Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Жуковский Василий Андреевич (1783–1852)

   С нашим городом связано творчество замечательного поэта Василия Андреевича Жуковского. Будучи уже хорошо известным в России, он в 1815 г. познакомился в Царском Селе с 16-летним начинающим поэтом-лицеистом А. С. Пушкиным и до последнего часа жизни великого поэта был ему верным другом. В 1820 г. в день, когда Пушкин прочитал ему последние главы своей поэмы “Руслан и Людмила”, Жуковский, находясь тогда в расцвете своего таланта (ему было всего лишь 37 лет), подарил юноше-поэту свой портрет с надписью: “Победителю-ученику от побежденного учителя”. Жуковский помог Пушкину раскрыть свой талант, поверить в свои силы.
    Жуковскому приходилось часто бывать в Павловске и в Царском селе. В 1817 г. он был назначен учителем русского языка к невесте великого князя Николая Павловича, будущего царя Николая I. С июля 1824 г. поэт стал наставником великого князя Александра Николаевича, будущего царя Александра II, которому тогда шел 7-й год. Жуковский оставался его наставником до 1840 г. В эти годы ему часто приходилось жить в Царском Селе, летней резиденции русских царей. Обычно он жил в  Александровском дворце. .
    В Царском Селе Жуковский не отдыхал, а работал. Много времени у него занимала подготовка к урокам. Друг Пушкина, поэт А. А. Дельвиг писал Пушкину о Жуковском: “Он исполнен великой идеи: образовать, может быть, царя. Польза и слава народа русского утешает несказанно его сердце”.
    Следует сказать, что выбор наставника царской семьей был сделан чрезвычайно удачно: трудно было найти человека, более подходящего для этой роли, чем Жуковский. Широко образованный, талантливый поэт, обладающий добрым сердцем, принципиальный, справедливый, преданный своему Отечеству, Жуковский был прекрасным педагогом. Свою готовность служить России он доказал в 1812 г.
    Тогда, узнав о падении Смоленска, Жуковский решил вступить в ополчение, чтобы принять участие в Отечественной войне. По обычаю того времени его отец записал мальчика в полк. Мальчик рос и повышался в чинах, и хотя Жуковский никогда не служил в армии, он имел чин поручика.
    В этом чине 10 августа Жуковский поступил в Московское ополчение в 1-й пеший казачий полк. Пешие казачьи полки называли по аналогии с полками регулярных войск “пехотными”. 1-й пеший казачий полк был одним из полков, сформированных на средства богатых дворян. Средства на этот полк дал 28-летний камер-юнкер князь Н. С. Гагарин, назначенный его шефом.
    Полк выгодно отличался в лучшую сторону от других семи пеших казачьих полков Москов-ского ополчения. Его ратники были вооружены ружьями. В остальных полках ополченцев вооружили пиками. 19 августа поручик Жуковский выступил из Москвы к Можайску со своим полком. На Бородинское поле полки Московского ополчения прибыли 23-24 августа.
    Главнокомандующий М. И. Кутузов разделил Московское ополчение на два отряда. Один отряд под командой генерала Ф. И. Талызина перед сражением был поставлен скрытно у Старой Смоленской дороги. 24 августа перед отрядом ополченцев поставили III-й пехотный корпус генерала Н. А. Тучкова.
    Другой отряд под командой тайного советника Н. Н. Демидова поставили за левым флангом восточнее левой Багратионовой флеши, южнее деревни Семеновское. Судя по воспоминаниям Жуковского, он находился в этом отряде. В отличие от отряда Талызина отряд Демидова был поставлен открыто. О нем Наполеон уже знал в начале сражения.
    26 августа рано утрам загрохотали орудия на левом фланге. Дивизия генерала Ж.-Д. Компана при поддержке дивизии генерала Ж.-М. Дессе под общим командованием маршала Л.-Н. Даву устремилась на левую флешь, которой в конце концов ей удалось овладеть. Но тут французам пришлось остановиться. Перед ними простиралась равнина. С высот по французской пехоте били русские батареи, вынуждая ее укрываться за внешней стороной флеши. Французы не могли подавить батареи огнем своей артиллерии. Русские кирасиры врывались на французские батареи, рубя артиллеристов, вынуждая их прекратить огонь.
    По свидетельству французского штабного полковника Л.-Ф. Лежена, маршал Даву, войска которого пытались прорваться к основным русским позициям, в один из моментов борьбы воскликнул: “Черт возьми, они хотят, чтобы я взял быка за рога!” Маршал видел, как много его воинов гибло под огнем русской артиллерии. Вскоре Даву был тяжело контужен и выбыл из строя. Его начальники штаба генерал Ж.-Л. Ромеф получил смертельную рану от русского ядра.
    Во второй половине дня Наполеон усилил войска, сражавшиеся против русского левого фланга, свежим корпусом пехоты и мощной гвардейской артиллерией. Французская пехота попыталась продвинуться вперед, но стойкость и упорство 17-й пехотной дивизии генерала З. Д. Олсуфьева, позади которой находился отряд Демидова, остановили три неприятельские пехотные дивизии под общим командованием генерала А. Жюно. Чтобы избежать напрасных потерь, русское командование отодвигало свои войска поближе к высотам и зарослям кустарника. Отодвигали и ополченцев. Им приходилось очень тяжело. Неприятельские ядра, перелетавшие через боевые порядки регулярных войск, попадали в их ряды.
    Об ополченцах отряда Демидова в Бородинском сражении писал участник сражения, будущий генерал Н. Н. Муравьев-Карский: “Ополченцы стояли в колонных неподвижно, теряя много народу от ядер”.
    Поэт Жуковский не описал, какой опасности подвергался он и его товарищи. В его воспоминаниях нет ужасов войны, крови и смерти. Он вспоминал: “Ядра невидимо откуда к нам прилетали”. Создавалось ложное впечатление, что поэт не был участником сражения, а наблюдал его со стороны. Отряд Демидова стоял на одном из самых опасных участков сражения.
    Из-за пересеченного характера местности сам Наполеон не мог видеть ополченцев, хотя они стояли открыто, но он знал, что за русским левым флангом находятся свежие войска. Французский штабной полковник Ж.-Ж. Пеле писал: “До часу пополудни Наполеон и окружающие его не могли знать, когда истощатся подкрепления, постоянно прибывающие позади русских линий. Они не знали, какого рода были эти милиционеры, которых замечали на опушке леса”. Возможно, что Кутузов, поставив ополченцев открыто на равнине у кустов, преследовал цель создать у Наполеона впечатление, что русское командование располагает сильными резервами. Отряд Демидова выполнил свою задачу, прикрывая стык между центром и левым флангом нового боевого порядка русских войск, образовавшегося на Бородинском поле после полудня.
    По мнению участника сражения офицера Д. Н. Бологовского, ополчение, стоявшее за левым флангом, сыграло значительную роль в сражении. Наполеон не решился ввести в бой свою гвардию, опасаясь потерять последний резерв, так как он полагал, что Кутузов еще располагает внушительными резервами.
    О своем вкладе в победу на Бородинском поле Жуковский со свойственной ему скромностью не сказал. Адъютант генерала Н. Н. Раевского боевой офицер К. Н. Батюшков писал Жуковскому: “Ты на поле Бородинском за родину подставил одну из лучших голов на севере и доброе прекрасное сердце. Слава Богу! Пули мимо пролетели: сам Феб тебя спас”.
    Жуковский был награжден орденов святой Анны II класса. Его произвели в штабс-капитаны. Сам Жуковский отнесся к наградам довольно равнодушно. “Я записался под знамена не для чина... не для креста, а потому что в то время всякому должно было быть военным”, —писал Жуковский.
    О себе говорить поэт не умел. Но он прославил тех, кто сражался на Бородинском поле в стихотворении “Певец во стане русских воинов,” которое получило широкую известность. Через 27 лет, побывав на поле сражения в день открытия монумента на Курганной высоте, Жуковский писал: “Итак, привел Бог по прошествии четверти века на том же месте, где в молодости душа испытала высокое чувство, повторить то же, что было в ней тогда, но не в тех обстоятельствах”. Под влиянием нахлынувших чувств поэт написал стихотворение “Бородинская годовщина”, проникнутое благодарной печалью о тех, кто сражался в 1812 г.
    Последние 10 лет своей жизни Жуковскому пришлось пробыть на чужбине. Мысли поэта были всегда со своей родиной. Одним из последних его стихотворений, его лебединой песней, написанных почти ослепшим поэтом, был “Царскосельский лебедь”, Жуковский писал о Царском Селе, в памятниках которого нашла отражение история России от Екатерины II до Николая I.
    Пушкин высоко ценил поэзию Жуковского, предсказав судьбу его творчества: “Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль”.
И. Емельянов

источник

Рейтинг: 0 Голосов: 0 5899 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!