Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Жуковский-Волынский Феофил Федорович (1809—1879)

Феофил Федорович Жуковский-Волынский (1809-1879) — почетный лейб-хирург, тайный советник.


Если взглянуть на карту Царского Села начала 1900-х годов, то среди городских улиц «предметного» происхождения: Бульварной, Магазейной, Малой, Средней, Садовой, Широкой, Церковной и других — только несколько «именных»: Волконская, Леонтьевская, Ожаровская, Захаржевская, Стессельская, названных в честь военачальников и управляющих городом. И лишь одна улица носит имя врача —Жуковско-Волынская.

В Царском Селе жили и работали многие известные ученые, художники, скульпторы, литераторы, но только в советское время были названы улицы в память о них: Пушкинская, Ахматовская, бульвар Алексея Толстого. А о Жуковском-Волынском подумали через четыре года после его смерти. 4 октября 1883 года 103 жителя Царского Села обратились в Городскую ратушу с прошением наименовать улицу во 2-й части 5-го квартала, где стоял дом-дача Жуковского-Волынского, его именем. Ратуша обращение поддержала, а 18 ноября 1883 года последовало Высочайшее повеление императора Александра III.

Прежде чем рассказывать о нем, вспомним историю создания Царскосельской городской больницы и богадельни, где Жуковский-Волынский занимал должность главного врача более 40 лет.

Указ императора Александра I о расширении Царского Села от 29 августа 1808 года предусматривал также создание в городе больницы и богадельни с садом и аптекой. План города — и больницы в нем — разработал архитектор В. И. Гесте, рекомендации и указания ему давал заведовавший тогда Дворцовым правлением А. И. Леонтьев. При нем было построено семь деревянных домов. Торжественное открытие больницы состоялось 24 июля 1813 года.

Всем лечебно-благотворительным комплексом заведовал первый старший врач больницы Ф. О. Пешель, будучи одновременно врачом Царскосельского лицея, одним из воспитанников которого в то время был будущий великий поэт А. С. Пушкин. Пешель занимал должность старшего врача городской больницы чуть более 25 лет, а с 1 мая 1839 года указом уже императора Николая I его сменил Феофил Федорович Жуковский-Волынский. 

Ю.М. Шмелев (краевед, давно занимающийся изучением истории Дворцового госпиталя) не располагает подробными сведениями о точном месте рождения, детстве и юности Жуковского-Волынского. Точно известна дата его рождения — 25 декабря 1809 года. В публикациях годом рождения назывались 1804-й или 1805-й, на его надгробии выбит именно 1804, но титульные списки Российского государственного исторического архива за 1839,1841,1851 и 1879 годы позволяют все-таки считать годом рождения 1809-й.  

Основные вехи его биографии:

1834 году — младший врач в Павловском городском правлении и в Павловском Мариинском госпитале.

1837 г. — выдержал экзамен в Медицинской академии и получил диплом медико-хирурга.

1839 г. — начинается его служба в Царскосельском дворцовом правлении и городской больнице  в чине старшего штаб-лекаря.

1861 — дсс., старший врач Дворцового правления, городского госпиталя ЦС, кавалер орденов Св. Владимира 3-й ст., Св. Анны 2-й ст., имеет знак отличия за XX лет, медаль 1853-1856 г.

1863 — дсс., главный доктор городского госпиталя и богадельни в ЦС

1872 — дсс., почётный лейб-хирург, главный доктор городского госпиталя и богадельни в ЦС, непременный и почётный член Съезда мировых судей в ЦС

1875 — тайный советник, почётный лейб-хирург, главный доктор городского госпиталя и богадельни в Царском Селе, почётный член Съезда Мировых судей в Царскосельском уезде.

1877 — тс., непременный член Съезда Мировых судей в Царскосельском уезде, почётный Мировой судья.

 

Жуковский-Волынский родился на Украине в семье протоиерея.

В роду Жуковских-Волынских были и воины, геройски сражавшиеся во славу Отечества, и медик, спасавший жизни, и лицеист. За скупыми биографическими данными встают полные драматизма, типичные для "эпохи смены формаций" судьбы верных сынов России, ставших в одночасье не нужными своей Родине и вынужденных искать новой доли на чужбине. Между тем, и душой, и корнями, уходящими в далекое  прошлое, они оставались русскими.

Родоначальником рода на Руси считается Дмитрий Михайлович Бобрек — Волынский, герой Куликовской битвы (1380 г.). Наиболее известным из его потомков был Артемий Петрович Волынский, видный государственный деятель, кабинет-министр двора императрицы Анны Иоанновны, казненный за участие в заговоре (1740 г.). Памятник русскому патриоту А. П. Волынскому установлен на Сампсониевском кладбище в Петербурге. Один из его потомков — Феофил Федорович Жуковский-Волынский, медик-хирург, тайный советник.

2 ноября 1829 года Жуковский-Волынский в возрасте 20 лет поступил казенным воспитанником в Петербургскую медико-хирургическую академию. Еще учась в академии, он командировался в разные больницы и госпитали на борьбу со свирепствовавшей тогда в Санкт-Петербурге холерой.

По окончании МХА в 1833 году он был произведен в лекари по медицинской и ветеринарной части, исправлял должность ординатора Глазной клиники, после чего 10 июня 1833 года был командирован в лейб-гвардии Семеновский полк (у Витебского вокзала) батальонным лекарем.

Во время эпидемии глазной болезни был прикомандирован к Образцовому кавалерийскому полку в городе Павловске с 22 октября 1833 года «для пользования больных солдат, одержимых этой болезнью». 21 мая 1834 года возвратился в полк. За усердную службу по прекращению эпидемии Жуковский-Волынский был Всемилостивейше награжден 22 августа 1834 года бриллиантовым перстнем.

Талант и старания молодого лекаря были замечены хозяином Павловска, великим князем Михаилом Павловичем. По его соизволению с 24 июля 1834  года Жуковский-Волынский занял должность младшего врача в Городовом правлении и в Мариинском госпитале Павловска (построен в 1783 году; был предметом постоянной заботы и внимания вдовы императора Павла I — Марии Федоровны).

Сверх этих обязанностей по воле Его Императорского Высочества он с 3 апреля по 1 октября 1835 года снова борется с глазной эпидемией в Образцовом кавалерийском полку, «исполнив поручение сие к совершенному удовольствию начальства». Без отрыва от службы на конференции МХА 11 декабря 1837 года Жуковский-Волынский защитил экзамен на звание медико-хирурга, а 23 декабря ему был вручен диплом.

Теперь его деятельность была замечена управляющим Царским Селом генералом Я. В. Захаржевским. Высочайшим повелением с 1 мая 1839 года Жуковский-Волынский был введен в штат Царскосельского дворцового правления и в городскую больницу на должность штаб-лекаря, заменив Пешеля. Поводом для увольнения последнего явилась смерть в 1834 году унтер-офицера Бублика, связанная, по мнению Захаржевского, с пренебрежением Пешелем своими обязанностями.

Из письма Захаржевского: «… Вы по приглашению больных никогда не посещаете их своевременно; тогда как по обязанности должны не разбирая ни лица, ни звания, ни времени без всякого отлагательства являться для подаяния помощи страждущему. За таковую с вашей стороны безпечность, давно бы следовало вас удалить от занимаемой должности, но я из одного лишь снисхождения, что вы иностранец, и выписаны были по контракту… оставлял вас до тридцатилетнего термина, дабы не потеряли вы права на пенсию».

К решению вопроса были подключены министр императорского двора, генерал князь П. М. Волконский, главный инспектор медицинской части по армии и придворной медчасти баронет Я. В. Виллие и император Николай I.

Из рапорта Захаржевского князю Волконскому: «За… нерадение к своим обязанностям… надлежало отрешить штаб-лекаря Пешеля, но… не желая нанести ему столь сильного удара, [я] удерживался от приведения сей меры в исполнение...
Между тем… особое внимание обращал я на приискание медика к замещению должности штаб-лекаря по штату Дворцового правления и больнице, поставляя при сем главным условием, чтобы он, не зависимо от искусства, имел врожденное к ближнему чувство сострадания и во всякое время, каждому, имеющему до него надобность, с полною готовностью спешил бы подать скорую помощь, и начав лечение, не оставлял бы больного без надлежащего наблюдения; ибо качество сие совершенно необходимо со стороны врача (здесь и далее выделено мною. — Ю. Ш.), находящегося в таком казенном месте, где обращающиеся с требованием помощи — большею частью люди недостаточные, и должное о них попечение вполне может происходить из одного человеколюбия, т. к. в этом случае никакие иныя побуждения не в местны.

Сим понятиям оказался соответствующим медико-хирург Жуковский-Волынский, служивший в Павловской Мариинской больнице и в Собственном имении Его Императорского Высочества великого князя Михаила Павловича. Жуковский-Волынский, находясь там около 5 лет, пользуя в лучших домах, приобрел… самые приятные отзывы и от людей бедных, как в Павловске, так и в самом Царском Селе и окрестных селениях, за ту готовность и усердие, какие оказывались безкорыстно, каждому обращающемуся с просьбой о пособии.

Хорошее общее о нем мнение, счастливая и обширная практика, также познания и отличия по службе, свидетельствуемые документами, родили во мне желание иметь его в Дворцовом ведомстве, а отнюдь не происки его, как выражено в бумаге Г. Главного инспектора медицинской части по армии… (баронета Я. В. Виллие. — Ю. Ш.)… Не Жуковский-Волынский искал быть определенным в означенную должность, избрание это, без его ведома, пало на него по уважению отличных его свойств и познаний, которые… очевидно доказываются и опытом, и свидетельством Медицинского начальства, признавшего его достойным звания медико-хирурга».

Благодаря такой четкой, блестящей во всех отношениях характеристики император повелел принять в 1839 году медико-хирурга Жуковского-Волынского в штат Царскосельского дворцового правления и городской больницы с богадельней. И ведь насколько прозорлив оказался Захаржевский: должность главного врача Жуковский-Волынский занимал более 40 лет. Под стать ему и сам Захаржевский, возглавлявший Царское Село почти 50 лет и служивший также главноуправляющим Дворцовыми правлениями других городов.

В октябре 1841 года Жуковский-Волынский прооперировал пятимесячную крестьянскую девочку, удалив мозговой нарост весом третью часть фунта. Лейб-медик Н. Ф. Арендт, лечивший в свое время раненного Пушкина и оперировавший боевого генерала, героя Отечественной войны 1812 года Захаржевского, доложил об этом последнему, подчеркнув при этом виртуозность и уверенность Жуковского-Волынского, потратившего на операцию пять с половиной минут.

Руководя больницей, Жуковский-Волынский одновременно с этим с 9 января 1840 года безвозмездно работал врачом Царскосельского уездного и приходского училищ. В ноябре 1842 года по воле императрицы Александры Федоровны (супруги Николая I) он стал также директором детского приюта П.Г. Гарфункеля в Царском Селе.

Как член Совета Санкт-Петербургских детских приютов он получил признательность императрицы. В 1843 году Жуковский-Волынский исполнял должность врача при Царскосельском училище для девиц духовного звания, а жалованье, полагавшееся ему, он отдавал на нужды заведения, за что святейший Синод неоднократно выражал ему признательность.

Кроме своей основной работы Феофил Федорович  он был врачом и одним из основателей Императорской Николаевской Царскосельской гимназии, одним из основателей, а затем блюстителем Царскосельской Мариинской женской  гимназии, был утвержден врачом при Царскосельских уездном и приходском училищах (без жалованья), директором и членом Совета Санкт-Петербургских детских приютов, добровольно лечил питомцев воспитательного дома во Фридетальской колонии.

Жуковского-Волынского при дворе ценили и часто жаловали ему ордена, денежные премии и благоволения.

  • В 1843 году ему был дарован бриллиантовый перстень за безвозмездное пользование питомцев Воспитательного дома во Фридентальской колонии.
  • Тогда же он получил титул коллежского асессора. 
  • В 1844 году за проведение 53 операций и 28 пособий роженицам ему был пожалован орден Святого Равноапостольного князя Владимира IV степени.
  • За усердную службу по Училищу девиц духовного звания Жуковский-Волынский был награжден орденом Святой Анны II степени в 1846 году
  • и орденом Святого Станислава I степени в 1865-м.
  • В честь 25-летия этого училища в 1868 году Жуковский-Волынский был пожалован орденом Святой Анны I степени,
  • В 1878-м император Александр II наградил его за службу и труд орденом Святого Равноапостольного князя Владимира II степени.
  • Жуковский-Волынский был награжден также знаками беспорочной службы за 20,30 и 40 лет.

В 1848 году он был удостоен звания почетного гоф-медика по воле императрицы. В пребывание Высочайшего двора в Царском Селе ему было велено дежурить при императорской семье вместо петербургских гоф-медиков.

Находясь в должности главного врача, Жуковский-Волынский помимо руководства лечебным процессом принимал личное участие во всех хозяйственных делах Дворцового госпиталя: в заказах посуды, материалов, одежды, предметов и утвари для Скорбященской церкви, помещавшейся на втором этаже главного здания (ныне там конференц-зал), хирургических инструментов, новейших медицинских книг отечественных и иностранных авторов, мебели, современных детских кроваток, сантехники — все по лучшим образцам и в исполнении лучших мастеров Царского Села и Петербурга. Так, через академика Пулковской обсерватории астронома В. Я. Струве им был заказан микроскоп от мастера Плесль из Мюнхена.

Уже к 1841 году 15 деревянных зданий гестевской больницы пришли в упадок. 28 февраля Захаржевский, выполняя волю императора Николая I, приказал архитектору академику Д. Е. Ефимову разработать проект каменных зданий городской больницы на 150 кроватей. В 1842 году архитектор академик Н. С. Никитин составил смету и план переселения больных из старых деревянных в строящиеся каменные здания, которое велось под руководством Жуковского-Волынского.

Никитин вел авторский надзор за строительством новых зданий. В течение 1842-1843 годов император, желая сохранить прежние здания больницы, просил рассмотреть три варианта размещения нового госпиталя: на Фуражной улице в Софии, на Бульварной улице (ныне — Октябрьский бульвар) и на Церковной площади. Никитин и Жуковский-Волынский при поддержке Захаржевского тактично, аргументировано и грамотно убедили Николая I, что новый госпиталь должен быть построен на прежнем месте фасадом на Госпитальную улицу. Их дружный союз пробивал все преграды на пути создания нового Дворцового госпиталя.

Однако был конфликт и между Жуковским-Волынским и Захаржевским по поводу перемещения прежней Благовещенской церкви в новую богадельню.

Жуковский-Волынский решал также вопрос по установке в госпитале печей. Признав в печах новой конструкции по проекту архитектора И. И. Свиязева причину сухости и удушливости воздуха из-за наличия в них листового железа, он поддержал мнение управляющего придворной медчастыо Министерства императорского двора баронета Я. В. Виллие о необходимости установки в новой больнице камельковых и голландских печей, уничтожающих бактерии и очищающих воздух.

В ответ Свиязев тактично заметил, что не ожидал неграмотного суждения о его печах «со стороны человека образованного, известного врача, по званию своему облеченному знать физику и химию», на коих основано печное искусство: «Я никогда… и никому бы не предложил прибегать за медицинской помощью к какому-нибудь знахарю, вместо г. Жуковского, медика весьма искусного и всеми уважаемого… Голландские печи… по причине скорой топки произвели заразу… И эти-то печи г. Жуковский решился предложить для устройства в новом госпитале, об удобстве которого он так много заботился».

В 1865 Феофила Федоровича уже в качестве гоф-медика командируют в Москву на коронацию Александра II.

В 1866 годууказом Правительственного Сената Жуковский-Волынский был назначен Мировым судьей Царскосельского уезда Санкт-Петербургской губернии, потом — Почетным мировым судьей. Власть и жители города доверяли ему эту хлопотную должность в продолжение 13 лет. 

В 1870 году через главу Царского Села К. Г. Ребиндера Жуковский-Волынский настоял перед министром императорского двора А. В. Адлербергом провести водопровод в госпиталь чугунными трубами (вместо прежних деревянных), используя отсутствие летом в Царском Селе Высочайшего двора императора Александра II. Об уровне строительных работ и отделки помещений госпиталя свидетельствует тот факт, что дети императора великие князья Владимир и Алексей Александровичи любили мыться в госпитальной бане.

Дворцовый госпиталь не раз посещали с проверкой: медицинский инспектор Виллие (трижды); император Николай I (16 октября 1852 года); медицинский инспектор Маркус (1854), император Александр II (1855). Все они находили отличный порядок в лечебном заведении.

В 1878 году император Александр II пожаловал Жуковскому-Волынскому орден Святого Владимира за ревностный труд и отличную службу.

Закончил свои дни Жуковский-Волынский почетным лейб-хирургом, имел чин тайного советника и был главным доктором городского госпиталя и богадельни.

 

Семья

Феофил Федорович был женат на дочери генерал-майора Ивана Дмитриевича Богданова, Надежде Ивановне.

Семья, состоявшая из четырех дочерей и двух сыновей, проживала на казенной квартире, в доме при Царскосельском госпитале, а затем — в своем доме на улице, позднее названной его именем


Старший сын Иван Феофилович

выпускник Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге, архитектор, служил при Министерстве иностранных дел.

Младший, Михаил Феофилович (1855-1935 гг..)

начал службу рядовым в 1-ом Уланском Е. В. короля Баварского полку, в 1877 году был произведен в корнеты. Во время русско-турецкой войны Михаил Феофилович выступил в поход в составе Первой Кавалерийской дивизии, участвовал в различных боях и взятии Адрианополя, был ранен, контужен, попал в плен. За отличие в делах против турок, при занятии Адрианополя, он был награжден орденом Св. Анны 4-ой степени с надписью "3а храбрость"(1878 г.), а за взятие Шипки — орденом Св. Станислава 3-ей степени с мечами и бантом (1879 г.).

После войны Михаил Феофилович был прикомандирован к Лейб-Гвардии Кирасирскому ЕВ полку.. Последней военной должностью Михаила Феофиловича, до его отставки, было назначение его адьютантом Санкт-Петербургского комендантского управления. В 1907 году он уходит в отставку, по состоянию здоровья, в чине гвардии-полковника, в 1016 году Михаил Феофилович становится Официальным владельцем молибденового рудника в Забайкалье, а в 1919, вместе со своей женой Лидией Лукиничной (ур. Козновой) и сыном Артемом покидает Россию. Умер М. Ф. Жуковский-Волынский в Харбине.

Его сын, Артемий Михайлович Жуковский-Волынский (1892-1987 тт.) родился в Петербурге, закончил Императорский Александровский лицей в августе 1914 года и был определен на службу в Министерство иностранных Дел России, в ближневосточный отдел, где он пробыл до 1917 года, затем выехал к своим родителям в Иркутск и вместе с ними в 1919 году уехал из России в Китай, где занимал должность секретаря при Российском консульстве в Харбине. В 20-е годы Артемий Михайлович начал свою работу в Международной страховой компании и продолжил ее уже в США, куда он, вместе со своей женой Еленой Васильевной (ур. Скворцовой) и сыном Артемием эмигрировал в 1939 году. До конца своей жизни Артемий Михайлович оставался президентом Лицейского союза в США.

Его сын, Артемий Артемьевич, ныне здравствующий представитель рода, родился в Шанхае в 1930 году. Переехав с семьей в США, закончил школу, а затем Бpayнский университет (Провиденс, штат Род Айленд) и начал свою трудовую деятельность в той же компании, где работал и его отец. С 1958 по 1987 Артемий Артемьевич работает в различных филиалах компании, находящихся в Италии, Африке, Турции и на Среднем Востоке. Около 10 лет Артемий Артемьевич занимает пост президента Американской международной группы. В 1984 году он был приглашен занять пост вице-канцлера Браунского университета и продолжает эту деятельность и сегодня. Артемьем Артемьевичем была проделана огромная работа по созданию Института международных отношений при Враунском университете. Его жена Марта (ур. Шарп) — профессор археологического отделения Браунского университета»


С 1839 года семья проживала в казенном деревянном доме на территории больницы, а с 1852 года — в казенном каменном двухэтажном. Дом сохранился, он надстроен третьим этажом, а его красивый фасад изуродован глазурованной плиткой. Ныне здесь размещена женская консультация, Госпитальная улица д.11.

Если в формулярном списке 1851 года про Жуковского-Волынского указано, что «родового и благоприобретенного имения у него и его жены нет», то в посмертном формуляре 1879 года сказано: «… Есть благоприобретенный дом деревянный в Царском Селе». Он не сохранился. На его территории стоит дом № 12 по Жуковско-Волынской улице, в котором живут потомки известного российского клинициста Захария Григорьевича Френкеля.

Очень верную характеристику мужу дала его жена Надежда Ивановна Жуковская-Волынская, ходатайствуя о пенсии ей и дочери Марии: «… Мой муж кроме своей ревностной и усердной службы, был вполне другом человечества и отцом бедных, да еще и все, что устроено в Царском Селе для блага общества — все его труды. Женская и мужская гимназии и Ремесленная школа вполне обязаны ему своим существованием, и Духовное училище ему обязано многим. Вы скажете, каким образом мог он сделать столько добра, не имея своего капитала? Вот это и есть его полная заслуга. Он умел находить богатых людей, которые жертвовали своими капиталами для училищ… Стремясь приобретать для общественного дела, мой муж ничего не приобрел для своей семьи. Он как истинно честный и добрый человек надеялся на Бога… он не обижал бедных, никто не уходил от него без помощи и утешения».

В письме министру Адлербергу Жуковская-Волынская писала: «Истинно как отцу признаюсь Вам, Ваше Сиятельство, что несмотря на то, что жили мы всегда хорошо, муж мой не оставил никакого состояния, кроме дачи, на которой и теперь еще лежит долг».

Император Александр II, учитывая заслуги покойного, разрешил пенсию Жуковскому-Волынскому в сумме 2000 рублей, тогда как по закону она должна быть чуть более 1000 рублей. Для сравнения: знаменитому архитектору Дворцового ведомства Ипполиту Антоновичу Монигетти была назначена в 1880 году пенсия в 1200 рублей; вдовам гоф-медиков действительных статных советников Шеньена и Карлберга была назначена пенсия по 1144 рубля; дворцовой прачке Волковой — 55 рублей в год.

13 ноября 1879 года Феофил Федорович Жуковский-Волынский умер.

Похоронен Феофил Федорович на семейном царскосельском кладбище в с. Большое Кузьмино.

 

 

Едва высовывающийся из земли постамент в нескольких шагах от прежней церкви, давно взятый на заметку, но обращенный надписью вниз и потому оставшийся неопознанным, явился самым громким обретением сезона 2010 г.

С ним вместе захоронены члены его семьи:

  • Жуковская-Волынская Катя. 1842—1845
  • Жуковская-Волынская Надежда Ивановна. 1813—1900. Жена лейб-хирурга.
  • Жуковский-Волынский Коля. 1855—1858.
  • Жуковский-Волынский Феофил Федорович / С дочерью Чемерзиной Е. Ф. и Назимовыми

 

Своей неутомимой деятельностью, подчас бескорыстной, на поприще народного здравия он завоевал подлинные симпатии и уважение царскосельских жителей. Достопочтенный проповедник о. протоиерей Ф.А. Павлович, тронувший своим задушевным, безъискусственным словом над гробом покойного умы и сердца слушателей, живописал картину его честной, труженической жизни и благотворительной деятельности, выразил общее признание заслуг его местному обществу и засвидетельствовал общую горесть от потери его, как общественного деятеля, всегда готового на всякое доброе дело ко благу общему.

Вскоре после его кончины, 4 октября 1883 г., 103 гражданина города обратились в ратушу с прошениемулицу без названия между Софийским бульваром и железной дорогой, где Феофил Федорович имел дом, наименовать Жуковско-Волынскою. Ратуша поддержала это прошение и 18 ноября последовало Высочайшее позволение.

Ф.Ф. Жуковский-Волынский более 40 лет беспорочно выполнял обязанности главного врача (тогда в госпитале лечилось до 150 больных служащих Дворцового ведомства и до 40 богадельных — пожилых людей, нуждавшихся в уходе и медпомощи). И если за 108 лет существования городской больницы в царское время сменилось только 4 главных врача, а за 93 года советской и постсоветской власти — около 30, то это несомненно говорит об устойчивости медицинской системы в Царском Селе.

 

Профессор Браунского университета Инна Челни (когда-то она была сотрудницей Всесоюзного музея им. Пушкина, а ныне живет и работает в Бостоне, США), проводит архивные исследования по истории рода Жуковских-Волынских. Она издала книгу о них, вышедшую в свет в США. Усилия Ю.М. Шмелева заполучить ее в наш город пока безрезультатны. А как хотелось бы иметь ее в составе юбилейной экспозиции, которую Юрий Михайлович готовит к 200-летию городской больницы в августе 2013 года.

Потомки Ф. Ф. Жуковского-Волынского, проживающие в настоящее время в США, во многом способствуют развитию взаимовыгодных экономических связей между двумя странами.

Цель семейного фонда Жуковских-Волынских, в который входят и сыновья Артемия Артемьевича — Артемий и Михаил — оказание финансовой помощи и поддержки в деле просвещения и образования молодого поколения всего мира. В 1994 году Артемий Артемьевич подал прошение в Российское дворянское собрание и был вписан вместе со своей семьей в Санкт-Петербургскую Дворянскую книгу, в ее третью часть, куда прежде были вписаны его отец, дед и прадед — Феофил Федорович Жуковский-Волынский.

Обращаясь в Пушкинскую администрацию в 1995 году с просьбой восстановить подлинное название улицы, Артемий Артемьевич Жуковский-Волынский выразил готовность не только возместить все связанные с этим расходы, но и оказать помощь созданному его прадедом бывшему Царскосельскому госпиталю. В его адрес было отравлено письмо с описанием состояния дел в больнице № 38.

Традиции больничной хирургии, заложенные Жуковским-Волынским были продолжены докторами К. М. Данчичем, М. Н. Трейдером, княжной В. И. Гедройц, Б. М. Арбузовым, В. П. Лапшиным, В. Г. Митрофановой, Е. М. Головчинером, А. А. Захаровым, Н. М. Захаровой, А. С. Шкариным, В. П. Литвинович, В. Н. Майоровым, Е. К. Беляевым, С. И. Припутиным, Н. К. Рябовым, И. С. Аксельбантом и Марией Евгеньевной Сырцовой — нынешней «хирургиней» больницы, как любовно ее называют коллеги.

Если старшего доктора госпиталя жители города и Высочайшие особы чтили за многолетнюю и деятельную службу лейб-хирурга, то не пристало нам, потомкам и наследникам царскоселов забывать имена славных российских медиков, честно служивших России. Жизнь Феофила Федоровича — подтверждение слов М. В. Ломоносова, «что может собственных платонов и быстрых разумом невтонов российская земля рождать». В данном случае она родила честного человека, труженика, талантливого хирурга, врача-руководителя госпиталя и медчасти Дворцового ведомства в Царском Селе, активного общественного деятеля, заботливого мужа и отца семейства.

Вместо целого сонма петербургских гоф-медиков только ему доверила императорская семья дежурство в их пребывание в Царском Селе. Где еще улица в городе Пушкине, названная именем врача? Кто еще из медиков награжден пятью российскими орденами, не считая Высочайших благодарностей и ценных подарков? Кто из главных врачей дослужился до чина тайного советника, который давал Жуковскому-Волынскому право претендовать на должность заместителя министра или сенатора?

Славные дела таких людей не должны потеряться в людской памяти.

16 июня 2010 года у входа в б. Дворцовый госпиталь были открыты мемориальные доски выдающимся врачам Царского Села —Ф. Ф. Жуковскому-Волынскому и его последовательнице, выдающемуся хирургу  В. И. Гедройц.

 

Семориальная доска, посвященная Ф.Ф. Жуковскому-Волынскому

На улице Жуковской-Волынской уцелело всего одно историческое здание. Думается, что человек, чье имя она носит, достоин того, чтобы на этом последнем доме появилась мемориальная доска.  А если идти до конца по пути восстановления исторической справедливости, то и называться бывший царскосельский госпиталь должен по-другому:—не больница имени Семашко (который никогда здесь не был и не имеет к Царскому Селу никакого отношения), а больница имени Жуковского- Волынского.

К 200-летнему юбилею Дворцового госпиталя, который столько лет возглавля Феофил Федорович, ожидается большая выставка, организованная нашим пушкинским краеведом Юрием Михайловичем Шмелевым (на снимке он третий справа). Мы убеждены, что большая часть этой выставки будет посвящена Феофилу Федоровичу и жители города смогут узнать больше, о человеке, который верой и правдой служил царскосельскому здравоохранению и образованию, отдав этой благой миссии более 40 лет своей жизни!

 

 

Источники:

  • Шмелев Ю.М. "Феофил Федорович Жуковский-Волынский — главный врач Дворцового госпиталя". Царскосельский краеведческий сборник, Genio Loci, 2012 год
  • Л. Черновская. имя моего прадеда было связано с Царским Селом. "Царскосельская газета" № 128 от 07.11.1995
  • Историческая справка о названии улицы, сост. Б. Н. Морозовым, кандидатом исторических наук, снс Археографической комиссии и Института славяноведения и балкинистики РАН. "Царскосельская газета" № 128 от 07.11.1995
  • В. Лавров, старший научный сотрудник музея истории г. Пушкина "Жуковский-Волынский", Царскосельская газета №3 от 10.01.1998
  • Панов В. Царскосельский некрополь. Первые кладбища Царского Села. Кузьминское кладбище.- СПб: ООО «СПб. СРП "Павел" ВОГ», 2011.-98 с. 
Рейтинг: +1 Голосов: 1 3470 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!