Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Захаржевский Яков Васильевич (1780 – 1865)

«Главноуправляющий Дворцовыми Правлениями и городом Царское Село»

 

Почти полвека во главе управления Царским Селом стоял один из самых выдающихся управляющих –Яков Васильевич Захаржевский (23 октября 1780 — 2 марта 1865).  Жизнь его была большая и яркая, а прожил он 85 лет.

Происходил Я.В. Захаржевский «из малороссийских дворян», образование получил в Шкловском благородном училище графа С.Г. Зорича, из которого был выпущен подпоручиком артиллерии. На службу поступил 19 июня 1799 г. в 1-й осадный батальон, переформированный 7 марта 1800 г. в 1-й артиллерийский полк, находившийся в С.-Петербурге. В кампанию 1806 – 1807 гг. Захаржевский находился в Пруссии, участвовал в сражениях против французских войск. В генеральном Бородинском сражении Яков Васильевич был ранен картечью в правую ногу; участвовал также в сражениях под Малоярославцем и Вязьмой; был награжден сначала орденом Св. Владимира 4 степени с бантом, затем орденом Св. Анны 2 степени и чином полковника. В Лейпцигской битве Захаржевский командовал батареей и, находясь в перекрестном огне батарей, удержал место, сбил неприятельскую батарею, но сам лишился правой ноги ниже колена. За отличие в этом деле Я.В. Захаржевский получил орден Св. Георгия 4 класса и 3000 рублей ассигнациями на лечение раны.

В 1809 году был высочайше утверж­ден план застройки Цар­ского Села. Проведение работ по застройке города и стало главным делом жизни Я. В. Захаржевского, назначенного 13 февраля 1817 г. по указу императора Александра I управляющим Царскосельским Дворцовым Правлением и полицией города Царского Села.

В том же году (23 апреля) по указу императора Царскосельское дворцовое правление перешло из ведения Гоф-интендантской конторы в подчинение самому императору. После этого Александр I 12 мая 1817 г. подписал указ на имя Захаржевского, гласивший: «Поручив управлению Вашему город Царское Село и представя Вам иметь начальство над тамошним дворцовым правлением независимо от Гоф-Интендантской конторы — я признал за благо, для удобнейшего действования по единоначальству, возложить на попечение Ваше и все части, до устроения сего города относящиеся, кои были до селе в непосредственном заведывании и распоряжении обер-гофмейстера графа Литта. Вследствие чего и повелеваю Вам принять от него в свое ведение, как все дела, счеты и денежные суммы по городу Царскому Селу, так и вновь устроенные в оном больницу и богадельню, со всею к ним принадлежностию...».

На Захаржевского императором также возлагалось и «все хозяйственное распоряжение по Царскосельскому дворцу, по всем его частям», которое предполагало заготовление материалов для строительства и наем работников, составление ведомостей предметов убранства дворца и садово-парковые работы. Придворная контора предоставила ему опись дворцовой мебели. Новая ведомость мебели, посуды и столового белья была начата при Захаржевском. По его предложению, для большего порядка были введены специальные прошнурованные тетради для записи выдачи и возврата мебели и других вещей из кладовых. Такие же тетради были выданы и садовым подмастерьям.

По предписанию начальника Главного штаба Захаржевский должен был ежегодно представлять описи вещей и каталог книг, принадлежащих императорской семье и находившихся в загородных дворцах, в том числе и царскосельских. В своих ежегодных отчетах по Царскосельскому дворцовому правлению Яков Васильевич очень подробно описывал все ремонтные работы по дворцам и павильонам. Из этих же отчетов видна большая работа по благоустройству парков, в них точно указаны перестроенные мосты, проведенные дороги, прорытые канавы и даже посаженные деревья.

Царскосельское Дворцовое Правление заведывало дворцами, садами, парками, казенными зданиями, дорогами и Царскосельской вотчиной. При Главноуправляющем состояла его канцелярия, которая кроме дел по дворцовому управлению, занималась делами по управлению городом Царским Селом, городской больницей и богадельней, городской полицией. При Захаржевском штат канцелярии был довольно большим, тем не менее, он периодически увеличивался. Главноуправляющий заботился о служащих Царскосельского дворцового правления, как и других дворцовых правлений, входивших в его ведение.

В 1817 г. в подчинение Я. В. Захаржевского поступили Ораниенбаумское и Петергофское дворцовые правления, а в 1828 г. и Гатчинское. На службу принимали чиновников знающих и с хорошей репутацией, отличившиеся на службе награждались, недостойные наказывались.

Многие желали воспользоваться участком для постройки дачи, но когда они представили свои планы к утверждению Захаржевскому, он так придирался к ним, что приходилось три и четыре раза представлять планы, пока наконец план приходился во вкусе господина начальника города. (Понятно, что эти затруднения отбивали у многих охоту строиться, и они продавали свои участки.

Чтобы составить представление о деятельности Я.В. Захаржевского, достаточно прочитать благодарственные рескрипты от трех императоров, во времена которых проходила его служба. Александр I был доволен службой нового управляющего. Так 16 декабря 1817 г. «за усердие и попечительность, коими сохранен Царскосельский дворец, во время случившегося в нем пожара, получил Высочайший рескрипт, с изъявлением совершенной признательности». Заслуги по руководству Царскосельским, Ораниенбаумским и Петергофским правлениями были оценены по достоинству — 11 ноября 1819 г. управляющий получил орден Св. Анны 1 -й степени.

В рескрипте от 25 июня 1820 г. Якова Васильевича и его подчиненных благодарили за совершенный порядок и неизменное исполнение указаний императора. В 1820 г. Захаржевский возглавил комиссию по восстановлению Царскосельского дворца после пожара. Переписка с художниками и мастерами свидетельствует о его активной деятельности по возрождению интерьеров дворца и придворной церкви.

В 1821 г. (30 августа) император снова отметил службу главноуправляющего, знаком благодарности стала табакерка, украшенная алмазами с вензелем императора. Через два года (27 апреля 1823) Захаржевский вновь был награжден за службу алмазными знаками ордена Св. Анны 1-й степени.

Император Александр II так отметил его заслуги: «Шестидесятилетняя постоянная усердная служба ваша, отличается примерным рвением, неустанным трудом и благоразумным распоряжением содержатся все вверенные вашему управлению части в совершенном благоустройстве и в отличном порядке. Такое долговременное, ревностное истинно полезное служение ваше, обратившее на себя внимание двух императоров, моих предшественников, приобрело вам полное право и на мою особенную вам признательность».

Яков Васильевич в делах службы был очень строг, некоторые, особенно садовники, его даже побаивались. Известны многочисленные анекдоты на эту тему.

Один из них привел в своих воспоминаниях полицмейстер Н. И. Цылов: «При императоре Александре I главным садовником был Федор Федорович Лямин, который по высочайшему повелению в 1814 г. переведен был из садовых мастеров Каменноостровского сада к Царскосельским садам. Государь Александр Павлович его очень любил. Во время прогулки императора по саду Лямин всегда сопутствовал Его Величеству. Однажды Государь взял Лямина под руку. Лямин завидевши издали, что навстречу императору идет Яков Васильевич, тотчас выдернул свою руку. Государь остановился и спросил Лямина: „Это что значит?", — „Идет Яков Васильевич", — отвечал Лямин».

Генерал Захаржевский, руководивший застройкой города, особое внимание уделял поддержанию чистоты на улицах и в парках. После дождя лично проверял состояние дорог, отмечал появившиеся ямки и приказывал их засыпать.  Проезжая по улице, он останавли­вался у каждой лужицы и приказывал будочнику вколотить кругом ее колышки, — и так на всех улицах: этим способом он отыскивал неровности. Рано утром эти неровно­сти подсыпались мелким булыжником с песком, затем поливались водой — для проверки их устра­нения. По свидетельству очевидцев, улицы города сохраняли вид хорошего паркетного пола. Проезжая по ним, не ощущалось колыхания, а час спустя после проливного дождя можно было перейти дорогу в атласных сапожках, не запачкав их.

Не уступали в ухоженности городским и садовые дорожки. Требования чистоты и порядка в садах и на улицах доходили до педантизма. «Ведомости» за 1811 год объявляли об устройстве в новом саду проезжих и пешеходных дорог с планировкою и выстилкою дерном, о насыпке Дворцовой площади щебнем и песком. Множество рабочих, ежедневно наполняющих парк, постоянно подметали дорожки, как только кто-нибудь проезжал верхом или даже проходил пешком; подчищали и подрезали газоны, которые были удивительно красивы. Ездить в садах извочикам не позволялось, а гуляющим запрещалось что-либо бросать в аллеях. Знающие Я В. Захаржевского прятали апельсиновые корки в карманах, а ежели кто и осмеливался бросить, то немедленно прибегал мальчик с корзиною и подбирал оную. Цветы в Царскосельском саду не смели блекнуть, а стволы деревьев скоблились и мылясь. Посетителям запрещалось ходить потраве, бросать что-либо, выгуливать в парках собак и ловить рыбу в прудах. Нарушитель платил штраф 1 рубль в пользу садового ученика, увидевшего нарушение. Существовала версия, по которой управляющий, желая выловить офицеров, топтавших газон во иремя верховой езды, однажды переоделся в китайца… Ну да это была лишь выдумка, пушенная в свет молодыми повесами. Но в каждой шутке есть доля правды, а методы, которыми пользовался Захаржевский для поддержания безукоризненного порядка и привлекательности Царского Села, были действительно самыми разнообразными.

Однажды Великий князь Михаил Павлович заявил раздраженно Захаржевскому: «Из-за твоей чистоты в парке и плюнуть некуда поставь песочницы». За порядком в парке следили отставные солдаты (инвалиды) и ученики садовника. О любви Якова Васильевича к чистоте и порядку упоминает граф Ф. П. Толстой: «Захаржевский выходил из себя, когда кто-нибудь вступал на траву, и многие из молодежи, чтобы бесить Захаржевского, завидя его, с намерением входили на траву, и Захаржевский, забыв о своей деревянной ноге, с запальчивостью спешил догонять убегавших, которых догнать не мог».

На жителей, не поддерживающих в чистоте территории и участок улицы около своих домов, накладывались солидные штрафы. Как свидетельствует один из современников, он был оштрафован на 30 рублей за то, что Захаржевский, проезжая мимо его дома, обнаружил на улице, которая перед этим была подметена, “три куска испитого лимона”. Зимой все улицы очищались от снега, который складывался в кучи по сторонам.

Для жителей города и крестьян окрестных деревень были разработаны правила по соблюдению чистоты на улицах. Крестьянам предписывалось каждую субботу мыть в домах полы, окна, двери. Захаржевский лично проводил внезапные проверки выполнения правил. Среди архивных документов часто встречаются всевозможные предписания Захаржевского полиции Царского Села относительно чистоты на улицах и в обывательских дворах.

Однажды в саду он увидел наследника, будущего императора Александра II, ехавшего по дорожке для пешеходов, и почтительно предложил ему вернуться, сказав: «Вы тот, который должен служить примером, а не делать беспорядки». Наследник, переконфузившись, поехал обратно и до воцарения своего не любил Захаржевского, но в первый же приезд в Царское Село по восшествии на престол Александр II посетил Якова Васильевича и впоследствии часто вспоминал, как тот его выгнал с дороги. От природы подвижный, генерал не мог долго сидеть, а тем более стоять, поскольку правую ногу ему заменял костыль. Говел он всегда в Знаменской церкви и во время службы переходил с одного места на другое, позабывшись и посвистывая (следствие увлечения голубями). Священник Гавриил Одоевский, заметив это, обратился к нему во время богослужения и попросил оказать должное уважение к храму и святости. «Виноват, батюшка, позабылся, — ответил Я.В., — впредь постараюсь этого не делать», а по выходе из храма сказал ктитору, что это не поп, а священник, его следует уважать.

Особенно запоминается происшествие в Екатерининском соборе, объясняющее, видимо, почести, оказанные посмертно генералу прихожанами и причтом. Захаржевский приехал на Пасхальной неделе к концу обедни и стал подходить вместе со всеми, чтобы приложиться к Креслу, но священник двинулся ему навстречу, расталкивая народ. Увидев это, Я.В. свернул в сторону к аналою, где лежал также крест, приложился и стороной пошел к выходу, где и остановился. Дождавшись ухода священника, подошел к его благословению и сказал: «батюшка, много было пожалуй менее меня грешных, которых следовало предпочесть, да и недостоин я, чтобы изображение Спасителя несли ко мне навстречу: сам я подойду к нему и земно поклонюсь» .

Новый император — Николай I — не менее высоко оценивал службу Захаржевского — 21 февраля 1827 г. он удостоился рескрипта с изъявлением монаршей признательности за усердие: «За совершенный порядок во всех частях вверенного ему управления и за благоразумные распоряжения, коими он успел в 1827 г. значительно увеличить экономические капиталы по Царскому Селу». Через год, 24 марта 1828 г. вновь были пожалованы рескрипт с изъявлением благодарности и табакерка с вензелем императора, украшенная алмазами.Несмотря на то, что Захаржевский непосредственно на военной службе не находился, а был Главноупраляющим Царского Села, он в 1828 г. получил по выслуге лет чин генерал-лейтенанта, а в 1843 г. – генерала от артиллерии.

Кроме обязанностей главноуправляющего дворцовыми правлениями и городом Царское Село, Захаржевский выполнял и особые поручения.

Во время эпидемии холеры 18301831 гг. в распоряжении Захаржевского находился кордон из батальонов л.-гв. Преображенского и Семеновского полков, учрежденный в окрестностях Царского Села. Важно отметить, что в Царском Селе и окрестных деревнях больных не было, что объяснялось хорошим санитарным состоянием города под управлением Захаржевского, обеспечением его ключевой водой из Таицких источников и, конечно, строгим пропускным режимом на заставах.

Благодаря своей честности и доверию императора, 5 августа 1831 г. Яков Васильевич был назначен председателем следственной комиссии, учрежденной в Новгороде, для обнаружения лиц, участвовавших в беспорядках в Старой Руссе и в округах военного поселения Гренадерского корпуса, произошедших в июле 1831 г. Из дела о работе следственной комиссии видно, что и здесь, в Новгороде, Захаржевский заботился о своих чиновниках, не забывал контролировать поступления для них денежных средств, добивался отпуска добавочных столовых денег, оплаты путевых издержек, награждения подчиненных. За труды в комиссии он сам был награжден орденом Белого Орла.

Для подготовки к рождению великого князя Николая Николаевича, в 1831 г. необходимо было заказать «шесть штук больших ширмов из простого дерева и обтянуть их на рамах с обеих сторон светлозеленою тафтою со складками...», подыскать кормилиц для ее императорского величества (Александры Федоровны) и организовать церемонию крещения в Царскосельской придворной церкви. По случаю рождения великого князя император пожаловал ему золотую табакерку со своим портретом.

В соответствии с чином генерал-лейтенанта 7 декабря 1833 г. Захаржевский получил аренду на двенадцать лет. В 1834 г. вместо аренды было приказано ежегодно выплачивать 2500 рублей серебром. Выплаты возобновлялись каждые двенадцать лет. В своем прошении о выплате арендного содержания он объяснял: «сия милость, обеспечив мое существование, облегчит и в пособии бедным моим родственникам, которых в необходимости нахожусь поддерживать».

За усердную службу 5 декабря 1838 г. Захаржевский был удостоен ордена Св. Александра Невского, а 15 апреля 1841 г. награжден алмазными знаками этого ордена.

В 1839 г. генералу Захаржевскому были предоставлены права гражданского губернатора по управлению Царским Селом. Теперь хозяйственное управление города, «утверждение всех общественных положений, как о распределении и раскладке городских и полицейских повинностей, так и по всему относящемуся к благоустройству города», надзор за употреблением городских доходов — все это отныне находилось в непосредственном ведении Я. В. Захаржевского. Награды и поощрения продолжали поступать.

В 1841 г. Главноуправляющим были разработаны подробные «Правила относительно улучшения Царскосельской вотчины». В этих правилах рассматривались вопросы о содержании в исправности и чистоте жилых и нежилых крестьянских строений; об устранении опасности от огня и о домашнем распорядке; о дорогах, мостах и аллеях; о нравственности; сохранении здоровья крестьян; о домоводстве; а так же о наблюдении за исполнением постановлений. Его обязанности были весьма обширными. Несмотря на занятость делами по непосредственной своей должности он входил все во подробности бытовой жизни царскосельских обитателей. "Для крестьян Яков Васильевич, как писал современник, «был отцом и благодетелем; они обязаны ему тем благосостоянием, до которого они доведены его заботливостию и попечением, хотя он с ними никогда ласково не говорил» (Описание жизни Н.И. Цылова, с.53).

В своих докладных записках императору Захаржевский касался разных вопросов, многие были посвящены ремонту дворцов и павильонов, покупке и заказу предметов и ассигнованию на них денег. Например, в записке от 6 октября 1845 г. главноуправляющий спрашивал, какую надо заказывать мебель и люстры для зала перед церковью в Старом дворце. В другом письме от 23 апреля 1846 г. обсуждался вопрос об устройстве террасы в цветнике при Новом Царскосельском дворце (Александровском). В записке от 23 марта этого же года он докладывал о необходимости ремонта трехцветных паркетных полов в Антикамерах и смежной бильярдной комнате, предлагая заменить черный дуб темным ореховым деревом, которое «гораздо благовиднее и прочнее» и дешевле. В другой записке был представлен на рассмотрение рисунок фарфоровой люстры для Красного кабинета Александровского дворца. И таких документов много в дворцовых архивах и канцелярии главноуправляющего.

Император Николай I, даже находясь в Варшаве, 23 июня 1849 г. не забыл поздравить Якова Васильевича, прислав рескрипт, в котором говорилось: «… Желая изъявить вам совершенное мое благоволение, по случаю совершившегося ныне пятидесятилетия службы вашей, всегда отличной и ревностной, как на военном, так и на гражданском поприще, жалую Вам препровождаемую при сем, бриллиантами украшенную табакерку, с Моим портретом...».

За долговременную и полезную службу и в связи с коронацией Александра II в 1856 г., Захаржевскому пожалован орден Св. Равноапостольного князя Владимира 1-й степени. В этом же архивном деле находится докладная записка Я. В. Захаржевского к министру Императорского двора В. Ф. Адлербергу об исходатайствовании денежной награды восьми инвалидам, находящимся при памятнике великой княгине Александре Николаевне и при караулках в царскосельских парках.

Его обязанности были весьма обширными, но на все он находил время, несмотря на загруженность делами по непосредственной своей должности.

В1857 г. генерала артиллерии Захаржевского избирают почетным членом Общества любителей садоводства и вручают диплом этого общества. Захаржевский, как кавалер ордена Св. Владимира 1 -й степени входил в состав Кавалерской думы этого ордена. В архивных материалах находятся приглашения на заседания с просьбами об уведомлении, может ли он присутствовать в Думе. На одно из них Захаржевский отвечал: «На отношение Капитула Орденов, от 17 сентября, имею честь ответствовать, что я не отказываюсь присутствовать в Кавалерской Думе Ордена Св. Владимира, когда служебные обязанности во время пребывания в Царском Селе Высочайшего Двора и состояние здоровья моего дозволят мне делать для того поездки в Петербург».

17 октября 1860 г. главноуправляющий дворцовыми правлениями получил  от императора рескрипт следующего содержания: «Шестидесятилетняя, постоянно усердная служба ваша всегда отличалась примерным рвением как на военном, так и на гражданском поприще. В Отечествен ную войну 1812—1813 годов личная храбрость и неустрашимость ваша ознаменованы получением вами ран и потерею ноги в сражении под городом Лейпцигом; затем в течение сорока трех лет, вы, в звании главноуправляющего дворцовыми правлениями, неусыпными трудами и благоразумными распоряжениями содержите все вверенные управлению вашему части в совершенном благоустройстве и отличном порядке и непрерывно заботитесь о возможном сокращении расходов. Таковое долговременное, ревностное и истинно полезное служение ваше престолу и отечеству, обращавшее на себя внимание двух в бозе почивающих императоров моих предшественников, приобрело вам полное право и на мою особенную к вам признательность, в ознаменование коей с удовольствием жалую вам вензеловое изображение имени моего на эполетах и пребываю к вам навсегда благосклонным».

Я. В. Захаржевский любил все дела доводить до конца и исполнял их с военной точностью. В письме к В. Ф. Адлербергу он объясняет, что «вензеловое изображение имени государя, императора, Всемилостивейше пожалованное мне на эполетах, по наложении сего изображения на Батарейные эполеты, закрывает № I. Р. (означающее: „конно-артиллерийская резервная облегченная № 1 батарея"), представляя вензель в перепутанном, так сказать, виде и налитых: цифре „I" и лит. „Р" весьма не удобно прикрепляется». С письмом он отправляет на рассмотрение два рисунка: один в таком виде как наложен вензель на эполеты, а другой — с предложением ставить цифру «I» на свободном месте эполетного полотенца. В скором времени ему приходит уведомление о разрешении «носить на батарейных эполетах № батареи на свободном месте эполетного полотенца, по бокам вензелевого изображения имени Его Величества».

Яков Васильевич, прослужив 43 года на гражданской службе, все равно оставался военным и поэтому активно откликался на все, что было связано с армией. В 1854—1855 гг. он «согласно постановлению С.-Петербургского губернского собрания дворянства» жертвует большие суммы денег на военные расходы по Крымской войне.

В связи с 50-летием службы генерал-адъютанта Н. О. Сухозанета, он принимал участие в учреждении стипендии в Императорской медико-хирургической академии, улучшение которой составляло особый предмет забот Николая Онуфриевича Сухозанета. В честь памятного события была выпуще на бронзовая медаль, среди награжденных ею был и Захаржевский.

Понимая историческую значимость этих мест и потребность в строгом научном исследовании истории окрестностей Санкт-Петербурга, Я. В. Захаржевский выдвинул идею об учреждении особой комиссии по описанию Царского Села, Петергофа и Гатчины. В письме к графу В. Ф. Адлербергу от 10 августа 1857 г. Захаржевский Предлагал учредить при его канцелярии временный статистический стол, причем обязанностями нового учреждения должны были стать просмотр архивов, сбор исторических материалов и статистики, составление летописи. Как человек, разбирающийся в финансовых вопросах, он объяснял, какой штат и какие средства для этого должны быть выделены. Разрешения на учреждение статистического стола не последовало, однако желающим заняться этим делом было дозволено работать в архивах. К сожалению, таковых не оказалось.

/>

Граждане Царского Села, желая выразить чувства глубокого уважения и признательности Главноупарвляющему Дворцовыми Правлениями за добросовестное попечение о благососотянии жителей в течение почти полувекового управления городом, постановили: «предложить ему звание первого почетного гражданина города Царского Села и, изваяв бюст его, поставить в зале общественных собраний вновь строящегося здания Ратуши». По докладу министра Императорского Двора, император 12 декабря 1864 г. «соизволил на предоставление генералу от артиллерии Захаржевскому, по бывшим примерам, принять звание первого почетного гражданина г. Царского Села, а равно на постановку бюста его в зале Ратуши».

Здесь рассмотрена деятельность Я. В. Захаржевского только по Царскому Селу, но не стоит забывать и об огромной работе по управлению им другими царскими владениями. Благодаря трудолюбию, огромной энергии и таланту руководителя, он добился процветания императорских резиденций, особенно Царскосельской. 

Умер Я.В. Захаржевский в ночь с 1 на 2 марта 1865 г., после непродолжительной болезни. По императорскому повелению он был похоронен в склепе Царскосельского собора Св. Великомученицы Екатерины, в сооружении которого Захаржевский принимал активное участие. Внутри этого собора, с правой стороны от входа, он и погребен. В своих записках Н. И. Цылов описывает место захорнения Захаржевского: «Под главным наблюдением Якова Васильевича в Царском Селе выстроен собор Св. Великомученицы Екатерины. Внутри этого собора при входе с правой стороны он и погребен. Надгробный камень обнесен железною решеткою. На камне, в надписи значится кто он. Родился 23 октября 1780 г., скончался 1 марта 1865 г. „От граждан". На стене, возле могилы, находится образ Св. Апостола Иакова, Брата Божия, поднесенный ему крестьянами Царскосельской государевой вотчины».

После смерти Захаржевского комиссия во главе с советником Царскосельского дворцового правления Ладыгиным разобрала находившиеся в его кабинете вещи и бумаги и составила на них описи. Причем, их было несколько, так как документы предполагалось передать в разные учреждения. Назовем заголовки некоторых документов из «описи бумагам… подлежащих передаче в Канцелярию»:

  • «Докладная записка от 19 апреля 1852 г. О присоединении Царскосельской вотчины к ведомству Царскосельского дворцового правления»
  • «Рапорт министру Императорского Двора от 31 декабря 1856 г… относительно переименования Царского Села...».
  • В описи планов, подлежащих к передаче в Царскосельское дворцовое правление, находились планы Павловска, Петергофа, Гатчины, планы их парков и сооружений,  а также рисунки, карты и чертежи. Конечно же, среди них ббльшую часть составляли планы Царского Села разного времени: «Старый генеральный план г. Царского Села», план, высочайше утвержденный 1809 г., «Большой план города Царское Село под № 6», «Маленький план… 1830 г.», «План части места в Софии», «Геометрический план г. Царское Село» и многие другие.
  • Среди текстовых документов, подлежащих передаче в Царскосельское дворцовое правление обращают на себя внимание: «Каталог деревьям и кустарникам, находящимся в школьном садовом заведении 1857 г.», «Предначертание положения вотчинного управления помещичьих крестьян СПб. губ.», «Замечания по Дворцовому Правлению», «Записка по предмету приготовления сыру на Ц.-С. ферме 19 мая 1859 г.», списки пастухов и скотниц, описание рогатого скота, его заболеваний и способы лечения животных.
  • В описании бумаг, передающихся в полицию Царского Села, встречаются различные ведомости, доклады и рапорты приставов, выписки, сметы, записки по ремонту дорог и улиц города, освещению, планы Царского Села с окрестностями и указанием владельцев домов, книги с записями о числе жителей в городе летом и др.
  • Была составлена опись документов, подлежащих передаче и в контору городского госпиталя и богадельни.

 

Не устаешь удивляться разнообразию документов, которые рассматривались Яковом Васильевичем, и его способности разбираться во всевозможных проблемах. Как у рачительного хозяина, у Захаржевского не было мелких дел, все были для него важными.

В усыпальнице Казанского храма Казанского кладбища Царского Села похоронены брат и племянник Якова Васильевича:

  1. Захаржевский Илья Васильевич (…-1828) капитан брат Я. В. Захаржевского
  2. Захаржевский Дмитрий Ильич (…-1864), кс, сын И. В. Захаржевского

 

Увековечивание памяти Я.В. Захаржевского

Екатерининский собор и могила Захаржевского не сохранились, т.к. в 1939 г. собор был взорван большевиками.

Бюст Я.В. Захаржевского в настоящее время находится в Екатерининском дворце.

В память Захаржевского названа одна из улиц г. Пушкина (район Софии).

С 2003 по 2014 год тянулась история установки памятника Я.В. Захаржевскому в нашем городе

 

 

Источник:

  • Л.С.Мартьянова. Я.В.Захаржевский – главноуправляющий дворцовыми правлениями и городом Царское Село. – В сб.: Хранители. Материалы XI Царскосельской научной конференции. Спб., 2005
Рейтинг: +1 Голосов: 1 7711 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!