин в книге о царскосельских годах Анны4, упоминает, что приятельствовал Иван со старшей сестрой Инной, которая и попросила Ивана подтянуть не слишком прилежную ученицу. Произошло это осенью 1901 года. по воспоминаниям Анны, Ивану не удалось подтянуть по всем предметам "нерадивую" ученицу, зато он смог заинтересовать её новинками русской и европейской поэзии.

Тот же Сергей Горный  (одноклассник Ивана Александр Оцуп, взявший псевдоним — прим. сост.) в рассказе "Улица" упоминает И. Селиверстова5

"… и поворот с Госпитальной на Магазейную, и большой, высокий, каменный дом с проволочной дырчатой вывеской и с висящими литыми буквами «Водопроводное Заведение Ивана Селиверстова»..."

Артефакт, связанный с этим водопроводным заведением сохранился в Царском Селе — люк Селиверстовъ.

 

В начале 1900-х годов семья Селиверстовых переезжает в Колпино. Василий Яковлевич дослужился до должности управляющего громовского лесного склада в г. Колпино. В Царском Селе осталась только старшая дочь Селиверстовых, вышедшая там замуж.

Некоторое время остальные члены семьи Селиверстовых живут в Колпино вместе. В этот период Иван Васильевич познакомился с Юлей Островской, очаровательной девушкой, дочерью служащего одного из Колпинских кирпичных заводов и начал встречаться с ней. Они мечтали о совместной жизни. Но — она полька. Кроме того, по мнению отца, Василия Яковлевича, она "не подходяща семье — легкомысленна". Используя разницу в вероисповеданиях, отец Ивана Васильевича через архиерея разводит молодых прямо в церкви перед самым обрядом венчания. В небольшом городке — это крупный скандал. Юля уезжает из своего дома навсегда. Иван Васильевич больше никогда не находит себе личного счастья; так и не построит семьи.

Никогда не сходившийся с отцом во взглядах, он уезжает из Колпино в Петербург.и там на Серпуховской в доме № 44 собирает всех братьев и сестер, с тем чтобы вместе наладить независимое существование. Туда же переезжает и его мать, которая к тому времени заболела и стала уже не нужна своему, когда-то нежному мужу; он в возрасте 65 лет женился во второй раз.

Иван Васильевич помогает братьям и сестре закончить высшее образование. Его авторитет в семье не ограничен. Вероятно, тогда его дома стали шутливо звать "дядя Сам" или просто "Сам".

Окончив в 1907 г. физико-математический факультет Петербургского университета и прослушав 3 курса в Петербургском горном институте, Иван Васильевич в 1909 г. поступил лаборантом в Электрическое отделение Главной палаты мер и весов.

Денег в новой семье было мало; зарплата И. В. Селиверстова, работавшего в Палате мер и весов, невелика. Вскоре начинает учительствовать в городской школе окончившая Бестужевские курсы сестра Ивана Васильевича Александра. Потом и она переходит работать в Палату мер и весов. Живут все почти безбедно. Правда, когда Иван Васильевич, не имея зимнего пальто, заболел воспалением легких, старшая сестра поехала к их отцу и добилась от него помощи для себя и младшего сына.

Но сам И. В. Селиверстов никогда к отцу не обращался и связи с ним не поддерживал. Когда тот состарился и стал нуждаться, он посылал ему деньги почтой, не встречаясь. Иван Васильевич не прощал ему и личных обид, и отношения к матери.

11 января 1910 года Иван Селиверстов допущен к преподаванию математики и вскоре он возвращается в альма-матер, в Николаевскую гимназию - 13 августа 1911 года он принят сверхштатным преподавателем математики, а с 1 января 1912 года Иван принят в штат Николаевской гимназии.11 В 1911-1912 году в гимназии был недостаток преподавателей математики и директор Мор был вынужден назначить молодым педагогам Селиверстову и Деларову (к слову, оба были выпускниками гимназии) вместо положенных 12 уроков математики в неделю — 16, несмотря на то, что оба получили в текущем году и классное наставничество, требующее у преподавателя свободное время на своих подопечных.12

Из характеристики, данной Ивану директором гимназии Я.Г. Мором в 1912-1913 гг:7

  1. Научная подготовленность преподавателя очень хорошая
  2. Педагогические умения и опытность прекрасные
  3. Знает своих учеников хорошо, обращение с ними самое желательное
  4. Добросовестность и отношение к делу образцовые
  5. Авторитет преподавателя в классе вполне удовлетворителен
  6. Интерес учеников к предмету живой
  7. Дополнительные занятия с учениками проводит
  8. Стремится к совершенствованию знания своего предмета
  9. Успешность его учеников: 1 кл. — 81%, 2 кл. — 86%, 3 класс алгебра — 94%, арифм. -77%, в 5 кл. алгебра — 91%, геометрия — 965; на след. год: в 4 кл. алгебра — 90%, геометрия — 93%, в 6 кл. алгебра — 78%, геомт. — 90%, матем. в 8 кл. — 100 %. 

 

Иван был классным руководителем выпускного 8 класса, выпустившегося в 1913 году, это был его первый и последний выпускной класс, на следующий год Мор ему назначил сразу 2 класса — III и V. На 1913 год его жалование составило 2100 руб. годовых, из которых 900 руб. за 12 уроков математики, классное наставничество над двумя классами еще 1200 руб.11  

В 1914 году новый директор гимназии, сменивший Мора, К.И. Иванов представлял ивана к Ордену Св. Станислава 3-ей ст. В представлении на награждение было отмечено, что чина он не имел, оклад у него был 2000 рублей, и до этого момента Иван знаков отличия не имел.8  

В 1914 г. все мужчины Селиверстовы ушли в армию. Иван был направлен в инженерные войска. Все они, очевидно, имея высшее образование, получили офицерское звание. Рядовым был только муж младшей сестры Александры — студент университета.

Тот же Сергей Горный в рассказе "Муромцев приехал" напишет, что с началом Первой мировой войны Селиверстов добровольцем на фронт: «надел крест-на—крест башлык, прицепил кобуру. Вздулась у него горбом на спине — простая, рабочая, офицерская шинель. Так и ушел на фронт навсегда».

Однако, Горный ошибался — Иван Васильевич не погиб на фронте. Вскоре был произведен в первый офицерский чин и получил назначение в войска связи. Полковник А. В. Водар привлек его для работы в организованную им Центральную военную электротехническую лабораторию, где Иван Васильевич зарекомендовал себя как активный работник при создании отдела беспроводной связи.

 

М. А. Бонч-Бруевич, 1909 год

 

При прохождении военной службы он неоднократно встречался с М. А. Бонч-Бруевичем и с другими военными радистами, группировавшимися вокруг проф. В. К. Лебединского, с многогранной деятельностью которого он уже раньше познакомился в Палате мер и весов. Иван вместе с Бон-Бруевичем приезжал в отпуск по служебным делам в семью Селиверстовых, на Серпуховскую. Иван Васильевич был в отпуске в период войны еще и по случаю смерти своей матери.

Встреча с таким энтузиастом радиосвязи, каким был уже в то время М. А. Бонч-Бруевич, произвела на Ивана Васильевича неизгладимое впечатление и явилась переломным моментом в его жизни. Он не раз бывал на Тверской радиостанции в "внештатной" исследовательской лаборатории М. А. Бонч-Бруевича и своей солидной математической подготовкой и знаниями из области теоретической физики и техники был полезен коллективу этой лаборатории на первых шагах ее деятельности.

Неподалеку от лаборатории он получает большую квартиру. Вместе с ним постоянно живут М. А. Бонч-Бруевич, Л. Н. Салтыков, часто гостит П. А. Остряков. Поздно засиживаются на работе, продолжают работать дома в кабинете Ивана Васильевича.

В это время овдовела старшая сестра Ивана и с тремя детьми осталась без средств, без специальности. Её дочь попала на попечение Ивана Васильевича (Именно эта племянница — Л.С. Худолей,  позднее напишет воспоминания о своем дяде Иване Васильевиче, которые легли в основу этой статьи — прим. сост.). Кроме того, он систематически посылал деньги своей сестре, помогая ей поднимать детей. Да и кому только не помогал Иван Васильевич! К примеру,  он помогал одной почти незнакомой ему старушке, которой когда-то помогала его покойная мать.

М. А. Бонч-Бруевич увлек его своими широкими планами развития радиосвязи и своим пониманием ее культурного значения и покорил своей недюжинной одаренностью. Деловые отношения скоро перешли в тесную дружбу, связавшую их навек. Поэтому, когда была создана Нижегородская радиолаборатория, Иван Васильевич одним из первых вошел в ее немногочисленный сначала коллектив и целиком отдался решению задач, возложенных на него правительством.

В 1917 г. состоялся переезд из Петрограда ряда будущих работников Нижегородской радиолаборатории сначала в Тверь, а потом в 1918 г. в Нижний Новгород.

 

Группа основателей НРЛ.
Сидят слева направо: В.К.Лебединский, М.А.Бонч-Бруевич, И.В.Селиверстов, П.М.Антохин.
Стоят слева направо: А.А.Бабков, Я.А.Бабков, И.А.Леонтьев, Н.М.Марков. Л.И.Кабошин.

 

Все сотрудники радио-лаборатории жили на Большой Варварке в одном доме. В квартире с Иваном Васильевичем жил М. А. Бонч-Бруевич, В. Т. Зенкевич, его мать.Быт сотрудников радиолаборатории был  своеобразный и неповторимый. Весь дом жил одной большой семьей. Все радости, творческие победы, успехи, все семейные переживания — все было общим. Мужчины без выходных и без свободных вечеров проводили на работе. А женщины, не делившие детей на своих и чужих, поочередно гуляли с ними по "Откосу" на Волге, устраивали детские праздники, елки и т. п.

Очень занятый в то время Иван Васильевич находил тем не менее время, занимался с племянницей английским языком. Он и сам непрерывно совершенствовал свои знания в языке и уже свободно) переводил все нужные для него тексты.

Все эти очень занятые, серьезные люди были заботливы и чутки к коллективной семье. Хозяйство вела старушка — мать Зенкевича. Но и Иван Васильевич, и Михаил Александрович Бонч-Бруевич — все дежурили по кухне по очереди. Иногда, очень редко, бывали общие праздники. Взрослые и дети ездили на целый день за Волгу или на остров.

Весной 1920 г. Иван Васильевич уехал на юг разыскивать жену М. А. Бонч-Бруевича. Кроме того, младшая сестра Ивана Васильевича Александра тоже оказалась в тяжелом положении с ребенком на юге, разыскивая попавшего в плен мужа. Иван Васильевич уехал и… пропал. Но задачу свою он выполнил, хотя он попал к белым и едва спасся от расстрела. Однако женщин Иван Васильевич разыскал и благополучно привез в Нижний Новгород.

Уже через несколько недель он стал основным сотрудником НРЛ, непосредственным помощником руководителя, взяв на себя всю административно-хозяйственную и организационную работу. В одном из писем к проф. В. К. Лебединскому М. А. Бонч-Бруевич называет его незаменимым помощником, выручившим лабораторию из очередного финансового затруднения, в которое она попала вследствие недосмотра бухгалтера.

He чувствуя себя готовым к оригинальным исследованиям в новой области техники, но отчетливо понимая значение и срочность намеченных работ, Иван Васильевич по своей добросовестности и скромности взял на себя трудную и неблагодарную роль: руководить административно -финансовой частью, пожертвовав возможностью проявить свои научно-технические способности. Это в те времена было самоотверженным поступком ради успеха дела и в интересах личной дружбы.

В той области, которую взял на себя Иван Васильевич, благодаря напряженному вниманию и неустанному труду он быстро достиг блестящих успехов. Ему НРЛ обязана рациональной постановкой производства, обусловившей изумительные и поныне не превзойденные темпы изготовления макетов новой аппаратуры и срочное строительство радиостанций "Малый Коминтерн", "Большой Коминтерн", "Новый Коминтерн", передатчиков и приемников для коротковолновых линий, а также для очередной текущей экспериментальной работы.

После реорганизации НРЛ в 1923 г. Иван Васильевич взял на себя обязанности помощника директора по административной и производственной части. Из общих мастерских, которые работали по схеме специализированных цехов — вакуумного, металлообрабатывающего, электромонтажного, деревообделочного и конструкторского бюро, Иван Васильевич выделил небольшую группу, числом около 10 человек, из мастеров-универсалов высокой квалификации, которые могли выполнять без чертежей по словесным указаниям сотрудников все виды технологических работ, которые могли понадобиться при экспериментах в лаборатории.

Благодаря усилиям Ивана Васильевича, работа производственной базы приобрела предельную гибкость, с которой не могли конкурировать производственные базы промышленности; выполнение заказов в них проходило в привычной издавна последовательности по отработанным до конца чертежам и без возможности вмешиваться в ход производственного процесса.

Иван Васильевич по-прежнему остался помощником директора по производству и 1925 г., когда НРЛ из Наркомпочтеля перешла в ведение научного отдела ВСНХ.

При переводе НРЛ в Ленинград в 1928 г. Иван Васильевич переехал туда вместе со всем коллективом.

В Ленинграде снова собирается семья Селиверстовых. Молодежь свою жизнь начала строить самостоятельно, а старшему поколению трудно было менять свои привычки. При всем искреннем желании быть полезным для близких Иван Васильевич по существу остался совсем одиноким. Скромный во всем, что касается личных потребностей, чуткий и душевный к людям, несколько замкнутый и молчаливый. И еще — редкая организованность и трудолюбие. Короткий отдых тут же за обедом и — снова за письменный стол. Никто никогда не видел его отдыхающим среди дня на кровати. Спартанская койка днем стояла в чехле из черной клеенки.

Он по-прежнему оставался незаменимым помощником М. А. Бонч-Бруевича и взял на себя основную работу по расширению помещений ЦРЛ и строительству зданий.  Но всего три года лаборатория подверглась реорганизации и превратилась из ведущего Всесоюзного научно-исследовательского учреждения в ведомственную лабораторию, обслуживающую в первую очередь лишь нужды радиотехнических заводов Треста. В 1931 г. многие ведущие сотрудники, и в их числе одним из первых М. А. Бонч-Бруевич, покинули лабораторию.

В этих условиях исчез основной интерес к работе в ЦРЛ и у Ивана Васильевича. Он перешел сначала в Физико-технический институт АН СССР и некоторое время работал под руководством академика А. Ф. Иоффе по изучению тонкослойной изоляции, а потом в Ленинградский институт киноинженеров, где целиком отдался педагогической деятельности. Он был утвержден доцентом по кафедре электротехники, читал ряд общих и специальных курсов и руководил дипломным проектированием. Одно время он выполнял даже обязанности декана. Его труды получили справедливую высокую оценку и присуждение нескольких премий. На этой работе его захватила Великая Отечественная война и блокада Ленинграда.

После объявления войны первым шагом Ивана Васильевича была попытка отправиться на фронт добровольцем, но военкомат на основании достигнутого им предельного возраста и по состоянию его здоровья отказался зачислить его на строевую должность, и ему пришлось с этим примириться. Он решил отдать силы оборонной работе по месту службы.

Была все же одна слабость у дяди Сам — это его "псы". Так он называл двух такс Дэнди и Джони. Первое, что он спрашивал, входя в дом с работы: — "Скажите, пожалуйста, псов кормили?" Блокадный паек делился с псами.

Иван Васильевич ни на минуту не верил в возможность падения Ленинграда. Он считал своим долгом оставаться в осажденном городе, следя за сохранностью тех ценностей Института киноинженеров, которые не были эвакуированы, и пытаясь наладить в помещениях института работы в помощь обороне.

Последний раз его видела племянница в двадцатых числах августа 1941 г. Полубольной, стареющий, он показался ей несколько рассеянным и растерянным. "Трудно сейчас что либо решать," — ответил он на предложение уехать со ней (она уезжала директором интерната). "А мать ты забирай, это правильно".

В 1942 г. весной племянница, живя на Урале, получила письмо от Ивана Васильевича и его сестры Александры. "Собираемся к Вам", — писали они. Но не успели. В апреле 1942 г. двое из братьев Селиверстовых, Иван Васильевич и Николай Васильевич, умерли. Дети похоронили их на кладбище в общей могиле жертв ленинградской блокады.9

 

Бровкина Т.Ю., зав.Музеем Николаевской гимназии. Документы ЦГИА публикуются впервые

 

Источники:

  1. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп.1, Д.8889. 1900. ЛЛ.113, 130. Сведения о выпускниках 1900 года 
  2. Нижегородские пионеры советской радиотехники: Селиверстов Иван Васильевич/ Б.А. Остроумов, Л.С. Худолей
  3. Фотография Ивана-гимназиста из частной коллекции©, копия передана Музею Николаевской гимназии
  4. Ю. Зобнин. Ахматова. Юные годы Царскосельской Музы. СПб, 2016.- 544 с.
  5. Сергей Горный. "Улица". Рассказ из сборника "Всякое бывало". Берлин, 1927 г.
  6. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп.1, Д.12689. 1911. Л.16 17. Личный состав служащих Николаевской гимназии в 1911 году
  7. ЦГИА СПб. Ф.139, Оп.1, Д.13222. 1912. Л.122-123 Характеристика на преподавателя И.В. Селиверстова, Д.13744. 1913. ЛЛ.151-152
  8. ЦГИА СПб. Ф.139. Оп.1, Д.14307. 1914. Л.65. Представление на награждение преподавателей ИНЦГ в 1914 году
  9. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  10. Селиверстов Иван Васильевич, 1882 г. р. Место проживания: Бородинская ул., д. 1, кв. 45. Дата смерти: апрель 1942. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 27)
  11. ЦГИА СПб. Ф.139. Оп.1. Д.13744. 1914. Л.28; Д.13222. Л.103
  12. Д.13222. Л.160

 

опубликовано 09/2013, отредактировано 03/2019

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3273 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!