Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Николаенко Евдокия Ивановна (1899-1960)

 

С 1929 года жила в Пушкине и работала старшим научным сотрудником в Пушкинских лабораториях ВИРа. Защитила диссертацию, одним из оппонентов которой был сам Н. И. Вавилов. После ареста Вавилова и реорганизации института осенью 1940 г. в числе других ученых Евдокия Ивановна вынуждена была покинуть институт. Подготовленные ею к печати перед войной монографии «К генетике иммунитета пшениц к мучнистой росе» и «Распределение иммунитета среди рода Triticum», к сожалению, остались неопубликованными.

В августе 1941 г. она принимала участие в эвакуации в Ленинград коллекций Пушкинской станции ВИР, но сама не сумела эвакуироваться и осталась с семьей в оккупированном Пушкине. Трагично сложилась ее судьба. Война принесла ей много горя и страданий.

Ее мужу, Переверзеву Михаилу Ивановичу, крупному специалисту по строительству железных дорог, немцы предложили сотрудничать с ними, но он отказался от этого предложения и был помещен в концлагерь под Гатчиной. Вскоре он был там убит при попытке к бегству.

У Евдокии Ивановны остались на попечении больная старшая сестра и две маленькие дочери. Вместе с другими оставшимися в городе сотрудниками она работает в Пушкинских лабораториях с образцами только что убранных посевов.

Весной 1942 г. оккупационные власти приняли решение об эвакуации коллекции зерновых, книг и оборудования лабораторий в немецкий тыл, сначала в Эстонию, а затем Латвию. В числе сопровождавших была и Евдокия Ивановна, которая отвечала за сохранность коллекций пшениц.

В эстонском городе Тарту Евдокия Ивановна осуществила давно задуманный план спасения коллекции. Она разделила каждый образец пополам и половину образцов отдала на хранение Клавдии Николаевне Бежаницкой, известной в Эстонии врачу-фтизиатору, лечившей детей Николаенко. Дубликаты образцов Евдокия Ивановна переносила к Бежаницкой по частям. При этом общее количество образцов оставалось прежним и, несмотря на частые проверки, обман не был обнаружен.

Осенью 1943 г. оборудование, коллекции и обслуживающий персонал были перевезены немцами в Латвию. Там, в хозяйстве «Большая Меэнитне» под Ригой коллекций были высеяны. Весной, после завершения полевых работ, Евдокия Ивановна бежала. Несколько месяцев она вместе с сестрой и детьми пряталась в лесу, странствовала по деревням. Латыши кормили и давали им ночлег. В сентябре 1944 г., после освобождения Латвии, она вернулась в хозяйство, где на опытном поле, были возобновлены работы. Урожай высеянных культур — овса, ячменя и пшеницы — был собран и передан уже советскому руководству станции. По результатам наблюдений за посевами Евдокия Ивановна составила отчет, в котором показала селекционную ценность собранных зерновых и их пригодность для возделывания в условиях Латвии.

После войны Е. И. Николаенко работала на Тирайненской опытной станции по освоению песчаных почв. Там, в октябре 1945 г. она по оговору сослуживцев была арестована за сотрудничество с оккупантами и решением Военного трибунала приговорена к 20 годам лишения свободы.

Ее детей и сестру взяла в свою семью К. Н. Бежаницкая. Образцы пшениц все еще лежали в ящике ее письменного стола. Клавдия Николаевна написала в ВИР о судьбе Николаенко и хранившихся у нее образцах. Но, несмотря на письма и телеграммы, за ними никто так и не приехал. Неприятности поджидали и саму Клавдию Николаевну.

Весной 1949 г. ее вместе с родными Евдокии Ивановны, как «семью эстонских националистов», выслали в Сибирь. Как стало известно, коллекция, спасенная Е. И. Николаенко, была рассыпана при аресте Бежаницкой сотрудниками НКВД.

Евдокия Ивановна была реабилитирована только в 1956 году, но к этому времени она была уже полным инвалидом. Она с трудом нашла детей и прожила остаток дней в Сибири. Лишь в 1960 году ей удалось выбраться из глухого сибирского поселения. В Ленинград она уже никогда не попала, но следила за событиями в институте и скучала по своей работе.

Она с горечью писала К. Н. Бежаницкой: «Был бы жив Николай Иванович, мы бы с Вами были действительно героями, а сейчас нет энтузиастов вировской работы, а потому наша с Вами работа осталась и останется в тени».
 

Источник:

  • Цыпин В.М. Город Пушкин в годы войны.-СПб.: Genio Loci.,2010
Рейтинг: 0 Голосов: 0 3245 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!