Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Испанские дети в Пушкине

В 1936 году в Испании началась Гражданская война. Страна была разбита на два враждующих лагеря - республиканцы обратились за военной помощью к СССР, националистам помощь была оказана Италией и Германией. В Германии уже во всю проявил себя фашизм. Ввязавшись в этот конфликт, Советский союз посылал туда военных, причем многие туда ехали добровольцами, исполняющими интернациональный долг, и принимал у себя беженцев из Испании, в первую очередь - детей. 60 лет назад, весной 1937 года, восемь месяцев спустя после начала Гражданской войны в Испании, в Советский Союз из Валенсии прибыл первый корабль с испанскими детьми-беженцами на борту. Их было всего 72 человека. Но следующий корабль "Sontay", пришвартовавшийся в Кронштадте в июле 1937 года, уже привез в Советскую Россию 1499 ребят разного возраста: от 5 до 15 лет.

К концу 1938 года в СССР было 15 детских домов для испанских детей: десять в РСФСР (среди которых один - N10 в городе Пушкин - специально для дошкольников),. Этот рассказ о них.

Одним из первых тайных добровольцев Советского Союза в Испании был Владимир Васильевич Пузейкин, с июле 1936 года — летчик 111-й авиационной бригады имени С.С. Каменева. Во время Великой Отечественной войны он проходил службу в составе 275 11А ПКД, музей которой находится в здании гимназии № 406 (Церковная, 16). Отважный лётчик В.В. Пузейкин -герой Советского Союза, защищая интересы республики, сделал 255 боевых вылетов, сбил 6 иражеских самолётов.

Из его  воспоминаний:
"В декабре 1936 года пришло разрешение на отправку первой группы ленинградских лётчиков в Испанию. В неё входили Константин Беляков, Александр Зайцев и Николай Виноградов.
В тот же день мы выехали в Москву. Нас провожали друзья — летчики и командиры. Они откровенно завидовали нам, а мы были во истину счастливы. Беспокоило нас в первое время только одно — полное незнание языка. Потом пришли к выводу, что общий язык с друзьями — испанцами как-нибудь найдём, ну а что касается фашистов, то с ними мы объяснимся на особом языке — языке воздушного боя, который мы недаром изучали в течение ряда лет".

В СССР нашли вторую родину тысячи эвакуированных испанских детей. В Пушкине, специально для испанских детей был создан Детский дом № 10, директором которого с 23 сентября 1937 года стала Мария Ивановна Мацкевич. Горсовет выделил здание, в котором находилась дача Жданова (ныне институт переливания крови) на углу Софийского бульвара и улицы Жуковского. Туда 4 октября привезли 60 испанских детей в возрасте от 2,5 до 7 лет и 10 взрослых человек (из них 2 учительницы). Старшие братья и сестры поселились в 11 -м школьном детском доме по Колпинской улице (ныне Пушкинская д. 4).

Весной 1940 в Пушкине объединились два детских дома (№ 10 и № 11), директором осталась М.И. Мацкевич. Заведующим учебной частью в детском доме был Георгий Поликарпович Лазарев. Детский дом № 10 был создан специально для испанских детей, здесь всё было красиво, уютно, как дома. "На полу огромный персидский ковёр, буквально заваленный игрушками. Каких только нет! Хохломская мебель, вся расписанная золотом, по цвету подходит ко всей обстановке. Сколько цветов. Фарфоровые вазы, люстры".

Осенью все дети пошли в русскую школу № 1 (ныне № 500). Там была организывана швейная мастерская, где инструктором была Элоиса Салуэнья. Учились маленькие граждане далёкой Испании в специальном испанском классе 1-й пушкинской школы под руководством приехавших с детьми учителей Бальбино Гаридо и Цельсо Лопес.

Из воспоминаний Хотиной Гертруды Александровны — учительницы школы № 1 (ныне №500) 1935— 1941гг об обучении испанцев в советской школе:

"В 1937 году в разгар борьбы патриотов Испании с фашистами советские школы, верные интернациональному долгу, гостеприимно открыли двери испанским детям. Наша пушкинская школа была в числе первых, где были организованы классы для испанских детей. В нашей стране испанские дети нашли вторую родину. Мне довелось на первых порах быть завучем в классах  испанских ребят. Позднее меня сменила Евдокия Ивановна Кренева.  Живое участие в судьбах маленьких испанцев принимало не только взрослое население страны, но и дети, видившие,  как взрослые помогали испанским детям привыкнуть к новой стране, жизни, и тоже старались помочь им.

Рассказывает Наталья Петровна Метревелли — научный  сотрудник музея истории Царского Села:

В  те страшные для Испании годы я была совсем ребёнком,  помню, как к нам в город Пушкин прибыла группа испанских детей. Жители нашего города отличались особым гостеприимством   доброжелательностью. Мы, дети, видели, как простые люди рады испанским гостям и тоже по-доброму относились к своим зарубежным ровесникам. Ребята нашего двора  подружились с испанскими детьми, они приходили к нам в гости, мы навещали их. Весело играли на балконе детского дома, выходящем на Пушкинскую улицу. Фамилий подруга не знала, да и они мою,  наверное, тоже не знали — это было для нас не важно, но вот имена моих испанских подруг до сих пор помню отчётливо: Маруха, Клара, Хелен были моими лучшими подругами. В нашу компанию входили  и девочки старшего возраста: Кармен или как мы её называли Карменситами Ханабеба. Мы много фотографировались, старались отвлекать ребят от мыслей об отцах и братьях, оставшихся  защищать родину. А они, чувствуя нашу заботу о них, научили нас вязать т радиционные испанские шапочки. В общении с испанцами проблем с языком не возникало".

Приезд испанцев в г. Пушкине произвёл особенно сильное впечатление на мальчишек — сегодняшних заслуженных  ветеранов войны и почётных граждан нашего города. Рассказывает Юрий Владимирович Леуш: "В город прибыли испанцы. Была организована торжественная встреча испанских детей с пушкинскими ребятами в Доме пионеров. Мы смотрели на них и жутко им завидовали, они были для нас героями — борцами республиканской Испании, а мы пионеры и до сих пор ещё не совершили ничего героического...". Будет время, придётся и этим ребятам встать на защиту своей Родины от немецко-фашистских захватчиков. Многие из ребят, того поколения мечтали совершить что-нибудь героическое во благо своей Родины. Так думали выпускники 1939 года.

Всё это время ребята получали сведения о боях в Испании через пушкинскую газету "Большевистское слово", которая на протяжении 1938 и 1939 годов на последней странице, вкратце описывала итоги боёв. А ребята из школы №1 отмечали линию фронта на самодельной карте.

Из воспоминаний Короткевича Владимира Яковлевича: "...Во время войны в Испании 1936— 1939 годов у нас в классе висела карта Испании, сделанная Петей Бляхером, на которой систематически отмечалась линия фронта. Мы сопереживали испанскому народу в интернациональной борьбе с фашизмом.
В нашем городе жили испанские дети. Мы охотно дружили с испанскими ребятишками, катали их на велосипедах, фотографировали. Часто они приходили к нам в класс, любили посидеть за партами. Были благодарны за дружбу и чуткость".

Как любые дети, испанцы могли быть тихими и послушными ребятами, но если они разбаловались, то их было сложно остановить. А успокаивать их приходилось или воспитателям — испанцам или советским учителям.

Рассказывает учитель Вера Владимировна Гедройц, которая сама сталкивалась с проблемами, возникавшими в процессе воспитания испанских детей:

"В 1939 году муж отслужил в Омске и в августе мы вернулись в Пушкин. Только обустроились, я тут же пошла в РОНО, чтобы устроится на работу. Обратилась к заведующей РОНО -Зырьяновой. Мне предложили место учителя в испанской школе. Я была напугана, так как испанским языком не владела, но меня успокоили, объяснив, что дети живут в городе уже третий год и разговорной речью владеют. Но мне — у них русский язык преподавать! (русский язык и история СССР — были введены для испанских детей, как обязательные, помимо испанского, математики и др.). Программы для обучения испанцев практически ни по одному предмету не было, включая и русский язык, поэтому со второго класса обучались по букварю, а в третьем — по
учебнику второго класса и т. д.".
 

Начался учебный год. Заглянула Вера Владимировна в журнал, а там "4" и "5", начала спрашивать, а ответ н "3" еле — елет янет. Что делать?  Как обучать этаких грамотеев?" — запаниковала учительница. Ребята слов не понимали, привыкли, знания получать "кнутом" от испанских учителей. А в нашей стране в то время к ним относились с пониманием, телесные наказания были исключены.

Особенно ярко в памяти у советской учительницы отразился один из уроков в испанском классе: "Помню: стою, объясняю трудный для восприятия материал, а ученики не только не слушают, но и такой шум подняли, что в соседнем классе испанская учительница — Люсия не выдержала, вбежала в класс, схватила у меня журнал и поддала, как следует "по-испански" своим воспитанникам".

Не  знала Вера Владимировна, что ей делать с непослушными учениками. Она им двойки в тетрадках ставят, а они ей чертенят рисуют! Но смекалка и находчивость удивительного учителя подсказала ей выход из сложившейся ситуации. Однажды, когда весь педагогический состав детского дома не знал, как угомонить разбушевавшихся ребят, Вера Владимировна решила очаровать их поэзией А.С. Пушкина. Обладая удивительным артистическим даром, она читала стихи с выражением и глубоким чувством. Дети слушали, как завороженные, учителя и восклицали: Околдовала!". Так молодая учительница заставила ребят успокоиться и сказала, что будет им читать стихотворения, если они начнут заниматься добросовестно и не будут шалить на уроках.  И случилось чудо! Ребята стали заниматься, делать уроки и в конце года успешно держали экзамен так, что председатель экзаменационной комиссии Панаско Александр Терентьевич-директор школы №1 (ныне № 500), обращаясь к Вере Владимировне Гедройц сказал: "Молодец, вышколила"!

"Сложнее дело обстояло со взрослыми испанцами, так как они не раз опаздывали на уроки или даже на педагогические советы, — с чувством явного недовольства отмечает Вера Владимировна, — и перевоспитать их, как детей было невозможно"!  Вот такое впечатление оставили о себе испанцы в памяти начинающего педагога, будущего лектора.

Чтобы там не было, какие бы трудности не возникали, время шло, дети привыкали к новым местам, новым учителям, второй Родине. Подходил к концу учебный 1940— 1941 год. Весной 1941 года все испанские дети перешли в следующий класс. Но 22 июня 1941 года началась война, а уже 4 июля 1941 года была произведена первая эвакуация. Выехало 7 детских домов с уполномоченным Дмитрием Вячеславовичем Доломановым (директор средней школы № 9) в Ефимовский район, в Михалёвскую школу.

В группу эвакуированных вошли в основном ребята младших возрастов. В августе эвакуированных детей перевезли на станцию Ефимовская, всех разместили на полу, так 7 детских домов жили 11 суток. Было очень тревожное время. Самолёты несколько раз бомбили станцию, но жертв не было. Вскоре группа отправилась в г. Молотовск Кировской области. В конце сентября прибыли на место. Разместились вначале в небольшом помещении, а затем получили два каменных здания.

Из ребят, оставшихся в г. Пушкине, многие уходили на фронт и уже здесь, в Советском Союзе, старались отомстить фашистам за горе, причиненное их соотечественникам. Так, например, каталонец из Аромате — Антонио проник на территорию посёлка Покровское. Узнав, что в бывшем особняке графини Самойловой 16 июля 1943 года высшее командование испанской "голубой дивизии" и немецких частей собирается отметить годовщину со дня мятежа Франко в Испании 1936 года, он сообщил об этом через партизан командованию Ленинградского фронта. В результате артиллерийского обстрела часть гитлеровцев, собравшихся на торжество, была уничтожена (60 человек). Этот случай был красочно описан нашим пушкинским писателем Леушем IВладимиром Яковлевичем в документальной повести "Явка с повинной" в газете "Вперёд" (ныне "Царскосельская газета") за 1975 год сентябрь — октябрь месяц. Однако остаются и такие моменты истории, связанные с подвигами испанцев, которые остаются неизвестными.

Испанские бойцы смело сражались за свою вторую родину, И в то время, когда у них на родине была установлена жестокая фашистская диктатура Франко.

Сейчас между Россией и Испанией установлены весьма теплые дипломатические отношения:

Цветы из Валенсии были вручены Владимиру Васильевичу Пузейкину испанцем Ларио Санчес Хуан. Вместе они громили  фашистов в небе Испании, а во время второй мировой войны крылом к крылу сражались в небе Сталинграда". Ларио Санчес воевал в авиаполку, которым командовал В.В. Пузейкин.  Около четырёхсот испанцев, представителей Ассоциации летчиков —ветеранов, были гостями Советского комитета ветеранов войны и среди них Ларио Санчес.
"В грозную для моей родины пору, — вспоминал он, — ей пришли на помощь бойцы интернациональных бригад. Около 3000 советских добровольцев сражались в Испании, каждый пятый из них поогиб".

И мы помним о них. Немаловажным событием в грудничестве между двумя странами стало подписание соглашение о мире:

"В г. Пушкине состоялась рабочая встреча с испанской делегацией, в результате которой была подписана декларация "Мир без войн в 2000 году" главой города Пушкина Ю.П.Никифоровым и Рафаэлем дела Рубиа — руководителем  коммунистического движения


Источники:

  • Статья Татьяны Жандаревой, ученицы 406 лицея из сборника- Отечество нам Царское Село. Фрагменты докладов учащихся школ Пушкина на районных и городских историко-краеведческих чтениях 1998 - 1999 гг. Вып. 2, г.Пушкин, 1999, 119с.
  • Елена Висенс. Неизвестная правда об испанских детях в СССР
Рейтинг: +1 Голосов: 1 8170 просмотров
Комментарии (2)
katerina # 26 февраля 2010 в 13:40 0
katerina # 26 февраля 2010 в 13:50 0