Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Веретенников Матвей Яковлевич

Среди русских крепостных были выдающиеся мастера, работавшие в технике маркетри, но большая часть их изделий осталась безымянной. Изучение творческой манеры и технических приемов набора двух подписных столов М. Веретенникова, крепостного графа А. Салтыкова, из собрания Государственного Исторического музея, позволило связать с именем этого мастера целый ряд мебельных предметов, среди которых такие выдающиеся произведения, как два бюро, находящиеся ныне в собраниях музеев-заповедников «Царское Село» и «Гатчина».

История перемещения царскосельского предмета по императорским дворцам прослеживается лишь схематично: в конце XVIII века он находился в Эрмитаже, затем в Английском дворце в Петергофе, а с 1868 года — в Большом Царскосельском дворце.

Бюро-цилиндр. Санкт-Петербург. Мастер М. Я. Веретенников. После 1787 (все фотографии бюро)


Сосна, дуб (основа); клен, клен мореный, самшит, орех, чинара, черное дерево, сахардан, розовое дерево, яблоня, палисандр; перламутр, сафьян, бронза; набор, литье, чеканка, золочение. 158 х 126 х 85 Поступление: из исторической коллекции.  Инв. № ЕД-135-V.

Корпус бюро с цилиндрической крышкой опирается на четыре круглые, сужающиеся книзу ножки; в подстолье размещены два, за цилиндрической крышкой - девять выдвижных ящиков; над цилиндром -шкафчик с двумя дверцами-жалюзи, увенчанный бронзовой балюстрадой. Вся поверхность предмета помимо орнаментальных и цветочных композиций украшена наборными сценами, посвященными путешествию императрицы Екатерины II в Тавриду.

В 1888 году бюро, стоявшее в это время в Белой столовой, было внесено в опись Д. Григоровича и отмечено тремя звездочками — высшей оценкой художественности предмета. Григорович писал: - Все части, как передняя, так и боковые, украшены орнаментами и аллегорическими сюжетами в античном вкусе, исполненными деревянной цветной мозаикой и имеющими отношение к эпизодам из царствования императрицы Екатерины II. Русская работа конца XVIII ст.».

Несмотря на свидетельство известного автора, предмет долгое время считался работой немецких мастеров или выдающегося французского мебельщика Ж.-А.Ризенера: авторы не допускали возможности изготовления столь великолепной вещи русским крепостным (только Е. Лукомский считал бюро работой охтинских мастеров).

Между тем, помимо свидетельства Д.Григоровича, существовал еще один источник атрибуции: И.Г.Георги в конце XVIII века, в описании достопримечательностей Эрмитажа, упоминал бюро, «на коем изображены разные произшествия в путешествии Ея императорского величества в Таврическую область, работанный крестьянином Е Салтыкова».

Между прочим, внимание И. Г. Гeopra к этому предмету привлек Г. Державин, сопровождавший путешественника при осмотре императорских коллекций. Надо полагать, в это время имя мастера было широко известно в столице, знал его и придворный поэт, однако Георги не упомянул Веретенникова в своем описании, и со временем имя исполнителя мебели было забыто.

Бюро, созданное М. Веретенниковым, относится к типу бюро-цилиндра, изобретенному французскими краснодеревцами. Его простой силуэт и гладкие поверхности идеально подходили для декорировки картинами в технике наборного дерева. Избыток декора отличает всю без исключения мебель, приписываемую Веретенникову. Мастер словно стремится продемонстрировать все тонкости своего ремесла: виртуозное владение техникой набора, неисчерпаемую фантазию в выборе и компоновке элементов орнамента, знание законов перспективы. Любопытно, что он украшает даже те места в мебели, которые не видны зрителю (прием, свойственный народным мастерам, стремившимся декорировать всю поверхность предмета).

Работы Веретенникова отличает еще одна черта, присущая русскому прикладному искусству – способность немедленно отзываться на главные современные события, новые веяния в общественной и культурной жизни.

Сюжеты набора в аллегорической форме рассказывают о событиях посещения Екатериной II завоеванной Новороссии и Крыма. Путешествие было хорошо продуманной политической акцией, цель которой - продемонстрировать, что Россия прочно обосновалась в Крыму и Северном Причерноморье, только что отвоеванных у Турции, а поводом - подведение итогов деятельности на этих территориях светлейшего князя Г.А. Потёмкина.

Центральная композиция изображает высадку императрицы со свитой на берег, навстречу процессии, направляющейся к ней с ключами (в символическом смысле — от Царьграда).

На левой боковой стороне императрица показана присутствующей при строительстве маяка, а на правой представлены жрец у жертвенника и несколько человек со скрижалями, на которых читаются надписи «Законы Великой Екатерины II матери [отечест]ва» и «Для благоденствия своих верноподданных», символизирующие заботу императрицы о новых гражданах России.

За цилиндрической крышкой находятся выдвижная столешница и девять ящиков, три из которых (центральные) помещаются за шторкой; боковые стенки внутреннего объема украшены композициями из букетов цветов. Над цилиндром — шкафчик с двумя дверцами-жалюзи, за которыми скрываются ящички.

На его боковых сторонах — наборные орнаменты с арабесками, листьями аканта, вазами, жемчужником, обрамляющие круглый медальон с сидящей фигурой. На боковой полукруглой плоскости шкафчика в медальонах изображены триумфальный въезд римского полководца, приветствуемого воинами, и сидящий полководец, принимающий от воина бунчук. Венчающая бюро полка с бронзовой балюстрадой также украшена наборным видом города на берегу реки, с лодками, кораблями, храмами и монастырем. Тема приморского города повторяется и в наборе на боковых обвязках подстолья.

Каждое из изображений представлено как картина в раме из гротескного орнамента, с гравированной табличкой с надписью на латыни, французском и русском языках, содержащей имя мастера: «Ево превосходительства действительного штатского советника Александра Васильевича Салтыкова служитель мастеръ Матвей Яковлевъ сынъ Веретенниковъ». Наличие этой надписи — бесспорное признание заслуг русского мастера.

О заказе и принадлежности бю¬ро императрице свидетельствует ее вензель на обелиске, который размещен на перемычке, поддер¬живающей полку. Опирается бюро на четыре круглые, сужающиеся книзу ножки, декорированные спиралевидно расположенным husk-орнаментом.

Бюро было изготовлено в конце 1780-х годов, по возвращении императрицы из длительного путешествия: Екатерина II выехала из Царского Села 7 января 1787 года и в июле этого же года вернулась в любимую резиденцию, где ее встретили старшие внуки Александр и Константин.

Этот предмет — свидетельство имперских амбиций императрицы, уникальная иллюстрация знаменитого «греческого проекта» Екатерины Великой, мечтавшей об изгнании турок из Константинополя и восстановлении Византийской империи, на сей раз от Северного до Средиземного моря.

Наборные картины, украшающие бюро, стали откликом на освоение Крыма. В результате победы России над Турцией в войне 1768-1774 годов и уступки крымским ханом Шагин Тиреем своих прав на полуостров он стал провинцией России.

Существует предположение, что рисунки для наборных композиций подготовил Н.Львов, архитектор и рисовальщик, сопровождавший императрицу в составе свиты. Однако среди приглашенных в путешествие был и английский художник У.Хэдфилд, оставивший альбом из 26 листов с зарисовками увиденного в пути. Все входящие в него акварели подписаны и датированы: Hadfield. 1787.

На последнем листе к подписи и дате добавлено указание на место создания: St Petersburg. «Хотя художественный уровень акварелей не является выдающимся, они примечательны и уникальны тем, что представляют собой живописный дневник тех мест, которые посетила Екатерина во время своего путешествия на юг», — отмечает известный английский исследователь Э. Кросс. «В большинстве своем акварели представляют виды Киева или Крыма, — пишет он далее, — но несколько из них отражают реальные события, такие как пожар, охвативший Смоленск во время пребывания там императрицы, празднества в Киеве, отплытие Екатерины из города, ожидающих ее прибытия украинских девушек с цветами, спуск на воду корабля в Херсоне и общественные рупальни в Бахчисарае. Нет никаких потемкинских деревень, но зато есть виды Кременчуга и Кафы, нового порта в Севастополе, карантина в Балаклаве, Татарского кладбища и дворца в Бахчисарае». Эти акварели — «Агличанина Галлфилда красочные изображения некоторых городов и происшествий, относящихся к путешествию Ея Императорского Величества в Таврическую область» — упоминает и И.Г.Георги, описывая графическое собрание Императорского Эрмитажа. П

рекрасные акварели, выполненные по зарисовкам с натуры, — своеобразная хроника событий и мест, в которых побывал кортеж императрицы. Можно допустить, что, вернувшись в Санкт-Петербург, Хэдфилд предоставил рисунки для наборных композиций бюро, заказ на которое в это время получил М. Веретенников. О том, что художник завершал некоторые акварели в Петербурге, свидетельствует один из листов, помеченный указанием места. Таким образом, вопрос об авторстве эскизов, использованных при создании наборных картин, украшающих бюро, по-прежнему остается открытым.

Творческая манера М.Веретенникова выделяет его из ряда русских мебельщиков конца XVIII века. Не исключено, что мастер был знаком с работами Д. Рентгена: техника набора Веретенникова очень близка манере немецкого виртуоза.

Творческая манера Веретенникова существенно отличается от других, встречающихся в русской мебели. Ее можно охарактеризовать как «живописную» — настолько технически безупречно и выразительно по цвету переданы портретное сходство, пластика фигур, сложные драпировки и многоплановые пейзажи. То обстоятельство, что Веретенникову принадлежит значительное (кроме бюро) число мебельных предметов, выдающихся в своей уникальности, изготовленных по заказам императорского Двора и высокопоставленных особ, заставляет думать, что мастер, будучи крепостным, графа Салтыкова, был отпущен на оброк, жил и работал в Петербурге. Становится также понятным, почему заказчик парных столиков пожелал иметь подпись изготовителя на лицевой стороне столешницы одного из этих предметов. Это еще одно доказательство того, что имя мастера было хорошо известно в столице и владелец гордился авторской работой виртуоза, выполнявшего заказы императорского Двора.

Источник:

  • Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы. Альбом. Автор - составитель И.К. Ботт.-СПб.:Аврора, 2009.-256 с., ил.
Рейтинг: +2 Голосов: 2 5456 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!