Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Мозохина Н.А.. Царское Село в изданиях Общины св. Евгении

 

В иллюстративной летописи Царского Села особое место занимают открытки, изданные Общиной св. Евгении в 1904-1915 гг.

Они отличаются высоким исполнительским уровнем не только художественных работ, созданных специально для открытых писем, но и фотографий, помещаемых на открыточных бланках.

Достичь художественного единства изданий, в том числе и связанных с Царским Селом, оказалось возможно благодаря участию в работе издательства мастеров объединения «Мир искусства» — и в качестве идейных руководителей, и в качестве исполнителей заказов.  А. Н. Бенуа стал неофициальным художественным лидером издательства. Кроме Бенуа в его состав входили деятели культуры, во многом близкие «Миру искусства»: В. Я. Курбатов, Н. К. Рерих, С. П. Яреимч.

Как видно из перечисления, комиссия по изданиям ориентировалась в основном на художников, имеющих публикации, художественных критиков и историков искусства. Такой состав комиссии был не случаен. Преобладание в ней историков искусства придавало всей издательской политике ретроспективную направленность. На репродукционных открытках воспроизводились в основном художественные произведения прошлых эпох, как отечественные, так и западноевропейские, а в видовой открытке значительное место отводилось старинным памятникам архитектуры.

Виды Царского Села в изданиях Общины св. Евгении появляются в контексте общей тенденции, инициированной мирискусниками, — обращения к художественно-историческому наследию России эпохи барокко и классицизма. Существовавшие в это время царскосельские открытки других издательств выпускались усилиями предпринимателей исключительно с целью извлечения коммерческой прибыли.

В первые годы работы издательства, возглавляемого в 1896-1902 гг. В.П. Шнейдер, открытки с видами Царского Села не издавались.

С приходом мирискусников в первую очередь было обращено внимание на Петербург и его окрестности. С целью издания видовых открыток Попечительный комитет Общины ходатайствовал перед министром Императорского двора бароном В. Б. Фредериксом о предоставлении Комитету, по примеру Императорского Воспитательного Дома, издающего игральные карты, исключительного права на издание в пользу Общины св. Евгении и больничных ее учреждений художественных открытых писем вообще, и если это невозможно, то исторического характера с предоставлением для сего исключительного права на издание на бланках художественных открытых писем Красного Креста портретов в бозе почивших особ царского и императорского Дома, зданий императорских и великокняжеских дворцов и других дворцовых сооружений, картин и предметов русской художественной старины...».

Это письмо, написанное, по-видимому» не без подсказки А. Н. Бенуа, поражает, с одной стороны, масштабностью планов и глобальностью подхода к теме, а с другой, огромной самоуверенностью издательства, имевшего за плечами опыт издания лишь чуть более полутора сотен открыток.

В итоге 21 августа 1902 г. Попечительному комитету было дано право производить фотосъемки и печатать на открытых письмах В качестве исключения снимки с художественных предметов обстановки и — уже не в качестве исключения — наружных видов Императорских дворцов, репродукции с картин и предметов художественной старины» хранящихся в Эрмитаже, Русском музее императора Александра III, музее Императорской академии художеств, Грановитой и Оружейной палатах Московского Кремля.

В связи с полученным разрешением было задумано издание большого цикла открыток с видами петербургских пригородов, где каждому посвящалось несколько серий. Работу над составлением серий вели совместно А. Н. Бенуа и В. Я. Курбатов. А. Н. Бенуа готовил списки, перечислявшие, что нужно было снять (они фрагментарно сохранились в его архиве), а В. Я. Курбатов принимал участие в съемках вместе с профессиональными фотографами, указывая, с какой точки снимать. Издание открыток с видами Царского Села было начато в рамках этой новой издательской программы и совпало с выпуском первых открыток с видами Павловска и Петергофа. Однако в сумме открыток с видами Царского Села было издано несколько больше, чем с видами Павловска и Петергофа, и на порядок больше, чем с видами Ораниенбаума и Гатчины.

В 1904-1905 гг. издательство выпустило три большие серии видовых открыток Царского Села по 12 штук в каждой, для которых были предусмотрены художественные конверты по особому рисунку.

Фотоснимки для открыток с видами Царского Села делали профессиональные фотографы, которые подбирались Л. Н. Бенуа и В. Я. Курбатовым с большой тщательностью, что обуславливалось отношением к фотографии не просто как техническому средству, но как к самостоятельному виду искусства. К выбору точки съемки они подходили с особым вниманием. Композиции изданных видовых открыток всегда были остры, необычны и во многом напоминали работы самих художников в области графики и живописи.

Обычно издательство приглашало фотографов, имевших опыт работы с музейными экспонатами, то есть умеющих снимать интерьеры и расположенные в интерьерах предметы. Для съемок в Царском Селе были привлечены, по-видимому, два фотографа: Ф. Л. Николаевский и К К. Кубеш.

 

1904 г. фотограф К.К. Кубеш                           1904, художник М.В. Добужинский

 

Их фамилии упомянуты А. Н. Бенуа в составленном летом 1904 г. списке открыток второй царскосельской серии, находящихся в работе. Ф. Л. Николаевский, штатный фотограф Эрмитажа, был автором снимков как в дворцовых интерьерах, так и в парках, а К. К. Кубеш, впоследствии внештатный фотограф Русского музея императора Александра III — только в парках.

Первые серии видовых открыток имеют характерные отличия от изданий других фирм, также выпускающих открытки, посвященные Царскому Селу.

Во-первых, это открытые письма только с видами памятников истории и культуры города, ограниченного территорией Екатерининского и Александровского парков.

Во-вторых, так как исключительное право на воспроизведение экстерьеров императорских дворцов Общиной св. Евгении получено не было, стереотипные виды, встречающиеся на открытках других фирм, на открытых письмах с Красным Крестом не издавались. Например, хрестоматийная перспектива главного фасада Большого Царскосельского дворца не попала ни в одну из трех серий. Дворец лишь просматривался вдали, в конце аллей, за деревьями, как бы случайно попадая в кадр как genius loci царскосельских парков, присутствие которого столь естественно и понятно любому, что специально показывать его не имеет смысла. Зато интерьеры дворца, сокрытые от глаз любопытствующих, начиная с вида знаменитой Янтарной комнаты, помещенного на самой первой царскосельской открытке, получили в изданиях максимально возможное отображение.

Одновременно с выпуском царскосельских открыток было предпринято издание открыток с видами города по рисункам художников «Мира искусства». Заказ на исполнение подобных композиций был сделан М. В. Добужинскому и А. П. Остроумовой-Лебедевой. В 1903 г. М. В. Добужинский исполнил два рисунка, близких по стилю и технике и словно составляющих мини-серию из двух открыток, изданных в 1904 г.: «Царское Село. Ворота Камероновой галереи» и «Царское Село. Своды Висячего сада».

 

 

Интересен сам выбор царскосельских мотивов. По сути, это не парадные виды, которые в первую очередь размещают на открытках. Это виды нехарактерные, в какой-то степени будничные. В одном случае это ствол засохшего дерева на фоне осенней огненно-рыжей листвы и обозначенные в названии ворота Камероновой галереи, кажущиеся воротами заброшенной, всеми забытой старинной усадьбы. Во втором случае изображены своды Висячего сада,  в которых мало кто увидел бы мотив, подходящий для открытки, представляющей Царское Село.

Третья царскосельская открытка М. В. Добужинского «Царское Село. Китайский театр» увидела свет только в 1906 г.

 

 

Театр изображен в окружении парковых деревьев, занимающих, как и на рисунке с воротами Камероновой галереи, главенствующее положение в композиции. Ветви изгибаются, вторя контурам крыш китайского театра и напоминая гигантский подсвечник. Благодаря контрастному сопоставлению нежно-розовых стен театра, золотистых пятен листвы и черных контуров стволов композиция проникнута удивительным ощущением прозрачности воздуха.

 

Похожие безлюдные и тихие пейзажи исполнила А. П. Остроумова-Лебедева. Виды Царского Села по ее рисункам увидели свет в 1904-1905 гг. Они создавались по специальному заказу издательства Общины св. Евгении: «На душе еще был заказ — приготовить десять открытых писем Павловска, Петергофа и Царского Села. Задумала я их исполнить оригинальной, цветной литографией». Художницей было исполнено десять композиций, но на открытках увидели свет только девять из них, исключая рисунок «Царское Село. Белая ночь».

Для работы над открытками А. П. Остроумова-Лебедева несколько раз ездила в Царское Село. После одной из таких поездок вместе с А. Н. Бенуа и Е. Е. Лансере она написала подруге К. П. Трунёвой: «В Царском, хотя статуи все уже открыты и давно, мне было скучно, и работать не хотелось, он меня не вдохновляет, слишком он для меня придворен, чопорен и наряден, ничего трогательного или интимного в нем нет и ничего лирического».

 

Александровский дворец в Царском Селе. Художник А П. Остроумова-Лебедева. Издание Общины св. Евгении. 1905 г.

 

Возможно, именно этим отношением к изображаемому месту объясняется преобладание в рисунках технического эксперимента над поисками художественного образа. В своих воспоминаниях художница заостряет внимание именно на техническом воспроизведении композиций и сотрудничестве с типографиями. Сначала она резала гравюры на дереве и делала с них авторские пробные оттиски, затем сама рисовала на литографской бумаге контур клише для печати с целью получить факсимильный отпечаток и предоставляла литографу образец тона каждого клише. Основной тираж печатался уже в типографии с помощью машин.

Применение принципов гравюры при создании открыток наглядно демонстрирует стремление художников начала XX столетия «очеловечить» ручным трудом холодный оттиск печатной машины, сделать более рукотворными произведения тиражной графики. Этот способ печати высоко оцен и вался «кружком А. Н. Бенуа», что видно из слов В. Я. Курбатова об открытках А. П. Остроумовой-Лебедевой. Он отмечал, что применение принципов гравюры’ на дереве для открыток «является самым совершенным приемом в отношении художественности».

Поначалу и сама художница положительно оценивала опыт, обретенный ею при работе над открытками, и собственно отпечатки. Так, в краткой автобиографии, относящейся к 1917 г., среди своих работ она особо выделяет «серию оригинальных цветных литографированных видов Царского Села и Павловска издания Красного Креста». Однако на момент написания автобиографии в виде воспоминаний художница иначе оценивает эти работы: «Нельзя было применять принципы гравюры (деревянной) к другой отрасли искусства. Я тогда не поняла существенных черт литографии, ее характера и вытекающих из этого технических приемов. Я не сумела использовать ее особенности и качества. Ну, да в то время я ничего не признавала, кроме деревянной гравюры».

Исполненные хромолитографией открытки А. П. Остроумовой-Лебедевой, действительно, напоминают оттиски с деревянных досок — остротой силуэтов и контуров, предельно схематичным цветом и лаконизмом композиции. Тем не менее они не лишены определенных декоративных эффектов, свойственных трздиционной открытке. Так, открытка «Царское Село. Парк» (авторское название «Аллея») решена на контрастном сопоставлении белоснежных мраморных скульптур, зелени деревьев и темных контуров стволов.

 

 

Открытка «Турецкая плотина» не относится к числу творческих удач А. П. Остроумовой-Лебедевой. Черная сетка ветвей и стволов почти голых деревьев превращается для нее в самоцель и отвлекает взгляд от изображения плотины. Это один из печальных примеров заимствованных у модерна игр с перспективой и выбором резкого ракурса.

 

 

Идеально симметричные композиции демонстрируют уже упоминавшаяся выше открытка «Царское Село. Парк», а также «Александровский дворец в Царском Селе» (авторское название «Перспектива. Осень») и «Чесменская колонна в Царском Селе».

 

 

При этом симметричность композиций была характерна и для изображений других петербургских пригородов. Природные мотивы в сочетании с небольшими рукотворными павильонами, выглядящими как естественные элементы этой природы, во многом подталкивали художницу к подобным решениям. Напротив, городской пейзаж с его ограниченностью пространств и видовых точек часто стимулировал обращение к резкой ракурсности.

После финансового кризиса 1905-1907 гг. в издательстве царскосельские виды в изображении художников «Мира искусства» перестали выпускаться, поскольку эта разновидность открыток не пользовалась спросом. Первые же три коллекционные серии царскосельских открыток были продолжены в 1905-1910 гг. отдельными выпусками. Они издавались при непосредственном участии В. Я. Курбатова, но уже без руководства А. Н. Бенуа. Учитывая тяжелое материальное положение комиссии по изданиям, В. Я. Курбатов без согласования с А. Н. Бенуа принял волевое решение обратиться к изданию в массовых масштабах видовой открытки, на которую у покупателей был устойчивый спрос. Издательству пришлось срочно, за две недели сделать около 350 снимков окрестностей Петербурга, «что пополнило тот сорт открыток, который является очень ходким». Эти снимки делались собственными силами сотрудников издательства, в частности В. Я. Курбатовым.

 

Изд. Общины Св. Евгении: 1905 (Фототипия Кордовского и Дресслера). — 14 х 9 см, Фототипия

 

Видовые открытки 1905-1910 гг. издательства Общины св. Евгении постепенно изменяются, приобретая иные стилистически и тематические оттенки. Уже в 1905 г. появляется первая открытка, запечатлевшая не парковое сооружение, а Екатерининский coбор (ныне восстановленный) — центральный храм города.  Тогда же впервые издается панорамный вид Екатерининского дворца со стороны парка, встречающийся и на открытках других фирм.


В 1911 г. в Царском Селе состоялась Юбилейная выставка, посвященная 200-летию города. Она создавалась по примеру художественно-промышленных выставок рубежа XIX-XX вв., в том числе международных, но только в миниатюре. Многие экспоненты имели собственные отдельные павильоны. Выставка проходила в Екатерининском парке и частично на территории Софии. Община св. Евгении вы пустила десять открыток со снимками выставки, исполненными А. Н. Павловичем (штатный фотограф с 1912 г.)15. Сделанные им фотографии носили своего рода этнографический характер, так как объектив фотографа запечатлевал парк в совершенно новой роли, заполненный зачастую несуразными постройками, кардинально менявшими привычную панораму. Именно в этой серии на царскосельских открытках издательства впервые появляются люди.

 

 

Начиная с 1911 г. виды Царского Села все более приобретают бытовой оттенок. Фотограф включает в фотоснимки стаффажные фигурки, начинает запечатлевать здания, построенное в историче¬ском стиле и малоинтересные для мирискусников в архитектурном отношении. Печатаются открытки с видами Реального училища, Ратуши, гимназии, перспективой Садовой улицы. Издательство уподоблялось другим фирмам, выпускавшим множество открыток  с подобными сюжетами и даже фотозарисовками на тему городского быта.

 

 

Однако А. Н. Павлович снимал и другие сюжеты. Вторая половина царскосельских открыток создана под непосредственным воздействием художественной программы А. Н. Бенуа. Именно Община св. Евгении издала единственные в своем роде открытки с изображением деталей внешней отделки Екатерининского дворца и Грота.

 

 

В 1910-х гг. издательство вновь возвращается к публикации работ экспонентов выставок «Мира искусства». В 1913 г. увидел свет рисунок Е. Е. Лансере «Выход императрицы Елизаветы», созданный для книги А. Бенуа «Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны».

 

 

Эта открытка, репродукционная по своей сути, стала единственной попыткой издательства реконструировать былое историко-бытовое великолепие императорской резиденции. Она перекликается с серией открыток А. Н. Бенуа И Е. Е. Лансере «Старый Петербург» 1902-1904 гг., в которых воссоздается бытовая атмосфера Петербурга XVIII столетия.

Последняя открытка Общины св. Евгении с видом Царского Села вышла в 1915 г., когда уже шла Первая мировая война. Это была композиция О. Л. Делла-Вос-Кардовской «В Царскосельском парке».

 

 

По своей интонационной наполненности она восходит к первым царскосельским открыткам: то же стремление к фрагментарности композиции и остроте ракурса, тот же безлюдный пейзаж. Однако, учитывая время, в которое рисунок был отпечатан, уединенный мотив с красноватыми отблесками заката на шапках деревьев наполняется тревожным и щемящим чувством надвигающейся трагедии.

В общей сложности издательство Общины св. Евгении выпустило всего 118 открыток, посвященных Царскому Селу, что составляет почти 2% от общего количества изданных открытых писем. Например, Нижнему Новгороду были посвящены только 22 открытки, а Самаре — 28. Такое соотношение неслучайно — оно согласуется с художественной программой издательства. История Царского Села рассматривалась руководством фирмы как созвучная истории Санкт-Петербурга и истории послепетровского времени в целом: этот пригород соответствовал представлениям мирискусников о культуре и искусстве XVIII столетия, являясь наиболее характерным воплощением излюбленного ими времени. Именно поэтому А. Н. Бенуа как издатель и редактор часто возвращался к царскосельским мотивам на открытках, стремясь даже в облике современного города видеть черты былого величия и приметы канувшей в Лету эпохи.

 

Библиография:

  1. ЦГИА СПб. Ф. 202. Оп. 2. Ел хр. 765. Л. 3-3 об; Ед. хр. 805. Л. 3. Ед. хр. 765. Л. 4.
  2. ОР ГРМ. ОР ГРМ. Ф. 71. On. 1. Ед. хр. 75. Л. 50, 69; Ф. 137. On. 1. Ед. хр. 2135. Л. 3-8. 6; Ф. 1015. Ед. хр. 275. Л. 25.
  3. ПФА РАН. Ф. 858. Оп. 4. Ед. хр. 55. Л. 2.
  4. ЦГИА СПб. Ф. 202. Оп. 2. Ед. хр. 1161. Л. 83; Ед. хр. 1644. Л. 32, 36
  5. Остроумова-Лебедева А. П. Автобиографические записки. М., 1974.
  6. Подробнее об А. Н. Павловиче см.: Носков А. В. Фотограф А. Н. Павлович. Биографический очерк // ЖУК. 2008. №4 (19). С. 20-24.

 

Источники:

  • Мозохина Н.А… Царское Село в изданиях Общины св. Евгении / / из сборника Царское Село на перекрестке времен и судеб. Материалы XVI научной Царскосельской конференции. Ч.1, 2, 2010 год. СПб, Изд-во Государственного Эрмитажа
  • архив tsarselo


 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 5115 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!