Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

1904 - 1915 гг. Беер Нина Дмитриевна Воспоминания царскоселки: Сиятельства, Их высочества и Их Величества

 

 

Продолжение. Ранее: Мода и прочие одеяния

 

Не могу похвастаться тем, что с аристократами, которых в Царском Селе в то время, которое я вспоминаю было много, мне приходилось часто сталкиваться. Но приходилось.

В одном классе со мной училась княжна Святополк-Мирская. Папа ее занимал, вероятно, какую-то высокую должность.

 

 

У Святополка-Мирского было две дочери: София (1887 г.р.) и Ольга (1899 г.р.). Речь. скорее всего, идет о Софии (прим. сост.)

Почему ее отдали в нашу Министерскую гимназию — не знаю. Очень хорошо помню ее внешность и, если бы умела рисовать, а я не умела и не умею, то могла бы хоть сейчас нарисовать ее портрет. У нее были очень черные волосы, гладко зачесанные назад и чуть-чуть раскосые глаза, выдававшие, как говорили, татарское происхождение этих князей. В гимназии княжна была в такой же форме, как и все остальные гимназисточки, титул ее никогда не упоминался, ей так же как и всем остальным ставили двойки, если это было необходимо.

Не знаю хорошо это было или плохо, только тогда ни одному бы родителю не пришло в голову идти в гимназию и говорить там о "неправильно поставленных оценках". Их старались исправить другими способами. Например, я придя домой с двойкой за катехизес (ну и зловредная же была вещь») и стараясь "не плакать, так как спартанский "паренек" долго не оставлял меня в покое и я предчувствовала, что им меня сразу же будут мучить, только спрашивала отца: "Что же мне теперь делать?" — "да выучи все наизусть — отвечал отец, это же память развивает, а кроме того, держи хвост трубой".

Папа часто советовал мне "держать хвост трубой". Если же двойка была по математике (по другим предметам, к счастью, не бывало), отец со мной занимался, объяснял мне все долго и терпеливо, пока в моей голове, начисто лишенной способности абстрактного мышления, не начинало кое-что проясняться.

Итак, княжна Святополк-Мирская была с нами "на равных", так же делала реверансы преподавателям или, как их тогда называли, учителям и бегала в переменки в зале и во дворе. Мы знали только, что за два квартала от гимназии ее ждал экипаж. Ближе он никогда не подъезжал.

Я уже успела рассказать о папином извозчике Владимире и его коричневой лошади. Вот никак не могу вспомнить как звали лошадь, ну да это в конце концов и не так важно. С Владимиром папа ездил во дворец тогдашнего Великого Князя Константина Константиновича и давал уроки его сыновьям Олегу и Константину.

 

  

 

Иногда он.брал и меня с собой и пока он трудился я резвилась около Владимира, и если отбегала от него далеко, то он кричал мне что-то вроде: "Э-ге-ге". Я отвечала ему также и возвращалась.

В гимназию я тогда еще не ходила. Это было в догимназические времена. С Владимиром я дружила, но с его лошадью, пожалуй, больше. Он очень любил, если я ему во время таких прогулок что-нибудь рассказывала. Сказок он не любил, а ему нравились, например, Андреевские рассказы: "Петька на даче", "Кусака","Белый пудель", "Чеховский "Ванька Жуков". В этих случаях я садилась с ним рядом на козлы.

И вот однажды из дворца вышла некая фигура, которая была одета не менее великолепно, чем, скажем, герцог Букингемский — в шелковых чулках, в туфлях с золотыми пряжками и в каком-то серо-голубоватом камзоле. Я сделала ему низкий, низкий реверанс, а он, этот великолепный герцог Букингеиский, оказавшийся, как я потом узнала, придворным лакеем, пригласил меня во дворец. Я не раз бывала в Екатерининском дворце, который был открыт для осмотра и поэтому, войдя в Павловский дворец, не очень поразилась его великолепием.

Меня там встретили две дамы, довольно нарядно одетые и угостили шоколадом с пирожным. Потом вошла еще какая-то дама, одетая похуже первых двух, погладила меня по голове, спросила что-то по-французски и ушла. Как я была разочарована, узнав потом, что это была сама Великая княгиня.

 

 

Бывшего последнего царя я никогда не видела близко, а только в экипаже или издали на парадах во дворе Екатерининского дворца. Бывшую царицу, ее дочерей и наследника можно было видеть часто, проезжающими в экипаже по Садовой улице мимо Екатерининского парка. Раньше там стояли скамейки.

Царица и царевны летом были всегда одеты в белое, а вот во время войны 1914 г., когда в Реальном Училище был устроен госпиталь, очень близко можно было увидеть Александру Федоровну, Ольгу и Татьяну, которые призжали в госпиталь в костюмах сестер милосердия, (а я там читала раеным солдатам газеты).

 

 

В нашей семье не очень интересовались этой далекой от нас придворной жизнью, но страшно бранили Распутина и не за то, что он был при дворе, его польза там признавалась, так как он умел "заговаривать" кровь и лечил больного Алексея, а за то, что он совался во все государственные дела, смещал и назначал министров. "Все это добром не кончится", постоянного говорили у нас и действительно так и случилось.

Продолжение: Наш доктор

 

Бровкина Т.Ю., зав. Музеем Николаевской гимназии. Воспоминания публикуются впервые

 

Источник:

  • Воспоминания переданы в фонд МНГ  Марией Лютой, за что мы ей чрезвычайно признательны.

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1744 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!