Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

1906. Триумфальная победа царскосельских либералов

Предвыборная жизнь Петербургской губернии начала прошлого века была не слишком богатой на печатную продукцию. Сказывались отсутствие политического опыта и традиций выборного процесса, давление местных властей и слабость «общественных сил» на местах.

Тем любопытнее и ценнее для нас сегодня немногие предвыборные газеты, издававшиеся тогда. Например, «Царскосельский предвыборный листок», выходивший в 1906-1907 годах. Он адресовался избирателям Царскосельского уезда — одного из восьми уездов тогдашней Петербургской губернии. К ним среди прочих относились и городские жители Гатчины, Павловска, Царского Села и Колпино.

Первый номер «Царскосельского предвыборного листка» вышел 19 февраля 1906 года. Газета заявила о себе как о неофициальном органе Царскосельского комитета партии «Народной свободы», то есть партии конституционных демократов (сокращенно — кадетов). Редактором-издателем газеты стал член Царскосельского комитета кадетской партии Андрей Константинович Гольм.

Газета ориентировалась на предстоящие выборы Государственной думы и пропагандировала умеренно-либеральную идеологию, исповедуемую кадетской партией. Дату выхода первого номера выбрали не случайно: редакция подчеркивала, что газета начинает свой выпуск в 45-ю годовщину объявления манифеста об отмене крепостного рабства.

«Собраний предвыборных было очень мало, — отмечалось в редакционной статье первого номера, — других собраний, где отдельные партии могли бы объединять население, не разрешает администрация; и вот, чтобы хоть несколько посодействовать населению Царскосельского уезда в его трудной задаче разобраться в предвыборных вопросах, мы и решили выпускать настоящее издание».

«Жизнь уезда не богата событиями, — говорилось далее, -и все то сложное, великое, что совершается теперь во всей России, отражается у нас мелкими, иногда даже на первый взгляд малозначительными явлениями. Вот почему мы в своих статьях не будем ограничиваться только одними выборами, но по возможности будем затрагивать все явления нашей уездной жизни. Политической программой нашего издания является программа партии „Народной свободы"».

На страницах газеты публиковались сведения о предвыборной деятельности на территории Царскосельского и других уездов Петербургской губернии, связанных с деятельностью кадетской партии, — собраниях избирателей в Царском Селе, Гатчине, в уездных деревнях и селах, бурных дискуссиях на политические темы.

К примеру, сообщалось, что 14 февраля 1906 года в селе Рождествено с разрешения губернатора хозяин местной усадьбы Владимир Дмитриевич Набоков (отец будущего знаменитого русского писателя) устроил собрание крестьян по политическим вопросам.

«Собрание привлекло очень много интересующихся, — говорилось в отчете о состоявшемся мероприятии. — Следует пожелать, чтобы устройство таких собраний не встречало препятствий со стороны администрации и в других частях уезда, тем более что интерес к таким собраниям со стороны крестьян несомненен». А вот в селе Копорье Петергофского уезда выборы уполномоченных от волости не состоялись из-за отказа крестьян принимать в них участие. «Любопытно, что в этой волости находится имение петербургского губернатора Зиновьева».

Чем ближе приближались выборы, тем жарче разгорались политические страсти. Сознательные и политически подкованные граждане, главным образом представители городской интеллигенции, собирались на предвыборные собрания, а огромное большинство уездного населения, мало понимавшее в партийной борьбе, слабо представляло себе суть происходившего.

«Время выборов приближается, а между тем далеко не всякий избиратель может похвастаться тем, что он знает, за кого ему подавать голос, кто является наиболее желательным, по его мнению, кандидатом в выборщики, — говорилось на страницах „Царскосельского предвыборного листка" в марте 1906 года. — Что делать такому избирателю? Ответ один — избирать партийных кандидатов… Беспартийному избирателю, не имеющему на примете подходящего кандидата, следует подавать голос за кандидатов тех партий, программам которых он более или менее сочувствует».

Политическая предвыборная борьба в городах Царскосельского уезда сводилась к ожесточенной полемике между кадетами, октябристами и монархистами-националистами, представлявшими черносотенный «Союз русского народа». Кадеты относили себя к политическому центру, считая своими союзниками «Союз 17 октября», партию правового порядка и «Всероссийский торгово-промышленный союз». Однако, если октябристы и «правовики» были готовы идти в Думе на компромиссы с правительством, то партия кадетов и Всероссийский торгово-промышленный союз обещали прежде всего требовать в Государственной думе «осуществления гарантий свободы».

Кадеты заявляли о необходимости парламентаризма и конституционного строя в России и о необходимости ответственности министров перед Думой. «Партия „Народной свободы" добивается осуществления своих политических требований исключительно путем мирной борьбы, путем убеждения и слова, — заявляли агитаторы. — Она стоит за единую, нераздельную, мирную и свободную Русь. Россия должна быть свободна и весь народ свободным. Вот знамя, под которым идет партия „Народной свободы". Всякий закон в Думе партия будет проводить лишь постольку, поскольку он не будет противоречить свободе».

Оппоненты обвиняли кадетов в двух «смертных грехах» республиканстве и федерализме. «Народ не знает, что такое республика, народ знает царя-батюшку, он за него стоит, а мы, как партия народная, стоим за того же царя», — отвечали кадеты. Что же касается федерализма, то, по словам кадетов, автономия, за которую стоит партия «Народной свободы», не грозит распадом России и отпадением от нее каких-либо частей, чем пугали избирателей крайне правые и националисты.

«Если избиратель думает, что только народное представительство, обладающее законодательной властью, может вывести нашу истерзанную, окровавленную, разоренную родину на путь мирного развития и прогресса, — витиевато говорилось в программном заявлении Царскосельского комитета кадетской партии, — если он понял, что узы любви сильнее уз насилия и что только этими узами можно связать воедино разнородные нации и племена государства, то пусть он отдаст свой голос кандидатам партии „Народной свободы"».

Когда до выборов оставалось совсем немного времени, газета констатировала, что ситуация с первыми в истории России парламентскими выборами крайне неблагополучная. С разных концов страны приходили сообщения, что выборный процесс подавляется, как принято говорить сегодня, «административным ресурсом» либо бойкотируется несознательным местным населением.

Где-то выбирался сельский старшина, холопски подчиненный начальству и не способный стоять на страже народных интересов; в другом месте земский начальник требовал выбрать удобных и желаемых ему кандидатов; в третьем аресту подвергался выбранный «интеллигентный» крестьянин-представитель; в четвертом граждане сами бойкотируют выборы; в пятом администрация вознамерилась лишить население выборного права, и т.д. и т.п.

«Жгучая горечь закрадывается в душу, — резюмировал обозреватель „Царскосельского предвыборного листка". — Этого ли мучительно ждет наболевшее русское сердце? Этого ли ждет изнывшая, задохнувшаяся в бюрократических тисках, в бездне беззакония и бесправия наша дорогая, многострадальная родина?».

Как известно, тогдашние выборы в Государственную думу являлись невсеобщими и многоступенчатыми. Стать избирателем можно было только с 25 лет. Закон устанавливал около полутора десятков категорий граждан, не допускаемых к выборам. Прежде всего к ним относились лица женского пола. Исключение состав¬ляли владелицы недвижимости: им разрешалось доверить право выбирать своим мужьям и сыновьям. «Лишенцами» были также учащиеся учебных заведений, воинские чины, «бродячие инородцы», иностранные подданные и т.д. Не могли участвовать в выборах губернаторы и вице-губернаторы, градоначальники и их помощники (но только в пределах подведомственных им местностей), а также чины полиции там, где производились выборы.

Депутатов Думы избирали не прямо, а через выборщиков. Исключение составляли только пять самых крупных городов империи: Петербург, Москва, Одесса, Рига и Киев. Все населе¬ние на выборы делилось на пять групп, или курий: землевладельцев, крестьян, рабочих и две категории горожан (более и менее состоятельных).

Каждая из этих курий избирала своих выборщиков отдельно на своих избирательных съездах. На съезды делегировались либо непосредственно избиратели (тогда выборы были двухступенчатыми), либо уполномоченные от избирателей (тогда выборы становились трехступенчатыми). Для каждой губернии существовала особая «разнарядка»: сколько выборщиков должна избрать каждая курия. Большинство их приходилось на землевладельцев.

Процесс избрания выборщиков (без тавтологии не обойтись. — С. Г.) проходил следующим образом. Не позже чем за неделю до выборов управа рассылала каждому избирателю через полицию особое именное объявление о времени и месте выборов и два конверта. Голосование проходило путем подачи записки, в ней избиратель писал имя своего кандидата из избирательного списка (разумеется, без своей подписи — выборы тайные). Записку можно было написать или заблаговременно дома, или в помещении выборов — в особой отведенной для этой цели комнате. Затем записка вкладывалась в присланный управой конверт, запечатывалась и вместе с именным объявлением подавалась председателю избирательной комиссии, он лично тут же опускал конверт в особый ящик. 

Голоса подсчитывались на следующий день. Избранным считался тот, кто получил голосов больше всех, но не менее половины из всех поданных. Если же таковых не выявлялось, то назначались новые выборы, и теперь уже избранным становился тот, кто набрал простое большинство. (Кстати, именно для дополнительных выборов и предназначался второй конверт.)

Выборщики от каждого уезда избирались тремя избирательными съездами — городских избирателей, землевладельцев и уполномоченных от волостей.

Избранные таким образом выборщики от всех съездов в каждой губернии собирались в назначенный день в губернское избирательное собрание, оно и избирало установленное для каждой губернии число депутатов в Думу.

Губернское избирательное собрание состояло из 47 выборщиков, присланных от каждого из уездов Петербургской губернии:

  • от Лужского уезда — семь,
  • от Новоладожского — пять,
  • от Петербургского — четыре,
  • от Гдовского — восемь,
  • от Петергофского — семь,
  • от Царскосельского — восемь,
  • от Шлиссельбургского — четыре
  • от Ямбургского — четыре.

К этому числу необходимо еще прибавить несколько человек из 24 выборщиков от рабочих Петербургской губернии и Петербурга. Сначала посредством подачи записок намечались кандидаты, а затем проводилась «баллотировка шарами». Квота депутатов в Думу от Санкт-Петербурга — 6 человек, от Петербургской губернии — 3 человека.

В марте 1906 года в Царском Селе состоялось избрание выборщиков в Думу по городскому съезду Царскосельского уезда, то есть от четырех городов — Гатчины, Царского Села, Колпино и Павловска.

Кадетская партия выставила четырех кандидатов — всех их хорошо знала губернская интеллигенция, а двое из кандидатов были выпусниками Императорской Николаевской Царскосельской мужской гимназии, а один — отцом выпускника:

  1. Юлий Михайлович Антоновский, выходец из старинной дворянской семьи, жил в Царском Селе двенадцать лет. Он работал мировым судьей, также был автором и переводчиком ряда философских сочинений.
  2. Жителем Царского Села являлся и домовладелец Владимир Александрович Головань — историк и преподаватель, выпускник Николаевской гимназии 1888 года.
  3. Земский врач Николай Андреевич Колпаков происходил из крестьян. Он закончил Николаевскую гимназию в 1885 году, а затем Императорскую Военно-Медицинскую академию.
  4. Четвертый кандидат от кадетов, Николай Сергеевич Холин, также происходил из крестьян. За его плечами остались Николаевская гимназия, которую он закончил вместе с В. Голованем в 1888 году,  и Петербургский университет. На момент выборов он учительствовал на бесплатных курсах Технического общества для рабочих и состоял распорядителем правления Царскосельского взаимно-страхового общества.


По словам очевидцев, к Царскосельской ратуше, где проходили выборы, избиратели-царскоселы приходили больше поодиночке, а вот гатчинцы и колпинцы шли большими группами. Служащих Гатчинской императорской охоты «мобилизовало» на выборы гатчинское отделение партии правового порядка, обеспечив их перевозку на казенных лошадях.

 

 

«Выборы тащили на свет Божий людей из самых медвежьих уголков, — писал обозреватель „Царскосельского предвыборного листка". — К ратуше подъезжали люди в санях самой необыкновенной формы, прямо „времен очаковских и покоренья Крыма". Закутанные так, как будто приехали с Северного полюса., явились жители отдаленных мест Царскосельского уезда, где не было железных дорог и откуда добраться можно было только на лошадях, а газеты приходили лишь раз в неделю».

У входа в ратушу избирателей встречали партийные агитаторы. Они работали и на улице, и в вестибюле, где за одним общим столом уселись по одному представителю от четырех партий — «Народной свободы», «Союза русского народа», «Союза 17 октября» и «Торгово-промьппленного союза». Как Только появлялся избиратель, всем своим видом обнаруживавший, что он еще колеблется и его бюллетень еще не заполнен, представитель каждой партии торопился вручить ему напечатанный бюллетень, громко провозглашая название своей партии. Председательствовал за этим столом царскосельский полицмейстер. Взрывы хохота, доносившиеся нередко из-за стола, свидетельствовали, что соединить, казалось бы, несоединимое — объединить за одним столом различные партии -все-таки можно.

В девять часов вечера выборы закончились. Вес бюллетени и другие выборные документы запечатали в пакеты и вместе с ящиками сдали на хранение полиции. Наряд из сорока городовых охранял их в течение всей ночи. На другой день ящики вскрыли. Подсчет проводился гласно, в присутствии избирателей, пожелавших наблюдать за процессом. Правда, любопытных набралось немного — человек пятнадцать-двадцать.

Итоги выборов стали сенсацией. К удивлению одних и удовлетворению других, триумфальную победу одержали либералы — кандидаты, выставленные кадетской партией. «Свершилось! — восклицал вскоре после выборов „Царскосельский предвыборный листок". — Победу партии „Народной свободы" предсказывали многие, но размеры ее поразили даже самых смелых оптимистов. Абсолютное большинство у конституционных демократов, ничтожное число голосов у столпов всех правых партий — все это для большинства царскоселов полная неожиданность».

Кандидатов от кадетской партии Холина, Антоновского, Колпакова и Голованя торжественно провозгласили выборщиками от Царскосельского городского съезда.

Либерально-антиправительственные настроения, характерные тогда для значительной части российского населения, стали большой неожиданностью и для властей. Не случайно первая Государственная дума, в которой были очень сильны оппозиционные настроения, просуществовала всего только несколько месяцев: царю не понравился подобный «глас народа», и он распустил парламент. Однако вторая Дума оказалось настроена еще более решительно... 

 

Источник:

  1. Сергей Глезеров: Предместья Санкт-Петербурга. Быт и нравы начала ХХ века. Серия: Санкт-Петербургу — 300 лет. М.: Центрполиграф, 2009 г.  576 с. (Офсет)
  2. Материалы Музея Николаевской гимназии
Рейтинг: +1 Голосов: 1 2358 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!